aif.ru counter
12.08.2019 00:44
28139

«Сын не умирает – он рядом быть перестаёт». Мать о погибшем моряке «Курска»

Сергей Кокурин во время службе на подлодке «Воронеж»
Сергей Кокурин во время службе на подлодке «Воронеж» © / Алла Кокурина / Из личного архива

«Я начала писать о Серёже, чтобы не сойти с ума», – эти слова произносит Алла Кокурина – мама воронежца, погибшего 19 лет назад в Баренцевом море на атомной подводной лодке «Курск». Её сыну, капитан-лейтенанту Сергею Кокурину – обаятельному парню с детской улыбкой, доброй душой и большими надеждами, всегда будет 27 лет. 

«АиФ-Воронеж» поговорил с Аллой Валериевной о целом поколении молодых офицеров и, конечно, о её Серёже, которого она заново узнавала, когда писала книгу воспоминаний с названием «Сын не умирает – он рядом быть перестаёт».

«В ней мой разговор с Серёжей, – отмечает Алла Кокурина, – и эту первую книгу мы с мужем издали на свои деньги, полагая, что делаем это для себя. А спустя десять лет подготовили книгу «Память – лучшая награда», в которую вошли материалы о наших воронежских ребятах-подводниках, погибших на АПЛ «Курск».

Родился с морем в сердце

Сергей Кокурин - старший и Сергей Кокурин - младший.
Сергей Кокурин - старший и Сергей Кокурин - младший. Фото: Из личного архива/ Алла Кокурина

Сергей Кокурин родился 31 июля 1973 года в семье потомственных моряков. В год его рождения дед по материнской линии Валерий Иванов служил на Северном флоте сменным командиром плавбазы «Федор Видяев», отец – Сергей Кокурин-старший – нёс службу на Тихоокеанском флоте.

«Море в жизни сына было всегда, – рассказывает Алла Кокурина. – Мы с мужем на Камчатку - и он с нами. А также на Дальний Восток, на Баренцево, Чёрное море. Люди в морской форме – те, кого он видел ежедневно. Корабли – естественная часть пейзажа».

А город, вызывавший самые сильные эмоции, – Севастополь. Родина Аллы Валериевны, место, где она в своё время познакомилась с будущим отцом Серёжи – курсантом знаменитой «Голландии» – Севастопольского высшего военно-морского инженерного училища Сергеем Кокуриным.

«В 1986 году мы переехали в Воронеж, где сын окончил 28-ю школу,– рассказывает Алла Кокурина. – А потом удивил нас: устроился помощником фрезеровщика в воронежский НИИ связи. Проработал там восемь месяцев, после чего принял решение идти по стопам отца и взял курс на Севастополь».

В городе славы русских моряков парень знал все исторические места, музеи, видел в день ВМФ большой морской парад. Севастополь был для него овеян особой героической романтикой, здесь жили юношеские мечты.

«Очень скоро мы с отцом узнали совершенно другого сына – повзрослевшего, возмужавшего, собранного, – подчёркивает Алла Валериевна. – В Севастополе Серёжа проучился два года. А в 1993 году, после развала Советского Союза, курсантов училища, принадлежавшего теперь независимой Украине, поставили перед выбором: принимать украинское гражданство и присягать на верность новому государству, или переводиться в российские учебные заведения». 

Для Сергея Кокурина проблемы выбора не было – присягу дают единожды. Так он стал курсантом не менее знаменитой «Дзержинки» – Высшего военно-морского инженерного ордена Ленина училища имени Дзержинского. 

«Питер он называл тем местом, где хотел бы остаться жить, – продолжает Алла Кокурина, листая фотоальбомы с Серёжиными снимками на фоне пейзажей Северной столицы. – Но Воронеж был родным, тёплым домом, по которому он скучал, не забывая поздравлять нас с отцом со всеми праздниками, выкраивая из скромной стипендии курсанта деньги на подарки». 

Неоконченная повесть

Ещё в юношеском возрасте Сергей начал писать стихи, доверяя бумаге сокровенные мысли и чувства.

«Уже после всего я собрала его записные книжки, тетрадки со стихами и даже с началом повести, в персонажах которой угадывалась наша семья, – делится Алла Валериевна. – Страсть к чтению, книги, написанные именно моряками – Виктором Конецким, Александром Покровским, скорее всего, подтолкнули его к тому, чтобы попробовать и здесь свои силы. К тому же не обо всем, что тревожило, он мог рассказать даже и самым близким людям».

Учёба подходила к концу. И в 1996 году молодого лейтенанта Сергея Кокурина с учётом его воронежского происхождения распределили на Гвардейскую подводную лодку К-119 «Воронеж». Место службы – посёлок Видяево Мурманской области встретил во всех смыслах холодно: суровый климат, бытовая неустроенность, проблемы 1990-х, особенно ярко проявившиеся в российских вооружённых силах.

«Но если кто и пасовал перед трудностями, то только не Серёжа, – продолжает Алла Кокурина. – Несмотря ни на что, каждую неделю телефонный звонок и в трубке радостный голос: «Привет, мам! У меня всё нормально».  А в отпуске – флотские истории, обязательные разговоры с отцом на темы: «А вот у нас теперь так…», «А вот в наше время…». 

Общих тем стало ещё больше после того, как Сергей прошёл через две «автономки» – боевые службы в Северной Атлантике и Средиземном море. Первое плаванье было отмечено церемонией посвящения в подводники. Чтобы породниться с океаном, надо было в момент, когда лодка опускается на глубину 150 метров, выпить плафон морской воды, а затем поцеловать кувалду. 

«У меня все по-старому. Вначале недели выходили в море, а на выходные загоняли в базу. И так несколько недель подряд. Сходил на БДРМ. Сколько уже облазил лодок!!! Оказывается, на нашей – самые лучшие условия. Лучше, наверное, только на «Акуле». Хотел сейчас слетать домой. Меня в принципе на несколько дней отпустили, но на самолете не получилось (дорого), а на поезде долго. P.S. В Мурманске купил себе крысенка. Теперь у меня в каюте живет. Уже подводник – погружался на 220 метров. Пойдет со мной в автономку», - писал Сергей родителям 21 мая 1999 года.

«В августе 1999 года сын ходил в третью «автономку», после которой ему было присвоено звание «капитан-лейтенант», – продолжает Алла Кокурина. – Об этом походе много говорили. По телевизору показывали командира корабля Геннадия Лячина, который был приглашен в Кремль и докладывал о выполнении боевой задачи Путину. У Сережи в 27 лет было три «автономки», а это редкость! Конечно, мы гордились сыном. А он готовился к четвёртому походу. Помню, собираю его на встречу со школьными друзьями, набрасывая джинсовую куртку, и вдруг вопрос: «Мам, а что ты будешь делать, если я утону?» Как неожиданно спросил, так же внезапно и отрезал: «Прости, это я ляпнул, не подумав».

Белая пустота

Экипаж подлодки Курск
Экипаж подлодки «Курск». Фото: Из личного архива/ Алла Кокурина

21 января 1999 года Сергея Кокурина назначили командиром трюмной группы дивизиона живучести электромеханической БЧ-5 АПРК «Курск». В августе-октябре 1999 года лодка участвует в автономном походе, перед этим выполнив на «отлично» ракетные стрельбы на приз Главкома ВМФ России. 

«Сейчас здесь похолодало, дожди, - пишет Сергей 26 июля 1999 года. - А месяца полтора стояла жара. У меня термометр на солнце за 40 показывал. Сейчас уже начали появляться грибы. Хорошо идут крабы. Сайда неплохо ловится. Лето хорошее, а нам снова уходить в море…  Как придём – позвоню. Поздравляю с прошедшим днем ВМФ и заранее поздравляю с годовщиной свадьбы. Желаю счастья! До встречи! Сергей!»

В декабре после сдачи корабля экипаж отправили в отпуск. По дороге домой Сергей заехал в Питер к своим однокурсникам. А Новый год торопился встретить дома.

«Накануне 2000-го года в прессе, по телевизору только и говорили про миллениум, – вспоминает Алла Валериевна. – Все чего-то ждали, чуть ли ни конца света. Мы шли с сыном по улице, и я обратила внимание, что над нашим домом устанавливают вывеску для нового кафе. Читаем: «Millennium». Просто так спросила сына, что это значит? А он ответил: «Вечность».

С начала 1999 года Сергей обживал свой угол: он получил двухкомнатную разбитую квартиру по улице Заречной посёлка Видяево Мурманской области. Из её окна в страшные августовские дни этого года Алла Кокурина смотрела в белую пустоту. Ключ от квартиры ей передал Серёжин сосед. Отец, буквально прилетевший в посёлок с первым известием о трагедии, пытался через знакомых моряков получить хотя бы какую-то информацию о ситуации на подлодке. Сбивчивые сводки новостей, мучительное ожидание, неизвестность, мольбы.  И осознание: «Больше ничего не будет». 

Капитан-лейтенанта Кокурина похоронили 17 декабря 2001 года на Коминтерновском кладбище Воронежа. За мужество и героизм, проявленные при исполнении воинского долга, Сергей посмертно награждён Орденом Мужества. В Успенском Адмиралтейском храме установлена мемориальная доска памяти воронежских моряков-подводников. В неё вписаны имена членов экипажа атомной подводной лодки «Курск» : капитана 3 ранга Николая Белозорова, капитан-лейтенанта Сергея Кокурина, капитан-лейтенанта Алексея Шевчука, старшего мичмана Игоря Ерасова и матроса Николая Павлова. 

Все эти 19 лет Алла Валериевна и Сергей Аркадьевич Кокурины собирают воспоминания родных и товарищей членов экипажа АПЛ «Курск», издают книги, которые потом передают в музеи и военные училища, в школы и общественные организации. И ещё – постоянно встречают людей, для которых Сергей – важная часть их жизни: надёжный товарищ, хороший друг, человек, в котором жили романтик и уверенный в себе морской офицер. На стене в родительской однокомнатной квартире три самых любимых фотографии Серёжи. Он улыбается. Он в морской форме. Он рядом с отцом, а за спиной – море.

Оставить комментарий (1)

Также вам может быть интересно



Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество