aif.ru counter
331

«Людей катастрофически не хватает». Инфорг поискового отряда о своей работе

Наталья Филипповских / Из личного архива

Воронежскому поисково-спасательному отряду «Лиза Алерт», на днях исполнилось два года. Региональный представитель, инфорг отряда Наталья Филипповских рассказала корреспонденту «АиФ-Воронеж» о том, как работают поисковики и как к ним присоединиться.

Фото: Из личного архива/ Наталья Филипповских

«Не медлим ни минуты»

Юлия Горшкова, «АиФ-Воронеж»: Каков механизм поиска людей?

Наталья Филипповских: Как правило, заявка поступает тремя способами: на горячую линию 8(800)700-54-52 (туда часто обращаются родственники), от полиции или из социальных сетей. Получив заявку, мы заносим её в специальную систему, где хранится вся информация. Если вдруг человек пропадает второй раз, мы проверяем то место, где нашли его ранее. Это особенно актуально с пожилыми людьми. Затем мы начинаем прозванивать родственников для понимания, как нам действовать дальше. Поиск может быть активным, подразумевающим выезд групп, информационным, когда мы отрабатываем социальные сети, или это может быть ориентировка в интернете, если человек пропал давно. Для активного поиска инфорг собирает экипажи. Также задействован координатор, который ставит задачи, чтобы волонтёры не просто бесцельно блуждали, а нашли пропавшего в кратчайшие сроки.

– Сколько времени должно пройти после пропажи человека, чтобы начали его поиск?

– Есть миф, что полиция не принимает заявление в течение трёх суток с момента пропажи человека. Я не знаю, откуда он взялся. Это неверно. Если вы понимаете, что человек пропал 20 минут назад, вы идёте и подаёте заявление в полицию. Когда человек потерялся, мы не медлим ни минуты. Если время будет упущено, мы можем потерять шанс на обнаружение пропавшего живым, в особенности если он потерялся в природной среде.

– Есть ли статистика по пропавшим?

– Как таковой статистики у нас, как у молодого отряда, пока нет. Пропадают люди разных возрастов: дети, люди среднего возраста, пожилые. В Воронежской области чаще теряются подростки.

– Сколько вы ищете человека прежде чем оставить поиск?

– Мы никогда не оставляем поиск. Если фаза активного поиска длится более четырёх суток и не приносит результатов, а в это время поступает новая заявка, мы переводим прежний поиск в режим информационного. Мне запомнился поиск дедушки, потерявшегося в городе. Мы ходили за ним четыре дня, практически шаг в шаг и всё время немного опаздывали. В итоге мы нашли его благодаря свидетельству неравнодушных людей, видевших ориентировку и заметивших бесцельно перемещающегося пенсионера.

– Какие советы вы могли бы дать родителям маленьких детей, родственникам пожилых людей?

– За детьми нужно постоянно смотреть, не отвлекаться. Если вы выходите на мероприятие, нужно фотографировать детей. Как показывает практика, когда спрашиваешь у родителей, во что одет ребенок, они не могут этого вспомнить из-за стресса. В школах и детских садах мы проводим профилактические занятия как для детей, так и для взрослых. В этом году прошли уже 40 лекций. Заявку можно оставить по телефону нашей горячей линии.

Что касается пожилых, нужно использовать GPS-трекеры. В карманы пожилым родственникам стоит разложить записки с фамилией, именем, отчеством и номером телефона близких. Хорошо, если есть возможность периодически прозванивать пожилых.

«Ведём себя воспитанно»

– Как организовывается поиск на местности?

– Такие поиски делятся на городские и в природной среде. Мы никогда не выезжаем без предварительного прозвона родственников, больниц. В городской среде своя специфика: делается упор на патрулирование, опрос. В природной среде опрашивать некого. Там идет прочёс цепочкой, работа на отклик. Каждый поиск индивидуален. Понимание, как мы будем действовать, как раз даёт прозвон.

– Какие технические средства используются во время активного поиска?

– Если мы работаем в городе, обходимся сотовой связью. В природной среде нужны компасы, навигаторы, рации, фонари. Поиски ведутся в основном в тёмное время суток, так как большинство волонтеров может выехать только после работы. Каким бы профессиональным ни был поисковик, технические средства помогают не запутаться и не увести группу не в том направлении.

– Как финансируется отряд?

– Всё за свой счёт. Стараемся работать со спонсорами, но в основном всё же сами.

– Сколько человек в отряде?

- В общем чате в социальной сети у нас 200 человек. Как правило, на поиск в среднем выезжает 12-15 человек. Если у нас одновременно несколько поисков, людей катастрофически не хватает.

– Есть ли какие-то общие правила для волонтёров «Лиза Алерт»?

– Мы ведём себя воспитанно: не мешаем друг другу, уважаем друг друга на поисках, уважаем коллег из других отрядов, полицию, родственников. У нас есть табу на распространение информации, полученной от родственников. Часто она бывает очень личная. Люди говорят по максимуму, так как это может помочь поискам.

Фото: Из личного архива/ Наталья Филипповских

«Ждём неравнодушных, желающих помогать»

– Что за люди составляют костяк отряда?

– Это люди разных профессий: парикмахеры, инженеры, ветврачи, воспитатели, домохозяйки. Это люди с большой буквы. Я горжусь, что с ними знакома, ставлю их в пример. Я знаю, что если со мной что-то случится в два часа ночи, я позвоню, и они приедут. В них я уверена на 150%. И если заявка поступит ночью, мы сразу начнём работу. Люди приходят в отряд, понимая некую ответственность.

– А как вы стали поисковиком?

– Сейчас на моем счету около 300 поисков. В 2017 году в Липецкой области потерялся четырёхлетний мальчик, его искали неделю, и после того момента я активно подключилась. На первый поиск я не смогла выехать, потому что у меня маленький ребёнок, тогда я помогала в работе в социальных сетях. Через два месяца потерялся второй мальчик, и тогда я поняла, что это тот момент, когда я нужна. Это был мой первый лесной поиск. Тогда мы не успели, ребенка нашли погибшим. Когда говорят, что поиски проходят с большим количеством добровольцев, это не так. Если ты не поедешь, не поедет и кто-то другой. Людей реально не хватает, всегда. Тем более если поиски затягиваются.

– Как проводится обучение новичков?

– Как правило, на обучение приходят 12-15 человек, но остаются единицы. Некоторые загораются, но быстро перегорают.  Мы всегда говорим, что нужно равномерно распределять свои силы. Когда волонтёр сразу участвует в большом количество поисков, мы порой останавливаем его, потому что человеку нужен отдых: физический, эмоциональный. Вообще, если человек понимает, что сейчас готов выехать, но он не умеет пользоваться, например, компасом, ничего страшного. С ним будет опытный поисковик, который все расскажет и покажет. Если ты решил выехать, должно быть только желание.

– Какая подготовка нужна тем, кто участвует в выездах: физическая, психологическая?

 В плане физической подготовки ничего особенного не нужно. Важна только выносливость. Если поисковая группа заходит в лес, прочесывается выделенный квадрат. Если кто-то устаёт, выводится вся группа, а значит квадрат не закрыт. Нужно рассчитывать свои силы. На городской поиск можно потратить два-три часа, а в лесу это пять-шесть часов. Также мы проводим подготовку по оказанию доврачебной помощи.

Часть волонтёров приезжают на поиск и понимают, что не могут с ним справиться психологически. Эмоциональная закалка приветствуется. К активному поиску мы не допускаем волонтёров до 18 лет, потому что человек должен уметь самостоятельно принимать решения.

– Что могут делать подростки?

– Мы привлекаем их к работе с социальными сетями, интернет-порталами, когда нужно быстро распространить ориентировку в Сети, либо для обзвона больниц. Вообще, интернет – кладезь информации, свидетельств. Даже репост очень много значит. Кто-то увидел репост и понял, что видел похожего человека.

– Как попасть в отряд?

– Мы всегда ждём людей неравнодушных, желающих помогать. Подключиться к нашей работе можно в любой момент. Для этого можно заполнить анкету в нашей группе или позвонить на нашу горячую линию.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно



Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество