229

Окно в Европу стало уже. Как повлияет на воронежцев разрыв с Западом?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 10. АиФ-Черноземье 10/03/2021

Конфликт между Россией и Евросоюзом грозит полным распадом отношений, что может сказаться и на благополучии Воронежской области. Пересохнет ли европейский источник инвестиций? В какой степени пострадает торговля? И насколько сильно вообще мы зависим от Запада? В ситуации разбирался «АиФ-Воронеж». 

Разворот на 180 градусов

Ещё совсем недавно в активных контактах с европейскими чиновниками и бизнесменами виделся секрет будущего благосостояния: в стратегических документах прямые иностранные инвестиции провозглашались ключевым инструментом развития регионов. Любая встреча с представителем какой-нибудь из земель Германии или главой западной корпорации подавалась как большое достижение местных руководителей.

Времена меняются, и уже в 2019 году Министерство иностранных дел рекомендовало региональным чиновникам ограничить отношения сразу с несколькими странами. Так, представителей США предписано принимать максимум на уровне начальника департамента, а контакты с британскими официальными лицами и вовсе исключены. Дипломаты настоятельно советовали отказывать во встречах голландскому послу и представителям тех польских воеводств, в которых сносят памятники советским воинам.

Впрочем, подчеркнём: речь идёт именно об официальных лицах. Контакты с бизнесменами по-прежнему приветствуются. Но ведь любое охлаждение не может не влиять на инвестиционный климат. Так, в прошлом году Воронежская область начала процедуру расторжения соглашений о сотрудничестве с министерством торговли Болгарии, Влоцлавским и Плоцким воеводствами Польши – документы были подписаны ещё в 90-е годы и уже очень долго не выполнялись.

Молоко и покрышки

Тем не менее Воронежская область по-прежнему активно торгует с заграницей. В январе-ноябре 2020 года внешнеторговый оборот составил 1,83 млрд долларов – несмотря на пандемию, по сравнению с 2019 годом показатель сократился всего на 3%.

Импорт составил 890,6 млн долл., экспорт – 942,5 миллиона. Причём структура не может не печалить тех, кто помнит промышленное прошлое Воронежа: продаём мы в основном продукцию нефтехимии – прежде всего, минеральные удобрения – и сельскохозяйственное сырьё, в частности зерно. Зато покупаем изделия машиностроения и готовое продовольствие.

Среди стран ЕС главные торговые партнёры Воронежской области – Германия и Польша. И в последние годы промышленность и сельское хозяйство региона возрождались во многом благодаря иностранному участию. Достаточно назвать молочный гигант «ЭкоНива Агро», заводы фармацевтической компании «Бионорика» и «Сименс Трансформаторы» – эти предприятия созданы с немецким участием. Пример итальянских инвестиций – шинный завод, принадлежащий компании Pirelli.

«ОФС РУС Волоконно-Оптическая Кабельная Компания» в Масловском индустриальном парке – совместное российско-американо-японское предприятие. Воронежский дрожжевой завод был куплен в 2011 году французской компанией Lessafre и теперь именуется фабрикой дрожжей «Саф-Нева».

В апреле прошлого года группа компания «Эконива» открыла два новых молочных комплекса на 2,8 тыс. голов дойного стада каждый. В июне французский производитель сельхозтехники Kuhn Group начал строительство предприятия за 3 млрд руб. в Рамонском районе. В сентябре 2020 года дочерняя компания французской Euralis Semences Group приступила к развёртыванию завода семян за 2,6 млрд руб. на территории опережающего социально-экономического развития под Павловском.

На очереди – инициативы чешского производителя сельхозтехники «Агрострой Рус» и венгерской UBM Holding, которая планирует построить в Масловке производство компонентов для животноводческих кормов.

Сможет ли политическая конъюнктура повернуть вспять поток вложений в нашу экономику? И готовы ли отечественные инвесторы компенсировать потерю западных инвестиций?

Крепнем в испытаниях

Директор Института нового общества Василий Колташов комментирует:

«Мы присутствуем при зарождении большого мирового тренда повышения цен на продовольствие. В России есть огромное количество свободной или недостаточно эффективно используемой земли, начинается хороший период для отечественного аграрного сектора. Ограничения на вывоз зерна, которые ввело правительство, будут работать только на рост животноводства.

За 12 лет мировой экономической нестабильности в России произошло несколько девальваций рубля. Ни одна из них не доставила удовольствия нам как потребителям, но все они повысили рентабельность российского экспорта. В то же время в Евросоюзе мы вспомним только одну небольшую девальвацию – в 2013 году. Но в целом и в ЕС, и в США курсы валют оставались завышенными.

Это делает российское сельскохозяйственное и пищевое производство более конкурентоспособным. Я думаю, что, не имея возможности сломать нашу экономику политическими инструментами – последний крах таких попыток случился в январе-феврале этого года, – западные страны просто вынуждены принять тот факт, что капиталы из них будут инвестироваться в Россию. Продолжится рост немецких инвестиций, может быть, мы увидим французов. Скажется и твёрдый протекционистский курс российского государства, которое стремится поддерживать и развивать собственных производителей, а не приносить их в жертву фетишу свободной конкуренции, отдавая внутренний рынок импортным товарам».

Деньги любят, где спокойнее

Доктор политических наук Дмитрий Нечаев отмечает: 

«Во-первых, участие регионов в международной экономике не обязательно предполагает взаимодействие между Евросоюзом и Россией. Теперь политическое руководство нашей страны предпочитает работать с европейскими государствами напрямую. ЕС – непрочная организация, которая так и не доросла до статуса конфедеративного государства, хотя такая цель ставилась в начале нулевых годов. Поэтому России ничто не мешает сотрудничать с теми странами, которые не отличаются русофобией и предпочитают прагматизм. Я имею в виду Италию, Венгрию, в ряде случаев – Германию и другие государства. Так что реализовывать инвестиционные проекты ничто не мешает.

Во-вторых, бизнес интернационален. Инвестиции стремятся туда, куда выгодно, где спокойнее, есть чёткие правила. В этом отношении регионы России становятся привлекательны.

В-третьих, я бы не стал преувеличивать роль иностранных инвестиций. Сегодня наряду с вывозом капитала в офшоры есть и обратный процесс: владельцы офшорных счетов инвестируют обратно в Россию.

Кроме того, наибольший эффект дают государственные инвестиции в инфраструктурные объекты – дороги, аэропорты, энергетику и т. д. Сейчас в Фонде национального благосостояния более 8 трлн рублей. Принято решение об инвестировании этих средств в нефтехимическую отрасль, и Воронежская область хорошо подходит для вложений».

Бизнес и ничего личного

Директор Центра межрегиональных исследований ВГУ Дмитрий Ломсадзе подчеркивает:

«Конфликт с Евросоюзом – это общеполитический фон, о бизнесе речь не идёт. Мы же видим, что «Северный поток – 2» продолжает строиться – потому что это бизнес-проект, здесь минимум политики. Все проекты, которые уже запущены в Воронежской области иностранными компаниями, останутся, это долгосрочные капиталовложения. А вот новые, рамочные договорённости могут быть остановлены. Однако резкого сокращения товарооборота, скорей всего, ждать не стоит.

Инвестиционная привлекательность нашего региона с учётом особой экономической зоны и других институтов развития сохраняется, для национального капитала это по-прежнему актуально. Другое дело, что иностранный капитал давал импульс для качественного развития, создавая высокотехнологичные продукты и сервисы, а российские инвесторы обычно вкладываются в традиционные производства.

Я не думаю, что политическое обострение приведёт к серьёзным потрясениям в Воронежской области. Кстати, у нас не такой уж большой объём накопленного иностранного капитала. Рост связан с эффектом очень низкой базы, любое движение в экономике даёт хорошие показатели. А в абсолютных цифрах всё выглядит несерьёзно. Это не сотни миллионов долларов, просто локальные проекты. То, что уже реализовано – это кредиты, долгосрочные вложения, рассчитанные на длительную окупаемость. Остановить эти проекты – значит, отпилить сук, на котором сидишь. Но в Европе хорошо умеют считать деньги».

С кем торгует Воронежская область?

Страна и доля во внешнеторговом обороте в январе-сентябре 2020 года (2019 года) - по данным департамента экономического развития: 

  • Украина - 14,4% (15,9%)
  • Белоруссия - 11,0% (12,0%)
  • Китай - 10,4% (8,6%)
  • Германия - 5,4% (6,5%)
  • Польша - 5,1% (6,4%)
  • Австрия - 4,7% (0,6%)
  • Турция - 4,4% (3,2%)
  • Нидерланды - 3,2% (1,7%)
  • Казахстан - 2,6% (2,2%)
  • Франция - 2,4% (1,4%)
Оставить комментарий (0)


Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах