aif.ru counter
4054

«Научилась замазывать синяки». Откровенный рассказ жертвы домашнего насилия

Жительница Воронежа рассказывает о своем печальном опыте, чтобы предостеречь других девушек
Жительница Воронежа рассказывает о своем печальном опыте, чтобы предостеречь других девушек © / pixabay.com

В рамках театрального проекта «Город. Разговоры», который презентовали в Воронеже 16 февраля, местные жители поделились своими личными историями и переживаниями на тему «Как я выжил». Одной из героинь стала Маша – жертва домашнего насилия. Несмотря на то, что девушка разорвала отношения с агрессором, она до сих пор опасается за свою жизнь и попросила ее не фотографировать и не указывать в публикации настоящее имя.

Честный рассказ девушки – в материале «АиФ-Воронеж».

О разводе и новых отношениях

«Примерно год назад я развелась. Саша – классный парень, но мы с ним не сошлись в жизненных ориентирах. Развод я переживала очень тяжело. Мы были вместе шесть лет. А спустя некоторое время после развода на горизонте и появился тот самый молодой человек, которому посвящена эта история. Я его знала давно, но, как оказалось в итоге, не очень хорошо. Уточню сразу – он пил. Я не видела в этом сначала проблемы – ведь все выпивают иногда. Но вскоре выяснилось, что некоторые выпивают чуть чаще и чуть хуже. Спустя непродолжительное время отношений мы решили съехаться. Конечно, я должна была сразу обратить внимание на тревожные звоночки. Но не обратила. Почему - не знаю. Когда мы начали жить вместе, я поняла, что он не просто выпивает по праздникам, а буквально заливается. Я пыталась с ним говорить на эту тему, но это не помогало. И в какой-то момент все начало катиться по наклонной».

О первом рукоприкладстве

«Мы сидим на кухне. Он пьет, а я пытаюсь с ним в очередной раз поговорить. Попытка оказалась неудачной. Тогда меня избили впервые. На утро он очень долго извинялся: «Это был не я. Поверь, это больше никогда не повторится». Но, как выяснилось, повторилось – четырежды. При этом помимо физического насилия был и постоянный моральный прессинг. Он меня жутко ревновал ко всем. Сначала давил своими разговорами, а потом стал бить. Один раз он кинул в меня утюг, сломал его, а потом еще и попытался включить, выбив пробки в квартире. А какой скандал был, когда он нашел флешку с фотографиями, на которых был мой бывший муж».

О скандале, который закончился больницей

«В четвертый раз все оказалось максимально плохо. Началось все с того, что его друг решил вспомнить о моем общении с одним парнем. Да, мы действительно общались, но на тот момент я была совершенно свободна. Правда, это никого не волновало. Он связался с этим парнем. О чем они говорили, я не знаю, но в итоге он напился в хлам. Приехали они домой вместе с другом, благодаря которому вся эта история и заварилась. В этот момент я уже начала понимать, что сваливать отсюда надо было еще вчера. Не успел он зайти, как набросился на меня с кулаками. Он меня очень сильно избил. Не знаю, как я смогла вырваться. Я схватила рюкзак, в котором лежало лезвие, забежала на балкон и закрыла за собой дверь. Руку я тогда порезала сильно. Даже эта парочка была в шоке. Тогда же я успела написать ни о чем не подозревающим друзьям, которые примчались через пять минут и вызвали скорую помощь. В больнице меня откачали, к счастью».

О сюрпризе под подушкой

«После этого я съехала от него к родителям, которые, к слову, до этого момента даже не подозревали о наших отношениях. Казалось, на этом история должна была закончиться, но нет. Когда мы виделись, то не просто разговаривали, но и даже пытались вернуть те отношения, которые надо было похоронить еще до того момента, как они родились. В один из таких дней мы сидели на кухне, и тут он начал снова донимать меня своей ревностью: «У тебя точно кто-то был, пока мы встречались». И в какой-то момент он встает, заходит за спину, снимает с меня очки, запрокидывает мою голову и замахивается вилкой над глазом. Тогда у меня случилась истерика. Меня жутко трясло, я рыдала, задыхалась. А когда он подсел ко мне на диван (якобы для того, чтобы успокоить), то достал из-под подушки еще одну вилку. В этот момент меня отпустило словно по щелчку. Я резко перестала рыдать и заорала так, что меня точно услышал весь дом. После этого не то что в эту съемную квартиру, но и даже в этот район я больше не возвращалась».

О стыде и молчании

«Эти отношения продолжались примерно полгода. При этом никто кроме одной подруги даже не подозревал, что что-то в моей жизни не так. Стыдно было признаться во всем. Ты не понимаешь, как об этом кому-то рассказать. Да, ты читала много историй других людей. Ты знала, что это может происходить в чьей-то жизни. Но ты никогда не думаешь, что это произойдет с тобой. Ты же такая классная – с золотой медалью и красным дипломом – и тут такое. Как об этом сказать? Поэтому я долго молчала. И теперь, когда вся эта история закончилась, мне тяжело общаться с теми людьми, которые были рядом в тот момент, когда происходил самый ужас. Помните, не так давно в Питере произошла ужасная история с историком, который убил и расчленил девушку? Когда мы обсуждали эту тему с друзьями, они обронили: «Это же ужас! Почему она от него не уходила?» А я про себя подумала: «А почему я не уходила?» Не знаю, почему. До сих пор не знаю. И, наверное, эта бедная девушка тоже не знала. Когда ты не был в таких ситуациях, можно много рассуждать на этот счет, досконально знать хронологию действий и номера спецслужб. Но когда ты включен в ситуацию, это тебе, увы, не помогает».  

Об искусстве прятать синяки

«Есть во всей этой истории и один плюс – я научилась искусно замазывать синяки. На работу-то ходить надо было. Все-таки не очень приятно смотреть на себя в зеркало, когда у тебя половина лица синяя. И то ли я правда хорошо с этим справлялась, то ли люди специально старались делать вид, что ничего не замечают - ни синяков, ни огромного пореза. Только один коллега спросил: «Это что такое?» Я сказала, что порезалась. Он посмотрел на меня понимающе со словами: «Ну понятно, порезалась она». На этом все».

О ненаписанном заявлении

«Я решила рассказать обо всем по одной причине. Я считаю, что сделала недостаточно для того, чтобы он был изолирован от общества. Заявление в полицию я так и не написала. Хотя, когда я в последний раз попала к офтальмологу с заплывшим глазом, она посмотрела на меня и сказала: «Пошли заявление писать». Я тогда отказалась. Не хотелось портить жизнь человеку. Но когда я поняла, что история может повториться с кем-то другим, то решила обо всем рассказать людям. Вдруг он испортит жизнь кому-то еще? А ведь такое может случиться с кем угодно вне зависимости от возраста, социального статуса, круга общения».

О жизни после

«Что сейчас с ним, я не знаю. Но, как минимум, знаю, что он жив. Периодически он шлет мне странные сообщения, на которые я стараюсь не отвечать. О новых отношениях я пока не думаю. Хоть мне и кажется, что теперь я уже понимаю, кто есть кто, но все равно страшно. Зато сейчас я могу об этом опыте говорить и даже шутить. Правда, изредка накрывает до сих пор. Например, недавно в разговоре приятель активно жестикулировал и задел мои очки руками. Меня и накрыло сразу – все ужасные моменты тут же пронеслись перед глазами».

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно



Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах