Примерное время чтения: 12 минут
99

Капитальная «липа»: светит ли хрущёвкам скорый капремонт?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 4. АиФ-Черноземье 25/01/2023
Станислав Ломакин / АиФ

В конце прошлого года область расписалась в неспособности выполнить программу капитального ремонта и просто заменила её на новую. При этом для многих домов теперь не указаны сроки работ. И речь вовсе не о новостройках, а о хрущёвках, которые к сегодняшнему дню уже должны были быть отремонтированы.

Чем чиновники объясняют «отъём» денег у населения? И сколько простоит новая пирамида? 

«Что получилось, то получилось»

В суде Центрального района идёт процесс, который может стать своего рода прецедентом. Собственники квартир дома № 39 по ул. Баррикадной в микрорайоне ВАИ судятся с областным фондом капитального ремонта.

Согласно благополучно почившей региональной программе, с 2020 по 2022-й в изрядно обветшавшей пятиэтажке 1971 года постройки должны были быть отремонтированы крыша, фасад, фундамент, подвал, водопровод, системы электро- и теплоснабжения. Ничего из этого жильцы так и не дождались, причём фонд теперь пытается доказать, что в трёхлетнем плане работ здания вовсе не было.

Как уже писал «АиФ-Черноземье» (см. № 3 от 18.01.2022 г.), региональная программа капремонта на 2014–2044 годы была заменена новой – на 2023–2052 годы. По всем периодам в новом документе у дома – пустое место: никакие работы там больше не запланированы, при этом обязанность платить взносы с собственников никто не снимал.

И это отнюдь не исключение: таких же старых домов, которые оставили без планов на цивилизованную жизнь, в новой программе – множество. И чиновники без тени смущения уверяют, что капитальный ремонт в ближайшие 30 лет этим домам не нужен. Такой, мол, вывод сделала комиссия, проводившая техобследование. При этом, к примеру, жильцы того же 39-го дома уверяют, что никакую комиссию никогда не видели.

«Мы обследовали 9086 домов, – рассказал руководитель областного департамента ЖКХ и энергетики Максим Зацепин. – Объективно скажу: когда формировалась старая программа, никто дома в глаза не видел и не выезжал на место. Ну, сформировали, как сформировали. Компьютер посчитал межремонтные сроки, сбросил большинство домов в ближайшую шестилетку. Что получилось, то получилось. Мы актуализировали программу, привели всё к той сумме, которую реально собираем».

Имена тех, у кого «что получилось, то получилось», почему-то не звучат. Между тем в 2012–2014 гг. – а новая схема капремонта обсуждалась, по меньшей мере, два года – департамент ЖКХ возглавлял нынешний мэр Вадим Кстенин.

Кровли и лифты в приоритете

Не звучит и никакой критики самого фонда. Напротив, подчёркивается, что он начал зарабатывать деньги и привлекать средства из федерального бюджета. При этом в ближайшие три года средства будут тратиться на дома, которым ремонт особенно необходим: речь, прежде всего, идёт о восстановлении кровель, замене неработающих и аварийных лифтов.

Уже в этом году планируется отремонтировать 993 лифта в 280 домах, 71 систему электроснабжения, 63 кровли, 60 систем холодного водо- и 53 – теплоснабжения, 50 – водоотведения, 25 фасадов, 16 фундаментов и т. д.

Кроме того, техобследование позволило определить дома в аварийном и предаварийном состоянии. В будущем их предполагается расселить.

Ещё одна проблема – аварийные балконы, которые в последние годы падают с пугающей регулярностью. Проблема актуальна для 306 домов области. Через прокуратуру и Госжилинспекцию фонд старается заставить управляющие компании выполнять свои обязанности – отремонтировать балконные плиты.

Доверять ли новым срокам?

По словам Максима Зацепина, к 2022 году в стране 65 регионов расписались в гарантированно неисполнимых программах. Так что дело, очевидно, в порочности схемы как таковой. Насколько же те, кому всё-таки определили новые сроки ремонта, могут им доверять? Должностные лица говорят об этом очень аккуратно. Но вывод напрашивается сам собой: иллюзий питать не нужно.

«У программы есть жизненный цикл, – объясняет глава департамента. – Фонд капремонта существует уже практически десять лет. Цена на материалы обгоняет предельную стоимость ремонта. Новая программа выверена – у нас на каждый дом есть паспорт с фото- и видеофиксацией, процентом износа всех элементов. Но всё равно через 15–20 лет она тоже будет актуализироваться».

И дело не только в дырявом «общем котле». Система спецсчетов тоже оказалась несовершенна. Есть дома, которые потратили деньги прежде, чем наступила пора менять лифты. Собственники принимают решение платить в общий котёл. Отказать им фонд капремонта не имеет права, а оборудование нужно обновлять срочно, ведь речь идёт о жизни и здоровье людей.

Как объяснили в департаменте, эти работа не будет идти за счёт жителей других домов: на неё зарезервирована ежегодная субсидия в 450 млн руб., которую выделяет фонду областной бюджет.

Красиво, но дорого

Планируется усилить работу с УК. Ведь у них свой интерес: можно не делать вовремя текущий ремонт, рассчитывая на будущий капитальный, а деньги с первой строки тратить на более приятные для себя цели.

Иногда достаточно положить одну латку, чтобы предот­вратить разрушение кровли, но коммунальщики предпочитают дождаться, пока вся кровля не придёт в негодность от осадков и морозов. Тем временем жильцы страдают от плесени, трескаются фасады, без сточных труб ломается отмостка, а дальше начинает сыреть подвал.

Ещё одно тонкое место – памятники архитектуры. Их нужно не только ремонтировать, но и реставрировать. Затраты вырастают примерно втрое: дешевле расселить. Конечно, это лицо Воронежа и других исторических городов области. Но справедливо ли сохранять его за счёт остальных жителей региона?

«Это наша боль, – сокрушается глава департамента ЖКХ. – По-человечески жалко бабушек, которые там живут. Да мы б лучше построили им три новых дома, чем ремонтировать этот четырёхквартирный «курятник»! Мы выступили с инициативой, чтобы на восстановление объектов культурного наследия выделяли федеральные или региональные деньги. Спору нет, всё это красиво. Но очень дорого».

В фонде капремонта заверяют, что договоры на реставрацию, заключённые в прошлом году, будут исполнены. Но в новой программе у домов-памятников нет никаких привилегий: всё зависит от того, как определила их состояние проводившая техобследование комиссия.

Почему дома в упадке?

Председатель общественного совета по вопросам ЖКХ при мэре Воронежа Лариса Тулинова:

«Новая программа некорректна – возможно, она была опубликована в большой спешке. В ней не всё понятно. Я думаю, в ближайшее время она будет исправлена. К примеру, мой дом там отнесён на 2037–2039 годы. Ему будет под 80 лет. Какой капремонт? Его уже сносить нужно будет. Нельзя пятидесяти-, шестидесятилетним домам ставить такие сроки.

Но я согласна с фондом в том, что УК часто доводят дома до такого состояния, что им становится необходим капремонт. Ведь нужно следить за домами, делать весенние и осенние осмотры. У нас их, как правило, не бывает. Поэтому текут крыши и подвалы.

Мы специально собираем деньги на текущий ремонт и содержание жилья. Может быть, как считает УК, они небольшие, но житель отдаёт их из своего кармана и вправе рассчитывать, что услуга будет оказана в полном объёме. УК должна следить за состоянием дома. Потекла труба – почему не отремонтировать её сразу? Если бы аварии устранялись быстро, дома бы не были в таком упадке. И, возможно, им бы и не понадобился капремонт».

Непрофессиональная работа

Председатель совета дома № 3 по улице Беляевой Светлана Грищенко:

«Новая редакция программы кап­ремонта, краткосрочные планы с «нулями» – это результат непрофессиональной работы. Опубликовать такой документ – позор для наших чиновников. Можно обратиться к региональному законодательству. Есть 557-е постановление правительства области: там чётко сказано, что краткосрочные планы утверждаются для выполнения региональной программы. Они должны содержать адрес, общую площадь, виды работ, месяц и год их окончания, объём финансирования.

Спрашивается: если вы утверждаете краткосрочный план, зачем передирать из региональной программы четыре с лишним тысячи домов, когда вы собираетесь ремонтировать около 2,5 тысячи? Зачем указывать «пустые» дома, которые не собираетесь брать в работу? Логики я не вижу. Ко мне обращаются очень многие жители, спрашивают, как быть в этой ситуации. Надеемся на другой вариант редакции.

Мой дом прошёл капремонт, но не до конца: не выполнен ремонт внутридомового газового оборудования и фундамента. К сожалению, в новой региональной программе там тоже стоят «нули». А в следующем году дому исполняется 60 лет. Почему в старой программе эти работы были, а в новой пропали?»

Пройдём всё ножками

Директор фонда капитального ремонта Воронежской области Олег Тепляков:

«В 2022 году было выполнено 1858 видов работ в 436 домах на общую сумму 3,421 млрд рублей. В том числе были заменены 206 лифтов в 72 домах. Собираемость взносов на капремонт имела положительную динамику и составила 100,8%. Это достигнуто за счёт претензионной деятельности: в 2022 году нами было подано 13 616 заявлений о взыскании задолженности с неплательщиков на общую сумму 319 млн руб.

На базе фонда с этого года создан проектный отдел. Какие плюсы это даст? Во-первых, мы постараемся исключить все возможные ошибки. Проектировщики, которые работали по контракту, как правило, делали проекты по справкам БТИ и не учитывали многие аспекты. Теперь сотрудники будут проходить ножками все дома и формировать проект на базе увиденного. Это позволит оценить скрытые дефекты.

Во-вторых, ускорится процесс выхода проектов, а значит, капитальный ремонт будет проходить быстрее. Раньше затраты на проекты составляли от 50 до 100 млн руб. в зависимости от года. Разработка проектов на базе фонда сэкономит деньги, которые будут тратиться на дома жителей. Это позволит дополнительно делать примерно 15 кровель в год.

В 2022 году мы провели 217 электронных аукционов на общую сумму 3,810 млн рублей. Среднее снижение начальной цены составило 7%, что высвободило около 270 миллионов для работ в будущие периоды. Это примерная стоимость замены 70 лифтов. Также в прошлом году было принято решение о размещении денежных средств из общего котла: в результате мы получили доход 194 млн руб., которые тоже будут потрачены на ремонт домов.

От фонда содействия реформированию ЖКХ мы получили 107 млн руб. на замену лифтового оборудования и 31 миллион – на энергоэффективный капремонт. От региона мы получили 1,350 млн рублей».

Вы кого поощряете?

Председатель совета дома № 9 по ул. Заполярной Андриан Угрюмов:

«Для чего было сделано техническое обследование зданий? Только с одной целью: отодвинуть все дома на более поздние сроки. Потому что нет финансирования. Но, ребята, кто должен за ним следить? Департамент. Тогда надо спрашивать с него, привлекать виновных. Но никто за это не ответит. Отвечать будут только собственники.

На 2020–2023 гг. в региональной программе был запланирован ремонт 4,8 тыс. домов. И это с учётом очень большого предельного срока. В Советском Союзе средний ремонт делался через 20, а капитальный – через 25 лет. Они установили около 30 лет, а теперь – ещё больше. И объясняют: не нужно ремонтировать, дом – в хорошем состоянии. А что это значит? Мы, собственники, заключаем договор с УК, вкладываем деньги по первой строке, платим целевые сборы, закрываем прорехи, чтобы не жить в аварийном доме. А теперь приходит представитель фонда капремонта, проводит без нашего присутствия какое-то там обследование и заявляет: ваш дом подождёт.

Получается, собственники, которые следили за домом, вкладывали в него деньги, проигрывают, а те, кто относились к своему жилью безоб­разно – в выигрыше. Первому дому переносят сроки, а второй ремонтируют. Вы кого поощряете? Аморфных жителей. Отдаёте им наши деньги».

Фото: АиФ

 

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно



Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах