Примерное время чтения: 7 минут
1894

Эсэсовцы Черноземья. Рассекречены дела воронежцев-палачей в лагерях смерти

Вахманы Иван Марченко (Иван Грозный) и Иван Ткачук.
Вахманы Иван Марченко (Иван Грозный) и Иван Ткачук. Книга Арона Шнеера «Профессия – смерть»
В годы Великой Отечественной войны Воронеж дал стране 365 Героев Советского Союза и 65 полных кавалеров ордена Славы. 
 
Улицы, названные в честь защитников города, напоминают об их подвигах. Но некоторые наши земляки в то героическое и страшное время сделали другой выбор – например, прислуживали нацистам в лагерях смерти, пытали и убивали людей. Десятилетиями сведения об их преступлениях хранились в архивах, но сегодня постепенно становятся доступны исследователям. Так, в рамках федерального проекта «Без срока давности» были рассекречены документы о выпускниках учебного лагеря СС Травники. 
 

«Коллега» Ивана Грозного

В 1950 году в поле зрения воронежских чекистов попал Николай Шалаев. Он был арестован и на допросах выдал страшные подробности своего прошлого. 
 
«Как выяснилось, в годы войны он успел поработать в лагере смерти Треблинка, где был сослуживцем знаменитого садиста Ивана Марченко, прозванного заключёнными Иваном Грозным, и вместе с ним отвечал за двигатель, подававший по трубам выхлопные газы в камеры с обречёнными», - рассказывает региональный представитель проекта «Без срока давности», кандидат исторических наук Виктор Бахтин.
 
«Я вместе с Иваном Марченко, немцами и двумя евреями находился при моторе, который подавал газ в душегубку, - передают документы признание палача. – Это был обыкновенный четырёхцилиндровый мотор, работавший на бензине».
 
Загоняя голых людей в камеры, «коллеги»-вахманы – так называлась эта лагерная должность - избивали мужчин, женщин, детей дубинками и железными прутьями, затравливали собаками. Любимой «игрушкой» Шалаева была кавалерийская сабля, которой он отрубал носы, уши и женские груди. А Марченко наловчился убивать человека одним ударом двухметровой водопроводной трубы. 
 
Осенью 1943 года, закрыв Треблинку, эсэсовцы отправили Шалаева и Марченко в итальянский Триест, в лагерь Ризьера-ди-Сан-Сабба, где они продолжили убивать заключённых вплоть до полного разгрома Германии. 
 
 

История одного предательства

Примерно в то же время КГБ вывел на чистую воду другого антигероя – уроженца Воронежа Вячеслава Дмитриева. Он жил под тщательно продуманной легендой – рассказывал, что в мае 1942 года раненым попал в плен под Керчью, находился в львовской тюрьме, а затем до 1944 года в концлагерях под Кёльном и Руаном, откуда бежал к французским партизанам. 
 
В 1945 Дмитриев попал в британский фильтрационный лагерь, а оттуда был отправлен в спецлагерь НКВД под Одессой. 
 
Однако следствие выяснило, что в действительности в 1942 году персонаж оказался в учебном лагере СС Травники - так же, как и упомянутый выше Шалаев. В 1948 году Дмитриев был осуждён к 25 годам исправительно-трудовых лагерей, и в декабре 1955 вышел по амнистии. Между тем следователи набрали новый материал, и в 1966 году фигурант был арестован снова. 
 
Подследственный отрицал показания сослуживцев. Мол, хоть и участвовал в ликвидации люблинского гетто осенью 1942 года, но сам ни в кого не стрелял и не видел, как стреляют другие. Отрицал и то, что во время трёхдневной ликвидации Яновского лагеря под Львовом конвоировал заключённых к расстрельному рву, избивал, раздевал, забирал ценности и лично застрелил двух человек. 
 
По словам Дмитриева, в лагере для военнопленных в Ровно, где он находился в июле 1942, немецкие офицеры выстроили заключённых на плацу, отобрали его и ещё два десятка человек. После медосмотра «счастливчиков» посадили в грузовик и привезли в Травники. 
 
«В Травниках эсэсовец сказал нам, что все мы будем служить в войсках СС, а тот, кто не желает, «пойдёт на свежий воздух». Я понял, что их расстреляют, из строя не вышел, тем самым подтвердив своё согласие служить немцам», - так описал Дмитриев начало своей карьеры в СС. 
 
 

Казни и игра в городки

Учебный лагерь рядом с польской деревней Травники под Люблином был создан в сентябре 1941 года.  Вплоть до июля 1943 здесь готовили лагерных надсмотрщиков и палачей. 
 
Считается, что поводом стала поездка Генриха Гиммлера в Минск, в окрестностях которого рейхсфюрер СС лично наблюдал массовый расстрел. Главного эсэсовца очень быстро вырвало. 
 
После этого было решено, что участие в казнях – не для «высшей расы» и плохо сказывается моральном духе немецких нацистов. Всю грязную работу поручили коллаборационистам – в основном из числа советских граждан.
 
«Травники были лишь одним из подобных лагерей, но самым крупным, - отмечает историк. - Со временем подготовленных там «добровольных помощников» тоже стали называть «травниками». Всего обучение прошли 5082 человека. Большинство составляли украинцы из западных областей, присоединённых к СССР в 1939 году. Кроме того, отдавался приоритет т.н. фольксдойче – русским немцам. Были и русские, белорусы, прибалты». 
 
Все они учились охранять лагеря и конвоировать заключённых, понимать и говорить по-немецки, владеть оружием и, конечно, подвергались идеологической обработке – слушали лекции, смотрели фильмы и т.д. 
 
«Беседы на политические темы проводились систематически, - сообщал в своих показаниях Дмитриев. – Гитлеровцы превозносили свою армию, клеветали на Советский Союз, советское правительство и Красную армию, призывали к ненависти к советскому строю и евреям». 
 
Большое внимание уделялось физподготовке – в основном игре в городки. 
 
Рядом были лагеря для заключённых евреев, где «травники» проходили «учебную практику», а фактически – крещение кровью, участвовали в арестах и поиске беглых. «Выпускников» направляли в концлагеря и лагеря смерти, где они выслуживали эсэсовские звания и награды. 
 
 

Без срока давности

Разумеется, со временем заплечных дел мастера поняли, что Третий рейх неизбежно падёт, и впереди маячит расплата. Многие начали сбегать и пытаться скрыться по поддельным документам. Среди таких был и уроженец Воронежской области, который в разных документах значился то как Талич, то как Тадич. Его поймали и расстреляли. 
 
Другим повезло больше – их след затерялся в Европе, Канаде, США и других странах. Так, в штатах скрывался знаменитый «травник» и вахман лагеря Собибор Иван Демьянюк, которого заподозрили только в начале 80-х и несколько раз судили – сначала в Израиле, затем в США и Германии. 
 
«Многие пытались скрыться и в нашей стране, - говорит  Виктор Бахтин. – Тот же Дмитриев в 1945 году прошёл проверку и 22 апреля даже был направлен в действующую армию. Часть из травниковцев могла даже получить медали «За победу над Германией». После войны советские органы безопасности проделали колоссальную работу – пособников нацистов искали десятилетиями. Было изучено множество документов, опрашивались сотни свидетелей». 
 
Например, получивший гражданство США бывший вахман Треблинки Фёдор Федоренко в 1974 году окончательно расслабился, поддался ностальгии и вместе с тургруппой приехал в Крым, был опознан и после десятилетнего следствия - расстрелян.
 
Всего же с 1944 по 1987 годы состоялось больше 140 судебных процессов. Виновных приговаривали к высшей мере наказания по статье о госизмене. Среди прочих, расстрелом завершились биографии Шалаева и Дмитриева.
 
Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно



Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах