aif.ru counter
297

Воронежская художница из списка Forbes: «Искусством трудно зарабатывать»

Евгения Ножкина / Из личного архива

Восьмого декабря во всем мире отмечается День художника. Это не только профессиональный праздник, он также ориентирован и на любителей искусства, в том числе, нестандартного. Часто молодые художники стремятся уйти от живописи в ее привычном понимании и изобрести свой уникальный авторский стиль, часто доводя ситуацию до фарса.

Воронежская художница Евгения Ножкина сумела соблюсти идеальную пропорцию новаторства и настоящей эстетики. Она занимается созданием уникальных полотен из тканей и гобеленов. О том, как создаются шедевры и как найти свое современное искусство, в материале «АиФ-Воронеж».

Связанные одной тканью

Фото: Из личного архива/ Евгения Ножкина

Заканчивая обучение на худграфе педагогического университета, Евгения выбрала для своей дипломной работы тему «Гобелен» и с тех пор полностью увлеклась эстетикой ткани.

«Меня всегда интересовал вопрос: если гобелен - это смесь ткачеств, где можно использовать любые техники и темы, то почему форма и материал должны оставаться теми же? Ткань – это мой материал, на языке которого я могу многое рассказать. Для меня ткань глубже, чем просто краска. Она имеет разную текстуру, плотность, по-разному реагирует на свет. Красный бархат и шифон будут совсем различно себя вести. После работы в разных направления и техниках я нашла свой язык», - вспоминает художница о своем выборе.

Как рассказывает Евгения, материалы для работ попадают к ней абсолютно разными способами.

«В основном их отдают люди. Иногда они хотят встретиться лично и рассказать историю каждой вещи, иногда просто оставляют в месте проведения выставки», - делится художница.

Нередко в работах воронежской художницы люди узнают свои собственные вещи, отданные когда-то мастерице: школьную рубашку брата, покрывало бабушки, шторы, висевшие в детской, или любимое платье.

«Когда ко мне попадают вещи, я их стираю, глажу, а потом разрезаю так, чтобы получилась одна длинная полоска, и сматываю в клубок. На сделанном мной станке предварительно натягиваю льняные нити, тем самым создавая вертикальную основу для гобелена. Затем начинаю ткать. Я не придумываю форму размер и рисунок. Как скульптор слушает материал, так и я слушаю ткань. Я не отрезаю неудобные части (пуговицы, молнии, вставки). Я понимаю, что эти вещи дороги людям, стараюсь неотрывно вплести все изделие. После человек, отдавший вещь, сможет без труда найти свой фрагмент в гобелене», - говорит Евгения.

Создание одного гобелена занимает от трех месяцев до полугода. Вес каждого - в среднем от 20 кг. На одну работу нужно шесть-восемь мешков с тканью.

«Первые годы я только вкладывала»

Фото: Из личного архива/ Евгения Ножкина

В 2017 году Евгения попала в топ-20 журнала Forbes как один из самых высокооплачиваемых художников России, после выставлялась в галереях Москвы, Санкт-Петербурга и Воронежа, оформила восемь спектаклей в Доме актера.

Художница утверждает, что точно не знает, за сколько продаются ее работы. Галерея выставляет свою цену с учетом расходов. Неизвестны и имена покупателей. Ходят слухи, что самый дорогой гобелен приобрели на ярмарке современного искусства Cosmoscow-2017.

«Изобразительным искусством трудно стабильно зарабатывать, особенно в сложившейся экономической ситуации в стране и в городе. Многим художникам приходиться работать где-то еще для заработка. Первые годы я только вкладывала время и деньги. То, что сейчас окупаются расходы, радует», - говорит Евгения Ножкина.

В духе Раскольникова

Фото: Из личного архива/ Евгения Ножкина

Один из самых известных проектов Ножкиной – это одеяло с фотографиями, собранное из фото-лоскутков разной формы.

«Для меня этот проект стал интимным. Как Раскольников, по старой русской традиции, публично раскрываю самые заветные тайны, мучавшие много лет», - объясняет автор.

Проект помог художнице пережить травмирующие моменты жизни. Кроме того, люди с похожими жизненными ситуациями, тоже молчавшие и хранившие все в себе, начали говорить, делиться своими проблемами.

Искусству в провинции быть

На вопрос, может ли современное искусство существовать не только в столице, но и в провинции, Евгения отвечает однозначно: «Современное искусство в провинции может и существует!». И закрытие ВЦСИ тому не помеха.

«Галерея ХЛАМ существует много лет. Постоянно открываются новые площадки, например, «Дай пять». А ВЦСИ закрылся только как площадка в определенном здании, но объединение художников, музыкантов, писателей и не безразличных к искусству людей так и осталось. ВЦСИ продолжает делать свои проекты на разных площадках. Например, в октябре в галерее FFTN Санкт-Петербурга состоялся проект «Мелиорация». Участниками мероприятия стали многие художники из Воронежа», - рассказывает художница.

То, почему очень большая масса людей в России не понимает и не принимает современное искусство, Евгения объясняет так: образование в школах построено таким образом, что подробно освещается литература, частично - музыка, а с изобразительным искусством в школах знакомят в меньшей степени. Уроки ИЗО направлены на развитие мелкой материки и ознакомление с техниками.

«Вот представьте, что человеку, который читал «Колобка» и «Курочку Рябу», потом предлагают прочитать «Войну и Мир». Вряд ли ему понравится. Так и в изобразительном искусстве. Даже в профессиональных учреждениях история искусств заканчивается на XVIII веке, - сетует художница. - От себя могу посоветовать: если вам не понравилась работа современного художника или определенный стиль, не нужно ставить ярлык: «Я не люблю современное искусство». Сейчас так много направлений, что каждый найдет свое».

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно



Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах