aif.ru counter
11282

Лагеря и походы в прошлом? Почему чиновники запрещают палатки и костры

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 23. АиФ-Черноземье 05/06/2019

Лето — самое радостное время для школьников, вот только сегодня они рискуют лишиться, пожалуй, самых «вкусных» возможностей каникул — ночёвок в палатках, песен у костра и макарон по-флотски из котелка. Благодаря заботам чиновников палаточные лагеря могут окончательно кануть в Лету. Что вполне понятно: зачем отвечать за безопасность, когда можно просто наложить запрет?

Вокруг буржуйки

У многих нынешних родителей с палаточными лагерями связаны самые счастливые воспоминания детства. Кто-то участвовал в военно-тактических играх, кто-то был «индейцем» или «древним славянином», кто-то — просто туристом.

С тех пор всё изменилось — требования к детскому отдыху кардинально ужесточились, особенно после того, как в июне 2016 года на карельском Сям­озере погибли 14 подростков. Все лагеря должны получать санитарно-эпидемиологические заключения, а собственники и организаторы — заключать договоры с медучреждениями.

Традиционно жизнь палаточного лагеря всегда строилась вокруг костра. Два года назад костры попали под запрет, и теперь можно наблюдать довольно странную картину: в лесу, посреди палаток чернеет буржуйка, а вокруг неё, как нью-йоркские бомжи, теснятся дети. Чиновники наведываются в гости едва ли не каждый день: лагеря постоянно проверяют Роспотребнадзор, МЧС, инспекция по делам несовершеннолетних и пр.

Бутафорский патриотизм

Число требований только растёт — в итоге путёвки, прежде вполне доступные многим семьям, стремительно дорожают. Палаточные лагеря теряют рентабельность и оборачиваются такими расходами и хлопотами, что открывать их решаются немногие организации, сохранившие снаряжение с лучших времён.

С походами — ещё сложнее. Так, необходимо не только заранее уведомить муниципальные органы и МЧС, но и обработать весь маршрут средствами от клещей и грызунов. Причём предупреждать чиновников нужно даже о походах с участием родителей.

Разумеется, никто из организаторов палаточного отдыха, а многие из них — энтузиасты, отдавшие работе с детьми всю жизнь, не поспорит с тем, что безопасность — прежде всего. Так же, как ни один чиновник никогда не признается в том, что очередным запретом он просто хочет снять с себя ответственность.

В итоге — удивительный парадокс. Государство, которое испытывает всё большее внешнее давление и окружено чужими военными базами, фактически отказывается воспитывать будущих защитников — ведь именно палаточные лагеря всегда учили детей самостоятельности, искусству выживания и чувству локтя.

Патриотизм в основном ограничивается телевизором, который подрастающее поколение уже давным-давно не смотрит. Гораздо проще запретить концерт очередного «суицидального» рэпера, чем создать здоровую систему ценностей и настоящую, а не бутафорскую массовую молодёжную организацию.

Тем более что подросток, круглыми сутками сидящий в интернете, точно не простудится и не обожжётся по недосмотру контролирующих органов. А с кем он там общается и какие взгляды впитывает — неважно, ведь ни Роспотребнадзор, ни МЧС, ни региональные власти за это ответственности не несут.

Мнения экспертов

Олег Мосолов, руководитель департамента образования, науки и молодёжной политики Воронежской области:

«Речь идёт об официальном стандарте безопасности. У нас достаточно распространены лесные походы, и запрет может быть связан с пожарной безопасностью. На открытой местности возникает ситуация повышенной температуры: при +25 °С без естественной защиты лесного массива в палатке находиться практически невозможно. А если рядом водная гладь — встаёт вопрос качества воды и безопасности пляжа.

Поэтому я не считаю требования чрезмерными. Они достаточны, чтобы обеспечить безопасность детей. Мы можем сколько угодно говорить о том, что это интересный отдых, но если он небезопасен, я выступлю первым, чтобы его не допустить. Сначала безопасность, а только потом качественная программа — именно такой приоритет должен быть у организаторов. Походы должны быть, но современные методы позволяют минимизировать риски. Кто мешает выстроить свой маршрут так, чтобы находиться рядом с нормальным пляжем? Это вопрос профессионализма организаторов.

Мы на уровне страны стараемся всё выстроить так, чтобы эта интересная форма отдыха не ушла. Мы делаем стационарные палаточные лагеря — когда ребята живут в палатках, но у них есть столовая, санузлы, душевые. Так мы купируем риски, связанные с приготовлением пищи, санитарными условиями и т. д. В прошлом году мы таким образом сделали «Смену», в этом — организуем ещё один лагерь и будем на этой базе проводить все туристические слёты. Дети могут оттуда пойти в двух-трёхдневный поход, а потом вернуться».

Анатолий Шмыгалёв, депутат областной Думы:

«Детский палаточный отдых, к сожалению, находится в упадке и сегодня сводится к единственной в Воронежской области оборудованной площадке — палаточному лагерю «Смена», рассчитанному на размещение всего 400 человек. Между тем потребность общества в оздоровительных палаточных лагерях гораздо выше. Об этом красноречиво свидетельствует тот факт, что организаторы подобного вида отдыха предпочитают вывозить воронежских ребят на территории соседних областей — Белгородской, Липецкой и т. д.

Ситуация усугубляется тем, что Роспотребнадзор предъявляет крайне жёсткие, часто абсурдные требования: оборудование стационарных медпунктов, хотя в лагере всегда присутствует мед­работник, стационарных кухонь вместо традиционных полевых и т. д. Хотя организация летнего отдыха в палаточных лагерях широко распространена и популярна во всём мире. Ребята не только получают уникальные навыки по самообслуживанию и самоорганизации, но и мощнейший заряд духовных сил и впечатлений.

Я как воспитанник воронежской «Искры» считаю это направление детского туризма крайне важным. Создавая палаточным лагерям невыносимые условия, мы фактически своими руками уничтожаем эффективные возможности патриотического воспитания. Подобная политика запрещения — вместо воспитания! — уводит наших ребят в виртуальную жизнь, подменяя здоровые ценности гаджетами и компьютерными играми.

Сегодня региону необходимо пять-семь площадок для летних палаточных лагерей. К их выбору было бы уместно привлечь воронежских организаторов детского туризма».

Формальные вещи

Геннадий Киреченков, руководитель детской организации «Искра»:

«Эта проблема касается не только Воронежской области. Государство не нацелено на подготовку защитников Оте­чества. А ведь именно эта идея закладывалась основателями мирового скаутского движения — в основном, бывшими военными.

Последние 10-15 лет у нас делают абсолютно формальные вещи. Та же «Юнармия» — это просто организация, которую выставляют напоказ. А детско-юношеский туризм абсолютно развален. Первая причина: мужчины, которые когда-то работали с детьми, не могут жить на зарплату, которую там начисляют. Вторая — трагедия в Карелии и другие подобные события.

Лет 15 назад всё было гораздо проще. Чтобы пойти в поход, мне как руководителю организации нужно было просто оформить приказ. Сегодня есть множество требований, выполнить которые могут разве что единицы. Но и им проще отказаться от похода.

Все говорят о здоровье и безо­пасности, но настоящая причина — в усилении контрольных функций государства. В данной ситуации это абсолютнейший перебор. Я понимаю чиновников, они действуют в установленных рамках. Одни принимают документы, другие — выполняют. Но не все нюансы могут быть прописаны. И включается личностный механизм. Один товарищ проверяющий считает, что всё нормально, другой — наоборот. И отношение к отдыху в палатках — в основном напряжённо-негативное. Люди, которые сами не ходили в походы, считают их кошмаром. Как бы чего не вышло! Проще — запретить.

Например, в прошлом году во время жары достаточно крупный чиновник принял решение отменить палаточные лагеря. В чём разница между обычным лагерем и палаточным, если речь идёт о жаре? Сегодня можно закрыть любой лагерь — надзорный орган легко найдёт десяток мелких нарушений и вынесет вердикт. И можешь идти судиться. Сломанная скамейка, неподписанная швабра, недокошенная в таком-то месте трава… Всё это можно устранить в течение двух часов. Дырка в заборе трактуется как антитеррористическая незащищённость! Если, не дай Бог, кто-то решится на такие вещи, его что — остановит забор?»

Оставить комментарий (7)
Loading...

Также вам может быть интересно



Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество