2000

Проект затормозился? Начнут ли добывать никель в Воронежской области

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 13. АиФ-Черноземье 31/03/2021

Оказывается, Воронежская область богата не только никелем, песком, глиной и мелом. Так какие же полезные ископаемые хранят наши недра? И есть ли будущее у нашумевшего никелевого проекта?

Об этом «АиФ-Воронеж» спросил у председателя Воронежского регионального отделения Российского геологического общества Александра Плаксенко.

От никеля никуда не денешься?

Юрий Голубь, «АиФ-Воронеж»: Александр Николаевич, в своё время общество расколола тема добычи никеля под Новохопёрском. Сегодня складывается ощущение, что проект затормозился. Так будут добывать у нас никель или нет?

Александр Плаксенко: Я думаю, что сказались пандемия и пресловутые санкции. УГМК в основном кредитовалась в зарубежных банках, а многим из них в связи с санкциями запретили работать с российскими компаниями. Работы ведутся в «спящем режиме». На 2021 год в смете заложены только анализ фонового состояния окружающей среды на участке разведанных месторождений и мониторинг подземных вод.

- А ведь проект предприятия должны были согласовать ещё летом 2020 года…

- Планировалось много чего. Мы уже два раза вносили изменения в условия лицензий на пользование недрами. В прошлом году – я приложил много усилий в Министерстве и Роснедрах – сроки лицензий снова продлили на два года. Нужен комплекс дорогостоящих геологоразведочных работ – это бурение стволовых скважин большого диаметра, необходимых для проектирования будущих шахт. Надо составить проект разработки месторождений и строительства ГОКа, а это работа не одного месяца. Затем проект должен пройти все мыслимые и немыслимые экспертизы, в том числе экологическую, и - самое главное – общественные слушания. До строительства ещё очень далеко. Но моё убеждение – эти месторождения будут разрабатываться. Никуда не денешься. Это третья и последняя крупная никеленосная провинция в России. Месторождения Кольского полуострова практически истощены. Остался Норильск. Дай Бог, чтобы в этом регионе в ближайшее время были открыты новые залежи сульфидных медно-никелевых руд. Иначе через 10-15 лет страна может остаться без никеля.

Не факт, что наши месторождения освоит УГМК. Может быть, придёт «Норникель» или какая-то зарубежная компания. Не знаю. Но это веление времени: никель необходим стране - оборонной промышленности,  ракетостроению, космической отрасли и т.д. Альтернатива – покупать у Канады, с которой известно, какие отношения. Будут нам руки выкручивать. Чтобы противостоять западному давлению, экономика страны должна быть независимой. Мы ведь самодостаточны с точки зрения минеральных ресурсов. Может быть, потому и такое отношение к нам – всем хочется отщипнуть кусочек. Жаль, конечно, что проект развивается медленно. Затрачено очень много сил и средств. И население, вроде бы, стало успокаиваться, понимая, что это нужно экономике.

Песок под прицелом

- А что ещё есть у нас в области, кроме никеля?

- Да почти всё! Латнинское месторождение огнеупорных глин – крупнейшее в России. А строительный камень? У нас есть ещё три-четыре участка, где можно создать ГОКи, подобные «Павловскграниту». Возможна даже добыча облицовочного гранита. Про мел и говорить нечего – мы можем обеспечить им всю Европу. Есть гидрофобный тонкодисперсный мел, который идёт в фармацевтическую и парфюмерную промышленности. Есть мел низкого качества, но он годится для производства цемента, строительной извести и раскисления наших почв, которые постепенно теряют плодородие.

Недавно наши геологи нашли в Калачеевском районе очень редкие и ценные каолиновые глины, рядом – кремнистые породы.  Это в перспективе – сырьевая база для производства белого наноцемента, 85% которого Россия сегодня импортирует. Мы обсуждали этот вопрос с губернатором – нужен серьёзный инвестор. Есть великолепные стекольные пески. Мне рассказывали, что во время войны в Семилукском районе немцы отбирали стекольный песок и отправляли в кожаных мешочках в Германию для производства цейсовских прицелов. На юге области известны участки развития глауконит- и циолитсодержащих пород, это уникальное сырьё для сельского хозяйства.

Не отрицается и потенциальная золотоносность области. Ведь золото – сорный металл. В принципе, оно есть в любых терригенных породах, в том числе песке. Другое дело – в каком виде. Известно, что рассыпное золото добывается гравитационным способом: поток воды размывает породу, а частицы благородного металла тонут благодаря своему удельному весу и улавливаются накопителями. Но есть тонкодисперсное, плавающее золото, которое уносится потоком. Чтобы его добыть, нужны особые технологии. Воронежское золото именно такое. Нам уже известны участки, где можно изучать потенциальную золотоносность. Летом сотрудники нашего факультета геологии ездили со студентами по сети речушек, мыли песок.

- Это где же у нас можно золотишка намыть?

- Да везде (смеётся – ред.): Павловский, Таловский, Хохольский, Острогожский, тот же Новохопёрский районы.

- И как успехи?

- Пробирку намыли. Конечно, мелочь. Но заниматься можно. Это сложно потому, что нет методики. Наше золото – тонкое, это не якутские самородки.В наших рыхлых отложениях мы находим и алмазы, и минералы-спутники алмазов. Да, это уже, так сказать, экзотика. Но если дойдёт до того, что в Якутии алмазы закончатся, «Алроса» приедет в Воронеж. Известны марганцевые, титан-циркониевые, фосфоритовые проявления, которые ждут своего часа.

Когда разбогатеем?

- Алмазы, допустим, подождут. Но что же мешает наладить у нас добычу того же стекольного песка?

- О нас не все знают. Мы ещё в прошлом году вышли на региональное правительство с предложением издать Атлас минерально-сырьевых ресурсов Воронежской области, где были бы карты полезных ископаемых, указывались все потенциальные и существующие месторождения, водные ресурсы. Приезжает делегация – из Японии, Германии, откуда бы то ни было – а нам есть что им показать. Вот какие у нас богатства. Если что-то интересует – давайте вместе заниматься. Предложение уже прошло все инстанции, я думаю, что в этом году будут выделены деньги на издание такого атласа.

Вся область живёт за счёт поземных вод. Но единого справочника по ним нет. А данные, которые есть, уже устарели. Очень большая проблема – бесхозные скважины. У нас их тысячи. В своё время такую скважину имел каждый колхоз. Потом сельское хозяйство рушилось, а скважины оставались, никто их не тампонировал. Открытый доступ ведёт к уничтожению водоносных горизонтов. Нужно больше внимания уделять воронежским недрам. От их рационального использования  во многом зависит экономическая стабильность  области и благосостояние наших жителей.  Необходима грамотная инвестиционная политика в сфере недропользования.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно



Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах