aif.ru counter
143

Пациент или узник? Суд вернул воронежца в психдиспансер, но ненадолго

14 января в Воронеже завершился громкий судебный процесс: Сергей Фатенков, прославившийся на всю страну репортажами из психоневрологического интерната, оспаривал вердикт суда о своей принудительной госпитализации. Результат неоднозначный: мужчину, скорее всего, выпустят по решению врачей, но юридически он проиграл. При этом система лечения психически больных людей в очередной раз стала объектом жарких споров.

Репортажи из лечебницы

В ноябре житель Воронежской области Сергей Фатенков прославился на всю страну благодаря своим видеохроникам жизни в интернате посёлка Бор, что в Рамонском районе. Началось серьёзное разбирательство. Учреждение проверила прокуратура, руководство интерната пригласило журналистов. В ПНИ побывала делегация проекта Общероссийского народного фронта «Регион заботы», в том числе известная правозащитница Нюта Федермессер, которая занимается развитием паллиативной помощи.

Впрочем, в изложении персонала учреждения все выглядело немного иначе. Многие больные сами не хотят чистить зубы, могут лечь на землю – за всеми не уследишь. Денег на ремонт не выделяется, а расселение переполненного интерната – пока только в планах. Кроме того, сам Сергей добровольно согласился на лечение в ПНИ - он дееспособен - и первое время не жаловался.

После скандала мать забрала Сергея из интерната. Но вскоре он вновь оказался в стенах учреждения – был помещён по решению суда на принудительное лечение в психоневрологический диспансер в Тенистом. ОНФ опять вмешался в ситуацию, а Сергей оспорил судебное решение.

Встал вопрос о будущем человека, ведь решение суда не устанавливало срок госпитализации и давало больнице право лечить Сергея столько, сколько нужно.

14 января стало ясно, что надежда на областной суд не оправдалась: апелляция удовлетворена не была. Пациенту придётся вернуться в больницу.

Помог скандал?

Главная сложность в том, что эта история связана с семейными отношениями.

«Всё решение суда построено на обвинительной позиции мамы, - считает адвокат Сергея Дмитрий Бартенев. – Как мы полагаем, она сообщила врачам информацию, которую те не проверили. Перестраховываясь, больница и суд решили, что для Сергея лучше находиться в психиатрическом стационаре. На наш взгляд, это неправильное решение, поскольку речь идёт о лишении человека свободы. Врачами не были предприняты никакие альтернативные меры. 22 ноября Сергей добровольно пришёл в диспансер, чтобы получить психиатрическую помощь, а вместо этого человека связали и направили в стационар».

И всё же Сергей, скорее всего, покинет Тенистый. Как выяснилось уже на судебном заседании, врачи в ближайшее время собираются выписать скандального пациента. Связано ли это с громким разбирательством или объясняется тем, что мужчина пошёл на поправку, сказать трудно.

«Сегодняшнее заседание помогло больнице понять, насколько серьёзно внимание к ситуации Сергея, насколько важным является это дело», - полагает защитник.

Станет ли эта история примером борьбы за свои права?

«К сожалению, в ситуации принудительной госпитализации очень сложно что-то предпринять, - констатирует Дмитрий Бартенев. – У пациента изымают телефон, он не может ни с кем связаться и полностью зависит от администрации стационара. С 1992 года в законе о психиатрической помощи предусмотрено наличие службы защиты прав пациентов, но государство до сих пор не создало такой орган».

Стыдно и страшно

Естественно, можно понять и позицию матери. И всё же, каково реальное состояние Сергея Фатенкова? Позиция специалистов далеко не однозначна.

«На мой взгляд, это неверное решение: в момент госпитализации Сергей не представлял реальной опасности ни для себя, ни для окружающих, - считает эксперт проекта «Регион заботы», врач-психиатр Надежда Соловьёва. – По закону о психиатрической помощи человек имеет право получать её в наименее ограничивающих условиях. Сергею не предоставили амбулаторную помощь, а сразу госпитализировали только на основании мнения мамы. Никакой симптоматики, свидетельствующей о возможной агрессии, не было и нет до сих пор. Но в больнице считают, что он опасен».

Есть ли выход? И какова альтернатива заточению в лечебнице?

«Сергей попал в поле зрения психиатров в 2016 году, - говорит врач. – Ничего, кроме медикаментозной терапии, он не получал. А ведь по стандартам, ему должно было быть оказано и психосоциальное лечение. Одними лекарствами с болезнью не справиться. Это колоссальная катастрофа нашей психиатрии. Сергею можно предложить разные формы сопровождаемого проживания. Он не останется без помощи».

Однозначно встать на чью-либо сторону в этой непростой ситуации невозможно. Как найти равновесие между гуманным отношением к больному и теми, кто его окружает? Чёткого ответа на этот вопрос до сих пор нет.

«Это проблема не Сергея и его мамы, а стигмы в отношении психических расстройств, - считает Надежда Соловьёва. – К психиатру мы не обращаемся, потому что боимся, и попадаем в больницу уже недобровольно. Мы не хотим, чтобы знали, что мы больны, - это стыдно и страшно».

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно



Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах