Примерное время чтения: 7 минут
342

Каким был послевоенный Воронеж? О возрождении города и буднях его жителей

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 16. АиФ-Черноземье 20/04/2022
На месте водохранилища простирались заливные луга.
На месте водохранилища простирались заливные луга. / Ольга Смагина / АиФ

Всё меньше остаётся людей, которые могут рассказать о Воронеже на крутом историческом изломе – каким он был в военные и послевоенные годы.Один из свидетелей той эпохи – 81-летний воронежец Валентин Труфанов. Прошло столько времени, но он прекрасно помнит город, переживший страшное лихолетье, поднимающийся из руин и верящий в светлое будущее. Подробности - в материале «АиФ-Воронеж».

За что наказали?

В 1941 году в Воронеже на Левом берегу открылся новый – второй – роддом, и Валентин Александрович стал одним из первых горожан, которые в нём родились. Это случилось 4 февраля, и ещё никто не знал, что через считаные месяцы жизнь всех воронежцев неузнаваемо изменится.

Впрочем, и до этого семье Труфановых пришлось испытать многое. Глава семьи – Александр Степанович, уроженец хутора Труфанов под Острогожском, и его жена – Акулина Емельяновна – в 1933 году как кулаки были отправлены в Вологодскую область. Там супруги пережили смерть первого ребёнка, а уже в 1935 году с двумя дочками-близнецами вернулись в Воронеж и поселились в бараке в новом районе ВАИ, где тогда собирались строить, но так и не построили авиационный институт.

«Отец ушёл на фронт, а мама решила перебраться к родителям – в село Болдырёвка Коротоякского, а теперь – Острогожского района, – вспоминает Валентин Александрович. – Немцы туда пришли раньше, чем в Воронеж. Построили всех жителей и погнали в пересыльные лагеря: сначала в Семидесятное, потом – в Курбатово. Но между первым и вторым лагерями началось наступление Красной армии, и немцы всех бросили. Дома в родном селе больше не было, мама поехала с нами в Воронеж и перебралась в двухэтажку на ул. Ленинградской».

В 1945 году вернулся домой отец: за плечами были плен, побег и война до самого Дня Победы. Устроился работать на авиазавод, но из строительной в промышленную зону предприятия его так и не пустили – раскулаченных и военнопленных считали неблагонадёжными.

Чему радовались?

С ул. Ленинградской оказалась связана вся жизнь – старые послевоенные дома снесли только в 2014 году. После войны там собрался деревенский народ – и быт был точь-в-точь деревенским. Все друг друга знали, присматривали за чужими детьми и собаками, а дворники приносили забытые в песочнице детские игрушки.

Тут же держали домашнюю птицу и даже коз, пока Хрущёв не начал бороться с личными хозяйствами. На Монастырке – так называлась часть Левого берега от духовной семинарии до парка «Алые паруса» – на месте будущего водохранилища простирались заливные луга, где паслись стада коров.

«Там были два озера – Колхозное и Круглое, и мы, мальчишки, постоянно туда бегали, – вспоминает воронежец. – На лугах росли скорода и коричневые колокольчики – я их сейчас нигде не вижу. Всё это мы ели. А вокруг – разбитые дома, которые мы облазили от крыш до подвалов. В некоторых жили люди, а ведь не было ни туалетов, ни воды, ни отопления – ничего. В нашем доме на Ленинградской на каждую семью приходилось по одной комнате: в ней печка, ведро с водой, а в коридоре у двери – мусорное ведро и табуретка с примусом или керосинкой. Всё. Жили бедно, но в то же время счастливо – окончилась война, была радость и ощущение свободы».

В положенный срок Валентин Труфанов пошёл в третью школу. Она была мужской, а 15-я, сегодня ставшая лицеем, – женской. Детей после войны было много, места не хватало, и вскоре под школу отдали первый этаж высотки у Дворца им. Кирова. Впрочем, самого ДК тогда ещё не было, а на пятачке, где он будет построен, располагался лагерь с немецкими военнопленными. По сути, одним большим лагерем была и ул. Ростовская.

Ещё один лагерь находился в здании авиационного техникума. Немцы нашли общий язык с мальчишками и, шагая под конвоем на стройку по ул. Ленинградской, бросали им рейки дранки, которые потом вовсю использовались в играх.

Со временем немцев выселили, здание отдали воинской части, и в окрестных домах поселилось много военных. Ещё через несколько лет авиазавод организовал там общежитие, где жили демобилизованные моряки – красивые молодые мужчины. Танцы устраивали прямо на улице, и туда сбегались все левобережные барышни.

Вскоре в здании нынешней музыкальной школы на ул. Полины Осипенко открылся один из первых послевоенных кинотеатров. Ещё одним культурным центром был клуб энергетиков на ТЭЦ-1. Этим и ограничивалась индустрия развлечений для молодёжи Левого берега.

По городу школьники передвигались на трамвае, который стараниями экс-мэров Александра Ковалёва и Бориса Скрынникова в начале XXI века был уничтожен. Кольцо располагалось на Ленинском – тогда Сталинском – проспекте, напротив 60-й школы. «Семёрка» шла до ул. Полины Осипенко, а потом по ней налево до авиазавода. На Правом берегу трамваи ходили по ул. Кирова и проспекту Революции, до вокзала и к СХИ.

Послевоенный Воронеж был очень зелёным.
Послевоенный Воронеж был очень зелёным. Фото: АиФ

Как варили пиво и делали «петушки»

После восьмого класса Валентина Труфанова потянуло к самостоятельной жизни, и он устроился на работу – никаких сложностей с её поиском тогда не возникало. Тем более что в послевоенном Воронеже, как и во всей стране, процветало предпринимательство.

«Работу я нашёл сам, – говорит Валентин Александрович. – На углу Куколкина и Фридриха Энгельса стояло несколько сарайчиков. Чего там только не делали! Колбасу, вино, пиво, горчицу, конфеты «петушок». Меня взяли в горчичный цех ремонтировать тару, и я весь день сбивал ящики. Тут же в углу был пивной цех, там запаривали зерно, и я иногда перемешивал его лопатой – чтобы прорастало. В каждом цеху стояло ведро с пивом для работников – они подходили и зачерпывали его кружками, как воду. Я не пил, но наливал в бутылку и приносил папе. Спустившись в колбасный цех, можно было попросить колбасу».

Вино делали из местных яблок, а хмель для пива собирали на поле рядом с военным аэродромом в нынешнем Юго-Западном районе.

Модное сегодня обвинение в эксплуатации детского труда сюда не клеится ещё и потому, что закон такой труд ограничивал: несовершеннолетние работали только до трёх часов и с чистой совестью отправлялись домой или учиться – Валентин Труфанов окончил вечернюю школу № 41 на ул. Героев Стратосферы.

Затем была работа электромонтажником, увлекательная и опасная военная служба в отряде испытателей космической техники, о которой уже писали «АиФ-Черноземье» (см. № 14 от 07.04.2021 г.).

После армии Валентин Труфанов вернулся в родной Воронеж, устроился в спортивную школу тренером по гребле и подготовил 12 мастеров спорта, которые успешно представляли на соревнованиях и город, и страну.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно



Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах