486

В погоне за лидерами. Вернёт ли Воронеж первенство в Черноземье?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 44. АиФ-Черноземье 03/11/2021
Дарья Бойченко / АиФ

Некогда Воронежская область была безусловным экономическим лидером Центрального Черноземья. В эпоху перемен эти позиции были надолго утеряны, но сегодня появился шанс их вернуть. Как выглядит регион на фоне соседей? И где лучше живут люди?

Вечно догоняющие?

Казалось бы, в том, что именно Воронеж – столица Черноземья, нет никаких сомнений. Второй по размерам город – Липецк – в два раза меньше. Наш регион в полтора раза превосходит следующую по населению область – Белгородскую.

Однако в начале века Воронеж оказался в отстающих: его высокотехнологичная промышленность особенно пострадала из-за разрухи 90-х – «нулевых».

В 2007 году валовой региональный продукт на душу населения у нас равнялся 94,8 тысяч руб., тогда как в Белгородской области – 156,2 тысячи рублей, а в Липецкой – 176,5 тысяч рублей. Мы пропустили вперёд Курскую и Орловскую области и практически делили последнее место с Тамбовской.

К счастью, в следующее десятилетие положение серьёзно изменилось к лучшему. Уже к 2012 году область вернула экономическое лидерство, однако в пересчёте ВРП на душу населения – а именно этот показатель обычно используют для измерения уровня жизни – не только не настигла белгородцев и липчан, но и пропустила вперёд курян.

Удастся ли когда-нибудь снова стать по-настоящему первыми? Или наша судьба – быть вечно догоняющими, как в древней философской задаче про Ахиллеса и черепаху? В прошлом году инвестиции в основной капитал на душу населения достигли 111,6 тысяч рублей. Это ненамного больше, чем в Белгородской области (108,8 тысяч рублей), но заметно меньше, чем в Липецкой (147,4 тысяч рублей).

Разумеется, многое зависит от нового поколения губернаторов. Радикальное «потепление» инвестклимата и возвращение региона на передовые позиции связано, прежде всего, с именем Алексея Гордеева. Липецк и Белгород тоже вышли в дамки ещё при прежних многолетних лидерах – Олеге Королёве и Евгении Савченко. Будут ли нынешние руководители достойны предшественников?

Возвращение на завод

Губернаторство Алексея Гордеева было связано, прежде всего, с возрождением сельского хозяйства. Александр Гусев, сделавший карьеру на заводе СК, с самого начала поставил задачу возрождения промышленности, и на этом пути уже есть заметные успехи.

Например, 15 октября в Рамонском районе торжественно открылся завод французской корпорации KUHN, где будут собирать современные сеялки, почвообрабатывающие агрегаты, технику для опрыскивания, внесения удобрений и т. д.

Осенью прошлого года была объявлена «новая индустриализация» – так называется стратегический проект, по которому область к 2035 году должна вой­ти в двадцатку самых промышленно развитых регионов.

Индустриальное производство должно увеличиться на 40% – для этого к 2024 году нужно выйти на промышленный рост в 5%. При этом каждый год будет создаваться не меньше 5 тыс. высокопроизводительных рабочих мест в промышленности.

Планируется развивать химическую промышленность, приборостроение, микроэлектронику, электротехнику, производство металлических изделий, машиностроение, авиастроение, космическую отрасль и т. д.

Инвесторов приглашают в особую экономическую зону «Центр», индустриальный парк «Масловский», на территорию опережающего развития Павловск и другие инвестиционные площадки региона, которых становится всё больше: например, недавно было объявлено, что такая площадка появится в Шилово, на месте снесённой атомной станции теплоснабжения.

Новые амбиции

Однако у соседей тоже амбициозные планы. Чего стоит только идея губернатора Вячеслава Гладкова удвоить к 2030 году ВРП Белгородской области – до 2 трлн рублей. Предполагается воплотить 630 инвестпроектов с инвестициями 800 млрд рублей. При этом должно быть создано больше 24 тыс. рабочих мест.

Неотъемлемое условие – подготовка кадров, поддержка молодых учёных и инновационный прогресс. И здесь есть все основания рассчитывать на успех. Так, «АиФ-Черноземье» писал о том, что сразу два белгородских вуза вошли в программу «Приоритет 2030», по которой будут получать по 100 млн руб. в год. Ни один из университетов, которыми так городится Воронеж, туда не попал.

Наши юго-западные соседи уже не раз доказывали, что умеют добиваться озвученных целей. Например, Белгородская область лучше всех в стране провела кампанию по вакцинации от коронавируса – там привито уже 53,6% населения.

Конечно, не всё так безоблачно. Например, летом Вячеслав Гладков объявил новую инвестиционную политику после того, как стало известно, что регион опустился на три строчки – до 10-го места – в национальном рейтинге инвестклимата. Вот только Воронежской области в этом году там вовсе не оказалось.

А в конце прошлого года стало известно, что Липецкая область впервые после 2011 года вернула себе статус региона-донора. Впрочем, губернатор Игорь Артамонов назвал это «печальной новостью» – область будет получать меньше дотаций.

Не стоят на месте и аутсайдеры. Например, в октябре орловский губернатор Андрей Клычков подписал соглашение о строительстве на территории опережающего развития в Мценске сразу трёх предприятий. Речь идёт о переработке печатных плат в лом драгоценных металлов, выпуске оконной и дверной фурнитуры, нанесении полимерных покрытий на металлопрокат – общие инвестиции составят около 7 млрд рублей.

Разумеется, любые проекты служат главной цели – повышению уровня жизни людей. И здесь всё неоднозначно. Так, Воронежская область уступает Липецкой и Белгородской по месячным среднедушевым доходам за 2019 год (32 022 к 32 479 и 32 352 рублей). Однако потребительские расходы у нас выше – 27 904 к 26 858 и 26 072 рублям.

И это говорит о том, что серьёзная доля воронежской экономики по-прежнему находится в тени и не доступна никакой статистике.

Маяк для Харькова и Луганска

Политолог Дмитрий Нечаев:

«В среднесрочной перспективе Воронежская область перегонит Белгородскую – я думаю, понадобятся три-четыре года. При Александре Гусеве произошла реанимация промышленного комплекса, идёт реиндустриализация. Примерно раз в полтора месяца появляется новое производство.

Именно промышленность даёт основную добавочную стоимость, повышение налоговой базы, новые высокооплачиваемые рабочие места.

Теряет свои позиции Липецкая область. В её особой экономической зоне не появляются серьёзные новые инвесторы. В регионе идут внутриэлитные конфликты, губернатор Артамонов теряет поддержку.

Очень серьёзно работает Курская область – она не потеряла позиции при Романе Старовойте, доходы бюджета приближаются к 100 млрд руб., идёт хороший рост инвестиций.

Губернатор Александр Никитин создал в Тамбовской области хороший плацдарм, там активно развивается АПК и переработка, увеличивается экспорт. Новый руководитель должен продолжить эту линию. Орловская область – самый проблемный регион, но и у неё есть конкурентные преимущества – например, кадры.

Александру Гусеву нужно формировать образ будущего и ставить задачу увеличения ВРП. В ближайшие семь-восемь лет область может стать регионом-донором. Конечно, это очень большая ответственность, но в то же время – большая гордость.

Белгородская и Воронежская области граничат с несостоявшимся государством – Украиной. Это очень важно. Мы создаём хороший пример для Харьковской и Луганской областей и должны быть маяком для тех, кто пока находится по другую сторону границы».

Зачем нужна промышленность?

Директор Центра межрегиональных исследований ВГУ Дмитрий Ломсадзе:

«Всё зависит от структуры экономики. У нас инвестиции в основном идут в аграрный сектор. Да, есть какой-то промышленный рост, но инвестиции в обрабатывающие отрасли ниже, чем в Липецкой или Белгородской областях. При этом именно эти отрасли дают рост производительности труда, высокую добавленную стоимость и т. д.

Программа «Новая индустриализация» очень перспективна в связи с импортозамещением. Особые экономические зоны и индустриальные парки эффективны. Но отдача не одномоментна, мы её почувствуем всерьёз после 2030 года, когда проекты заработают в полном объёме.

Инвестиции вдолгую сегодня – правильное вложение денег. Воронеж привлекателен с точки зрения логистики и кадровых ресурсов, а у Липецкой и Белгородской областей есть ограничения по этим параметрам.

То, что наши вузы не попали в «Приоритет 2030» – это организационная недоработка. Мы же понимаем, что это нелепица. Понятно, что уровень подготовки определяется научной школой, а не статусом и вывеской.

«Новая индустриализация» идёт в новом технологическом укладе, и у Воронежа есть большой потенциал. Всё, что росло в Липецке и Белгороде, выработало свой ресурс, дальше возможно только экстенсивное развитие, а мы ещё не в полной мере задействовали свои возможности».

Инфографика
Инфографика Фото: АиФ

 

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно



Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах