592

«Принимали роды в прямом эфире». Сотрудники скорой помощи – о своей работе

28 апреля отмечается День работников скорой помощи.
28 апреля отмечается День работников скорой помощи. / Олеся Черкасова / Из личного архива

Бригады скорой медицинской помощи (СМП) всегда первыми спешат на помощь людям, но зачастую на вызовах они сталкиваются с опасностью, агрессией и непредвиденными трудностями. Каждый рабочий день для них непредсказуем. А с пандемией работа фельдшеров стала еще более напряженной. 

В преддверии профессионального праздника работников СМП, который отмечается 28 апреля, «АиФ-Воронеж» поговорил с врачами скорой помощи об их рабочих буднях.

«Приятно, когда люди добрые и приветливые»

Александр Диденко работает фельдшером СМП более 30 лет
Александр Диденко работает фельдшером СМП более 30 лет. Фото: Из личного архива/ Александр Диденко

Александр Диденко работает фельдшером СМП более 30 лет. За эти годы он помог бесчисленному количеству пациентов. Врач отмечает, что в памяти всегда остаются «добрые и хорошие вызовы».

«Как правило, это вызовы к постоянным пациентам, например, с астмами. Приятно, когда люди добрые и приветливые. С агрессией мы, конечно же, тоже сталкиваемся. Лет 20 назад я работал на Коминтерновской подстанции. У нас была заведующая, которая всегда говорила, что с пациентами ссориться нет смысла, это только драконит их. Она учила, что конфликт на вызове нужно стараться свести на нет. Если не получается, смотреть по ситуации.

Сейчас на нашей работе становится больше требований. Допустим, дается время на пациента – 50 минут. Но как можно на пациента выделить 50 минут? Все же больные разные, и вызовы по сложности разные. Времени на дорогу уходит очень много - то там не заедешь, то там не проедешь. Вот в прошлое дежурство 40 минут ехали на вызов из-за пробок – ни обогнать, ни проехать. По этому поводу главврач заведующую теребит, а заведующая - нас.

Когда начиналась пандемия, у людей чуть температура, чуть кашель – вызывают «скорую» и говорят: «Все, давайте везите на КТ». Пытаешься человеку объяснить, что никакие жаропонижающие пока не надо принимать, КТ еще рано делать. Некоторые понимают, некоторые продолжают паниковать. Даже сейчас у тех, кто перенес коронавирус в августе, до сих пор паника, некоторые плачут, по ночам не могут уснуть. Они объясняют это последствиями, но я не могу сказать, что это – последствия или просто все эти мысли в голове сидят. Перебоев с СИЗами у нас не было. Единственное, летом короткое время были только целлофановые костюмы. А в них было невозможно работать в жару, все аж выливалось, такие костюмы только в холодную погоду можно надеть. Но это было недолго, потом появились дышашие костюмы, и стало нормально. Чтобы мы без средств защиты работали – такого не было».

«Звонишь в дверь, а тебе с порога говорят что-то нецензурное»

Врач Евгений Сероухов работает в бригаде СМП три года
Врач Евгений Сероухов работает в бригаде СМП три года. Фото: Из личного архива/ Евгений Сероухов

Врач Евгений Сероухов работает в бригаде СМП три года. По его словам, вызовы он старается не запоминать, но бывают случаи, которые забыть невозможно.

«Запомнился вызов в парк к мужчине с травмой ноги, по факту у него оказался открытый перелом. Мы приехали, все сделали, вызвали МЧС, а потом несли пациента метров 500, наверное. Благополучно доставили в больницу, где его прооперировали. История с хорошим концом.

С начала пандемии физически намного тяжелее стало работать, увеличилось количество вызовов, плюс трудно было находиться в жару в СИЗах. Могли и по три, и по пять часов работать в этих костюмах. Сейчас, конечно, стало проще, вызовов чуть меньше стало. Но все равно довольно часто случается, что люди, измерив температуру и увидев 37 – 37,2° С, начинают паниковать, вызывают скорую помощь, боятся, что у них коронавирус. Есть такие люди пугливые.

Бывают случаи агрессии, скандальные ситуации. В основном, всегда причина одна – в задержке скорой помощи. Люди не могут понять, что это зависит не от нас, потому что мы работаем с рацией, нас отслеживают по ГЛОНАСС. Это связано с большим количеством вызовов. Очень часто возмущение не от самого больного исходит, а от родственников. Бывает, приезжаешь, задержка вызова около четырех часов, поднимаешься на лестничную клетку, звонишь в дверь, а тебе с порога говорят что-то нецензурное и просто отказываются от помощи. Из-за того, что люди не звонят и не отказываются от вызова, мы теряем время».

«Никогда не знаешь, как пройдет день»

Медицинская сестра Олеся Черкасова трудится в бригаде скорой помощи уже около 25 лет
Медицинская сестра Олеся Черкасова трудится в бригаде скорой помощи уже около 25 лет. Фото: Из личного архива/ Олеся Черкасова

Медицинская сестра Олеся Черкасова трудится в бригаде скорой помощи уже около 25 лет.

«На вызове может произойти все что угодно. Недавно мы забирали ранним утром роженицу в роддом и заодно приглашали службу 112, чтобы приехали перекрыли воду, потому что в подъезде прорвало трубу и валил кипяток. Еще запомнила случай, когда мы приехали в РОВД к задержанному. И смешная, и грустная ситуация. Наша машина стояла задом к автовокзалу, а перед нами стояла ГАИ – инспекторы остановили автомобилистку, у которой разбит бампер и не было госномеров. И пока женщина разговаривала с полицейскими, ее машина покатилась и ударила нашу. Когда мы подошли к ней, то увидели, что в салоне ребенок пятилетний не пристегнутый, без удерживающего устройства.  И помимо штрафа за отсутствие номерного знака, тут же был получен штраф за создание аварийной ситуации и за отсутствие удерживающего устройства. Приехал папа, ругал маму, кричал мальчик. Если бы наша скорая не стояла, машина с ребенком могла скатиться ниже, и страшно подумать, какие были бы последствия. Вот так получается, что даже наши машины спасают людей.

Недавно были у нас роды в машине. Нас ночью послали на вызов – давление. И мы подъехали просто не с той стороны дома, и к нам подошла женщина, пожаловалась, что у нее болит живот. Она такого телосложения, что и не увидишь, что беременная. Я только ее успела раздеть, чтобы осмотреть, как начались роды. Мы вообще не были к этому готовы. Еще думая, куда ее везти, я позвонила в Перинатальный, а тут она начала рожать. Я забыла кнопку на телефоне нажать, и Перинатальный все это время слушал, как мы роды принимали. Когда трубку взяли, чтобы им набрать и сказать, что мы родили, они там кричали: «Какие вы молодцы! Ура!». Получились роды в прямом эфире. А ехали на давление к молодому человеку, спокойно взяли кардиограф, сумку и поехали на вызов. Просто подъехали не с той стороны. И это ночью! Этого ребенка, наверное, ангел-хранитель оберегает: откуда-то среди ночи скорая помощь нашлась, и матери хватило духу обратиться к нам. Все хорошо закончилось, мы оперативно отвезли их в Перинатальный центр, и ребенка, и маму приняли.

Чем мне эта работа нравится, на ней постоянно какое-то движение. Никогда не знаешь, как пройдет день. Вроде бы все поводы одни и те же, а на вызовах все разное. Конечно, и трагедий много. И с горем сталкиваемся. Очень жаль, когда люди время теряют и поздно обращаются.

Я давно работаю и много людей перевидала. В целом, люди у нас хорошие. Многие идут нам навстречу, помогают. Бывают случаи, когда пациенты просто невменяемые, с ними невозможно разговаривать. Один раз даже пришлось вызывать другую бригаду, и врач другой бригады не смог даже вступить в контакт с пациенткой – настолько она думала, что знает нашу работу лучше нас. У нас вообще народ считает, что не нужно ходить в поликлинику, пусть к ним домой придут. Ну, придут, хорошо, но лаборатории нет дома, специалистов нет дома. Прийти, погладить и уйти. Не каждый врач настолько владеет своей специальностью, чтобы сходу понять, что с вами не так. Это все равно, что делать себе хуже. Когда у человека «не скоропомощное состояние», то, наверное, лучше обратиться в поликлинику. Если есть определенные жалобы, не скорую помощь надо вызывать, чтобы свозили и показали специалистам, а пойти платно все сделать. Народу не стоит на нашу службу обижаться. Мы знаем много, но не глубоко. Мы не знаем, как лечить онкобольных, как оперировть, потому что мы этим не занимаемся. У нас есть соответствующие приказы, которыми мы руководствуемся.

Во время пандемии мы поняли, что, наверное, мы все семижильные, потому что можем стоять на ногах по шесть часов и не испытывать никаких нужд и при этом еще смеяться, чему-то радоваться. Первое время (я тогда жила на даче) [после смены] я раздевалась фактически на улице, а потом шла мыться. Спустя время мы привыкли и стали спокойнее относиться к ковиду. Надевать костюмы стало буднично».

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно



Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах