aif.ru counter
06.11.2019 13:40
102

Под зелёной этикеткой. Накормит ли нас органическое земледелие?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 45. АиФ-Черноземье 06/11/2019
Фото Алексея Гусева / АиФ

Эксперты предупреждают: стремительно растущее население планеты скоро будет нечем кормить. Воронежская область – один из немногих регионов планеты, сохранивших естественное плодородие, а значит, ей, наряду с другими, придётся кормить миллионы людей. При этом известно, что интенсивное «химическое» земледелие ведёт к деградации почвы, а влияние «химических» продуктов на здоровье человека трудно предсказать. Поэтому в Воронежской области, как и во всём мире, стараются увеличить производство органической продукции. Но по силам ли местным аграриям такая сложнейшая задача? 

Была пашня – стала пустыня

Можно сколько угодно обвинять производителей ГМО, пестицидов и неорганических удобрений, но правда в том, что техногенное земледелие – вынужденная мера. Из нынешних 7,6 млрд людей, живущих на Земле, миллиард умирает от голода, а два страдают от недоедания. К тому же каждый год население планеты вырастает на 80–90 млн человек.

При этом на всю планету приходится около 1,5 млрд га пашни – не больше 10% всей площади суши. Чтобы всё население Земли питалось, как, скажем, в США, нужно ещё 1,5 млрд – примерно столько же человечество безвозвратно потеряло: на месте некогда плодородных североафриканских равнин сейчас пустыня Сахара, а вскормившая человеческую цивилизацию Месопотамия ныне почти бесплодна.

Аграрная наука научилась поднимать урожайность с помощью химической индустрии и современной техники, но этот путь оказался тупиковым, и дело не только в здоровом питании. Сегодня на каждую пищевую калорию тратится 8–10 калорий энергии невозобновляемых источников. Чтобы получить тонну тех же азотных удобрений, нужно сжечь 400 кг нефти или 10 тыс. кубов газа. Так что ресурсов с каждым годом всё меньше, и они дорожают. Результат мы видим: войны в Ираке, Ливии, Сирии, конфликт в Венесуэле. И говорят, уже очень скоро придётся воевать не за нефть, а за воду.

«Почва – живой организм. В 60–70-е годы на гектаре чернозёма было 25–27 т биоты: 700–800 кг червей, членистоногие, грибы, бактерии, – говорит профессор Воронежского агроуниверситета Владимир Шевченко. – Используя гербициды и инсектициды, мы их убили. Осталась от силы тонна-полторы. А ведь они творили гумус, естественно, его количество упало. Альтернатива – учение Докучаева, агроландшафтное земледелие».

Свою теорию великий русский учёный создал именно в Воронежской губернии, в Каменной степи. Для того чтобы восстановить плодородие, необходимо применять севообороты, сажать лесополосы, создавать искусственные водоёмы. Этот подход доказал свою эффективность, но так и не нашёл полноценного применения: по данным регионального департамента аграрной политики, половина всей пашни области требует специальных противоэрозионных мероприятий.

Соя вместо «химии»

С начала 2020 года вступает в силу федеральный закон об органическом земледелии. В Воронежской области уже действует специальная подпрограмма по биологизации земледелия и производству органической продукции. 24 октября воронежский Россельхозцентр получил право на сертификацию продуктов под так называемым зелёным брендом. В следующем году наш агроуниверситет начнёт готовить специалистов по органическому земледелию. Между тем предстоит приложить ещё много усилий.

«Представьте: вы только-только освоили четыре действия арифметики, а вам на экзамене предлагают решить дифференциальное уравнение, – продолжает учёный. – Это совершенно другая наука, другие кадры. США и Европа за послевоенный период, чтобы удвоить урожайность, в 10 раз увеличили внесение минеральных удобрений, а мы вдруг лишимся этого фактора. Что делать? Мы должны ввести в структуру севооборота минимум 30% бобовых. Они выполняют ту же роль, что и Россошанский химкомбинат. Но там нужно создать температуру 600 градусов и давление 400 атмосфер. А бобовые справятся с помощью бактерий ризосферы на корешках, ведь над нами – десятки километров азота».

Тем не менее задачу решить можно, и это показывают нам соседи из Белгородской области – по инициативе губернатора Евгения Савченко программа биологизации земледелия заработала там ещё в 2011 году. Результаты налицо: в этом году средняя урожайность в регионе достигла 51 центнера с гектара. У нас – 32,2 центнера.

Запутались в терминах?

Но получится ли у нас перенять опыт? На Западе органическим земледелием занимается не больше 1% фермеров, и все они получают дотации: в Норвегии – 1600, в Евросоюзе – 800, в США – 400 долл. на гектар.

С 2020 года заработают меры поддержки и в Воронежской области: 10 тыс. руб. (около 150 долл.) на гектар в переходный период и 7 тыс. руб. – после получения сертификата. Кроме того, будут компенсированы затраты на сертификацию и половина расходов на удобрения, биопрепараты, кормовые добавки и т. д. Но дело не только в деньгах – нужны передовая наука, сложное оборудование.

«У нас в области нет ни одного прибора, чтобы определить тяжёлые элементы, – говорит Владимир Шевченко. – Зато у нас есть хвосты ещё от Чернобыля! Нет технологии, исполнителей, финансовых стимулов… Нормативно-правовая база – на самом начальном уровне. Нет контрольно-надзорных органов – представляете, какой простор для коррупции?! Поедут, купят китайские огурцы и напишут: «органик».

Между тем в мире до сих пор точно не определились, что же такое – «органическое земледелие». Продолжается терминологическая путаница: говорят о «биодинамическом», «чистом» и прочем сельском хозяйстве. Скептики уверяют: organic farming – не больше, чем маркетинговая стратегия. Стоит повесить на продукт зелёную этикетку, и цена вырастает в разы. При этом, к примеру, факт, что при употреблении органики снижается риск рака, до сих пор не доказан.

Как бы то ни было, очевидно, что производство здоровых продуктов невозможно без восстановления его величества чернозёма. Уже сегодня основная доля выращиваемой в области пшеницы относится к самым низким – четвёртому и пятому – классам качества. И если не исправить ситуацию, вряд ли получится не только удвоить экспорт, но и прокормиться самим.

Мнения специалистов

Анатолий Дедов, доктор сельскохозяйственных наук:

«До конца года будет практически готова законодательная база: почти завершена агроэкологическая карта области, в которой указано, где можно и где нельзя заниматься органическим земледелием. Прошёл обучение специалист, который получит право проводить экспертизу органической продукции. Определены объёмы субсидий и список биопрепаратов.

ВГАУ разрабатывает программу по обучению органическому земледелию студентов старших курсов – без молодого поколения преодолеть психологический барьер трудно. И главное, наш губернатор выступает за то, чтобы органическое земледелие в Воронежской области было.

Но массово переходить на органическое земледелие хозяйствам не стоит. В Европе им занимается до 1% хозяйств. При этом за органикой будущее. Это наше здоровье и здоровье наших детей. Воронежская область вошла в число лидеров по производству зерна. А посмотрите, какой хлеб мы едим – этим всё сказано!

Конечно, на первом этапе урожайность снизится до 30%, при этом цена на продукцию будет выше».

Александр Новичихин, замдиректора по науке НИИ им. В. В. Докучаева:

«Органическое земледелие – дело непростое, есть много ограничений. Например, возьмём перечень из 56 биологических препаратов по борьбе с болезнями и вредителями – у нас в стране производятся только шесть из них. Биологические препараты всегда менее эффективны, чем химические. Каждый может проверить на себе: одно дело лечиться травами и бабушкиными способами, и другое – купить в аптеке химически произведённое лекарство.

В органическом земледелии запрещено использовать произведённые промышленным способом минеральные удобрения. Можно применять лишь сырьё непосредственно с месторождений, например, фосфоритную муку. Но она растворяется только в кислых почвах – это актуально для Московской области и более северных территорий. У нас это удобрение будет лежать мёртвым грузом. Так что нужно сначала провести опыты.

Начнёт снижаться плодородие почв. Ведь на гектар пашни нужно вносить не менее 20 тонн органических удобрений. Где их взять? И в советское время при развитом животноводстве каждый гектар пашни в Воронежской области был обеспечен только 3–3,5 тоннами навоза. Сейчас можно наскрести от силы 1–1,5 тонны. Как должна решаться эта проблема? Наверное, органическим земледелием можно заниматься только на отдельных участках. Например, выращивать овощи, фрукты.

Мы больше 30 лет проводили опыт: сравнивали органическую и минеральную системы удобрений. И что вы думаете? В зерновых культурах нитраты не накапливались ни в одном, ни в другом случае. Зато накапливались в зелёной продукции и в овощах. На Западе вносятся колоссальные дозы удобрений, применяется большое количество пестицидов. У нас дозы часто в десять раз меньше. Так что дело скорее просто в статусе».

Сколько осталось плодородных почв?

Доля деградированной пашни– 23% (696 тыс. га), в том числе

  • в юго-западном агроэкологическом районе – 42,6%;
  • в южном агроэкологическом районе – 46,1%.

Доля земель, не подвергшихся деградации:

  • в северном агроэкологическом районе – 77%;
  • в юго-западном агроэкологическом районе – 34%;
  • в южном агроэкологическом районе – 30%.

По данным департамента аграрной политики Воронежской области.

Оставить комментарий (0)
Loading...

Также вам может быть интересно



Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество