aif.ru counter
189

Фонтаны из-под земли. Когда в Воронеже решат проблему с ливневками

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 38. АиФ-Черноземье 18/09/2019
Сообщество "Типичный Воронеж"

Город-миллионник — сложнейшая инженерная система, которая требует постоянного профессионального ухода, иначе происходят такие случаи, как на ул. Перевёрткина в Воронеже, где после дождя бьют фонтаны из колодцев бытовой канализации.

Вонючее «озеро»

После каждого хорошего дождя между домами № 37 и 39 по ул. Перевёрткина разливается вонючее озеро, а весной и осенью этот водоём становится постоянной деталью здешнего пейзажа. Стоки, будто родники, бьют прямо из канализационных колодцев, поднимая стальные крышки люков. «Озеро» распадается на множество ручейков и по уклону левого берега течёт между многоэтажками прямо в водохранилище, наполняя его продуктами жизнедеятельности Железнодорожного района.

Источник проблемы — идущий вдоль ул. Перевёрткина коллектор. Диаметр — 1,2 метра, но во время ливней труба наполняется так, что вода поднимается почти до крышки люка в расположенном над коллектором колодце. Под напором вода идёт в обратном направлении к многоэтажным домам.

Так было не всегда — бедствие началось в 2013 году. И вряд ли причина в глобальных изменениях климата: ливни, после которых проезжие части улиц превращаются в полноводные реки, и раньше случались частенько. А вот то, что с начала века Железнодорожный район пополнился новыми микрорайонами с тысячами жителей, а коммуникации ещё сильнее забились и износились — неоспоримый факт.

Жалобы не помогают. Зам­руководителя городского управления ЖКХ Игорь Черенков в одном из письменных ответов заявил, что жильцы сами засоряют канализацию. То же повторяют и представители компании «РВК-Воронеж», управляющей городским водоканалом. Например, начальник участка транспортировки канализационных стоков «РВК-Воронеж» Виталий Максимов утверждает, что «ливневые стоки попадают в фекальный коллектор из-за открывания люков жителями в момент дождей».

Пока проблема не решается, жильцы всерьёз переживают за свою безопасность.

«Вода течёт прямо под фундамент, — говорит исполнительный директор ТСЖ «Радуга», управляющего домом № 37, Нина Аксянова. — А ведь согласно проекту в 3,5–4 метрах под ним — грунтовые воды, недалеко водохранилище».

Кто виноват?

«Часто люки не герметичны, а кое-где вообще отсутствуют, — комментирует ситуацию доцент Воронежского технического университета Владимир Хузин. — Когда интенсивность дождя высокая, а площадь водосбора большая, всё стекает в коллектор. Бывает и так, что бытовую канализацию врезают в ливневую, хотя это незаконно. Я ни разу не видел, чтобы сами жители открывали люки, но дворники и другие коммунальщики, случается, спускают туда дождевую воду».

И здесь уже вопросы — к строителям и проектировщикам дорог.  Ведь и проезжую часть, и тротуары полагается строить с уклоном, чтобы вода отводилась в ливнёвки. На деле же и на проезжей части, и на тротуарах часто стоят огромные лужи. Обычное дело: горе-дорожники, прокладывая очередной слой асфальта, не поднимают канализационные колодцы — в итоге люк оказывается ниже уровня дороги.

К тому же ливневая канализация в Воронеже развита слабо — в основном на магистралях и территориях крупных предприятий.  Во дворах и на мелких улицах всё пущено на самотёк. Вода может попасть в коллектор не только через люки, но и сквозь почву и трещины в трубе. А ведь правила не случайно запрещают любое сообщение между ливневой и бытовой канализациями. Стоки с городских улиц, смешиваясь с нефтепродуктами, в итоге попадают на очистные сооружения, где угнетают и убивают живые микроорганизмы, перерабатывающие нечистоты. Впрочем, это ещё не самое страшное.

«Случается, что предприятия врезают в бытовую канализацию свои производственные линии, — говорит специалист. — Конечно, водоканал за этим следит, но у его сотрудников нет доступа на промышленную площадку. Да, при врезке в городскую сеть обязательно должны быть контрольные колодцы, из которых можно взять пробы. Но бывают ночные сбросы. Кто их отследит?»

Кстати, именно с залповым сбросом токсичных веществ, погубившим активный ил на левобережных очистных сооружениях, связывали власти нестерпимую вонь, которую чувствовали горожане в разных районах Воронежа. Впрочем, эксперты к этой, официальной, версии относятся с изрядной долей скепсиса.

«На мой взгляд, это лукавство, отговорка для обывателей, — считает Владимир Хузин. — Образующийся в результате очистки сточных вод осадок сам по себе способен загнивать и выделять различные газы с запахом. Существуют специальные сооружения по обработке этого осадка. Они достаточно дорогие, и до недавнего времени в Воронеже их не было. Осадок — а это фактически жидкость — перекачивался насосами по системе водоводов на так называемые иловые карты. Это открытая площадка, если ветер дул в сторону города, доносился запах. Иловые карты нужно чистить, вывозить их содержимое. За это нужно платить деньги. Если ил недостаточно подсох, его трудно очистить. Так что даже если бы эти микроорганизмы не погибли, запах всё равно был бы. Спасти может внедрение технологий, уменьшающих объём осадка путём его сушки. Они дороже: нужно строить цеха, использовать химические реактивы и т. д».

Как снежный ком

Нагрузка на городские сети растёт с каждым годом. Там, где ещё недавно был частный сектор, вырастают высотки в пару десятков этажей. И это при том, что 71% канализационных сетей нуждается в замене. Часть ответственности стараются переложить на строителей и заставляют их реконструировать сети. Но проблема растёт как снежный ком — необходимо ремонтировать всё новые участки, заканчивая коллекторами. Между тем воронежские сети протянулись на сотни километров и в 90-е — 2000-е практически не обслуживались. Чтобы нагнать упущенное, нужны серьёзные капиталовложения.

Проложенные строителями новые сети часто остаются бесхозными: городское имущество, отданное в концессию РВК, строго учтено, и увеличивать перечень не в интересах компании. А ведь сетям необходима профилактика: их нужно осматривать, выявлять течи, обслуживать запорную арматуру и т. д. Неудивительно, что даже новые сети довольно быстро пополняют список аварийных —  и так далее, по замкнутому кругу.

Комментарии экспертов                       

Эколог Марина Бережная:

«У нас не осталось разработчиков, которые бы занимались системой ливневой канализации. При проектировании новых кварталов этому уделяется мало внимания. Тема актуальна не только для Воронежа — у нас затапливаются многие города.

А ведь решением могло бы быть, например, озеленение территорий. Современные подходы к ландшафтному дизайну позволяют накапливать ливневые и талые воды в резервуарах и использовать их для полива газонов и кустарников. Многие породы деревьев способны быстро забрать огромное количество воды — аккумулировать её и постепенно отдавать, создавая тень, особый микроклимат. Так, кедр может потребить до тонны воды.

Но нужно и техническое решение. Его могли бы предложить застройщики, но они этими вещами совершенно не интересуются».

Специалист-коммунальщик Фёдор Ковалёв:

«И ливневая, и фекальная канализации создавались с расчётом на определённую нагрузку. Но у нас строятся дома, строятся тротуары. Раньше земля впитывала осадки, сейчас площадь асфальтового покрытия значительно выросла.

Площадь сбора стала больше — куда деваться воде? Ливневая канализация не строится, диаметр существующей не увеличивается. Да хотя бы чистили её регулярно — не было бы таких проблем. Раньше за ливневой канализацией смотрели специальные предприятия, сейчас ей никто не занимается.

Посмотрите, сколько строителей в городской и областной Думах! И все хотят новые площадки. Вот построили новый дом. Кто посчитал сброс фекальных вод? Кто учёл площадь асфальта на придомовой территории? Кто определил необходимые уклоны? В некоторых домах после дождя всё стекает в подвалы. Дождевая вода попадает в бытовую канализацию и начинает выходить уже с фекалиями».

Оставить комментарий (0)
Loading...

Также вам может быть интересно



Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество