Примерное время чтения: 5 минут
323

Первая попытка. Как Воронеж хотели сделать центром мировой микроэлектроники

Как наладить импортозамещение, создать уникальные производства и сделаться независимой от зарубежных поставок страной – вопросы для России непраздные. Нам нужны воля, идеи и решимость, чтобы не превратиться в сырьевой придаток всего «цивилизованного» мира.

Насколько реально было добиться успеха ещё лет 20-30 назад, что помешало развитию, и с чего можно было бы начать сейчас, об этом и многом другом наш разговор с замом гендиректора ЗАО «НИТИМР» (в дальнейшем НПО «Северные кристаллы») в 1988-1999 годах Евгением Васильевым.

В промышленных масштабах

- Евгений Васильевич, расскажите о развитии микроэлектроники в СССР. С чего всё начиналось?

- В 1985 году в СССР была принята государственная программа по развитию отечественной  микроэлектроники. В г. Апатиты Мурманской области создали предприятие, которое поначалу считалось филиалом ленинградского НПО «Северная Заря». Задачей предприятия было выращивание монокристаллов  ниобата лития и танталата лития для микроэлектроники. Завод решили построить поближе к месторождению лопаритовых руд, которые содержат металлы и редкоземельные элементы, необходимые для такого производства. Вообще, месторождений лопаритовых руд в мире очень мало, они имеются в Уругвае, во Вьетнаме и у нас, на Кольском полуострове в Ловозерских тундрах – на так называемом Ловозерском месторождении.

Изначально это была интеграционная программа, потому что  152 установки для выращивания монокристаллов производились в Пловдиве (Болгария), а в ГДР для них изготавливали медные индукторы для охлаждения высокотемпературного технологического процесса.

Завод начал функционировать уже в 1988 году и входил в состав ВПК. В Апатитах было начато также строительство производственных корпусов для химического производства шихты, позволяющее из собственного сырья выращивать и механически обрабатывать монокристаллы.   К 1990 году был налажен весь производственный цикл выращивания и механической обработки монокристаллов. Это было первым этапом.

На втором этапе должны были быть задействованы уже воронежские предприятия – РИФ и Электросигнал для получения готовых электронных материалов и компонентов для гражданской и военной продукции. Таким образом предполагалось, что Воронеж, согласно упомянутой программе по развитию отечественной микроэлектроники, станет  центром мировой микроэлектроники. Здесь должны были выпускаться до 1,2 млн штук телевизоров в год, различные комплектующие элементы и электронная аппаратура.

Мы поставляли продукцию оптических свойств в Москву для создания приборов ночного видения и в Белоруссию (в Минске производили телевизоры «Горизонт»), а также частично – в Китай. Для России это было уникальное производство, в таком масштабе ничего подобного в нашей стране больше не было.

- Капстраны проявляли интерес?

- Когда мы наладили производство монокристаллов, к нам со своими предложениями приезжали представители японской фирмы «Прогресс», производящей на тот момент 25%  всей мировой микроэлектроники. Нашей продукцией также интересовалась фирма Сименс (ФРГ). Но что-то  в верхних эшелонах власти застопорилось. Думаю, дело в том, что японцы предлагали на наших установках выращивать монокристаллы по своим программам, используя наш производственный персонал. А нашей целью было быть не сырьевой базовой, а поставлять по их заказам уже готовую продукцию.

Команда сверху

- Почему предприятие свернуло производство?

- После распада СССР, в 1994-1995 годах, предприятие акционировалось и стало называться ЗАО НИТИМР (научно-исследовательский технологический институт материалов радиоэлектроники). Всего в учредителях-акционерах числилось 15 человек. Спокойно поработать удалось недолго – в 1998 году поступило распоряжение сверху: нам дали команду из правительства продать свои акции. Все мы, включая генерального директора, решили уйти, так как не видели для себя никаких перспектив. Я тоже уволился, проработав на предприятии больше 10 лет.

Уже новые учредители, которые так и остались нам неизвестны, создали ОАО «Северные кристаллы». Но дела там пошли плохо, и вскоре всё сошло на нет. В 2008 году встал вопрос о ликвидации предприятия. Никаких возражений при этом ни со стороны ОПК, ни со стороны министерства промышленности и торговли не было.

Мои предположения на этот счёт такие: гражданская продукция различного направления правительство того времени никак не интересовала. Тогда в один голос заявлялось, что всё, что касается гражданки, мы купим за рубежом. Чем это закончилось, все знают. Мы фактически утратили самостоятельность в большинстве отраслей.

- Куда же подевались уникальные установки, неужели порезали на металл, как это происходило в гражданской авиации?

- Всего у нас работало 152 уникальных установки по выращиванию монокристаллов. В каждой – по 2,5 тонны нержавеющей стали, установки для прецизионной резки, шлифовки и полировки. В переводе на сегодняшние деньги это примерно 300 млрд. рублей. Думаю, вряд ли их продали на металлалом. Скорей всего, их вывезли и использовали в дальнейшем для нужд ОПК. Доказательством тому – появившаяся точная военная техника, созданная на основе микроэлектроники, то есть всё сохранились в ОПК, но не в гражданском секторе.

В 2014 году вышла новая программа по развитию отечественной микроэлектроники в РФ. А сейчас, особенно в связи с последними событиями и санкциями, остро встал вопрос по возрождению микроэлектроники именно в гражданском секторе. Последний приезд к нам министра промышленности и торговли РФ Дениса Мантурова ещё раз доказал, что Воронеж вполне может стать центром микроэлектроники. Но, чтобы реализовать грандиозные планы, нужно использовать все свои как человеческие, так и природные ресурсы.

Я предлагаю, учитывая близость уникального месторождения, попробовать восстановить апатитское предприятие, которое сейчас находится в стадии ликвидации. Думаю, это вполне реально. Чертежи и проекты есть, они сохранились. С таким предложением я неоднократно, начиная с 2016 года, обращался в администрацию президента, правительство Воронежской области и на различные местные предприятия, связанные с микроэлектроникой. Но получал только отписки, даже просто заинтересованности ни одна из структур не проявила. Почему? Это большой вопрос.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно



Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах