Примерное время чтения: 7 минут
154

Испытание на прочность. Что пережил воронежский бизнес с начала СВО?

Больше года назад воронежская экономика мгновенно оказалась в новой реальности. Ставка Центробанка взлетела до 20%, западные партнёры прекратили контакты, а импортозамещение из красивого лозунга превратилось в условие выживания. Но конец света не наступил – выяснилось, что мы вполне способны жить и работать, опираясь на собственные силы. Да и мир оказался гораздо больше, чем представлялось совсем недавно: желающие купить воронежские товары и любыми путями продать нам свои нашлись очень быстро. Так как же власти, бизнес и общество пережили исторический перелом?

Ищем и находим

Шок пережила вся воронежская экономика, но в особенно сложное положение попали промышленники. Резко затормозились поставки сырья и комплектующих, под вопросом оказались сразу несколько инвестпроектов, связанных с техническим перевооружением – ведь наши предприятия давно перешли на импортное оборудование.

Список только самого необходимого насчитывал 6 тыс. позиций. Нужно было отыскать других поставщиков или срочно наладить отечественное производство. В помощь бизнесу Минпромторг даже создал специальный интернет-сервис «Импортозамещение», где можно было сообщить о том, чего не хватает, и найти партнёров, готовых доставить всё, что нужно.

И, конечно же, очень выручил параллельный импорт: правительство позволило ввозить товары через посредников, без разрешения правообладателя.

Без сладкого не останемся

Если промышленникам нужны «длинные» деньги, то аграрии перед началом сезона берут короткие кредиты – на покупку семян, средств защиты растений, удобрений, топлива. Так что после взлёта ставок будущий урожай тоже оказался под вопросом. Выручили льготные кредиты, причём, у нас в регионе лимит на одного заёмщика был увеличен с 500 млн до 800 млн рублей.

«Сразу возникли сложности с техникой, - вспоминает директор Воронежского областного центра информационного обеспечения АПК Иван Подгорнов. – И если сами машины ещё можно было получить через Китай, Турцию и тот же параллельный импорт, то комплектующие к технике, произведённой в недружественных странах, расценивались чуть ли не как товары двойного назначения и попали в стоп-лист. Тем не менее, мы вместе с крупными и мелкими производителями находили выход: доставали нужное через посредников или переключались на аналоги».

«АиФ-Черноземье» не раз писал, что зависимость от импортных семян сильнее всего у тех, кто выращивает сахарную свёклу. Но в Воронежской области уже есть производители, которые выводят на рынок отечественные гибриды. Конечно, по качеству и урожайности они хуже: семеноводам, которые работают в нашем климате, трудно угнаться за французами или итальянцами. Тем не менее без сладкого мы не останемся.

Дефицит специалистов

Разумеется, во время любого кризиса сильнее всего страдает малый и средний бизнес. Он понёс чувствительные, хотя и не критичные потери. По данным реестра МСП, в январе 2022 в регионе насчитывалось 83,5 тыс. фирм и индивидуальных предпринимателей. Год спустя – на 1,4 тысячи меньше. При этом численность занятых, напротив, увеличилась – на 10 тыс. человек.

Одновременно в прошлом году на 43 тысячи выросло количество тех, кто зарегистрировался самозанятыми. Всего же к 1 февраля их число достигло 84 тыс. человек. Но всё это – сухие официальные цифры.

«Крупный бизнес работает с финансовыми потоками, логистическими маршрутами и т.д., а мы работаем с людьми, и это наложило свой отпечаток, - делится руководитель группы компаний «Здоровый ребёнок» Олеся Назарова. – Был стресс, и не только у наших клиентов, но и внутри компании, мы потратили много усилий, чтобы успокоить людей. Продолжается отток специалистов, причём, что особенно грустно, - высококлассных. С другой стороны, мы принимаем сотрудников с новых территорий России, но, как правило, низкоквалифицированных».

Ещё одним испытанием стала объявленная осенью мобилизация. И речь не только о сотрудниках, которых призвали на фронт, но и о клиентах: семьи мобилизованных часто стараются экономить на самом необходимом.

«Финансово мы по-прежнему растём, - рассказала собеседница. – Но если в 2020 году мы разработали стратегию до 2025, то теперь пересматриваем планы каждый год».

«Обкатали личный состав танками»

Руководитель оптической группы «Точка зрения» Станислав Слаутинский:

«Первым делом нужно было привести в порядок дух сотрудников. Мы обкатали личный состав «танками» - вывозили их и за «ленточку» и в Богучар: работали с мобилизованными, которые забыли свои очки, контактные линзы и т.д. Конечно, это стресс. Но у нас большой опыт: я и в 2014, и в 2015 году сам выезжал под Луганск.

Ничего, люди осмотрелись, адаптировались. Все ехали добровольно. «Кто хочет?» Сначала – пауза, а потом – лес рук. Это заводит. Поработали в госпиталях с ранеными.

Наша компания прошла кризисы 1998, 2000, 2008, 2014 годов. Мы научились перековывать мечи на орала и работали без паники. А ведь в оптике – только 2% отечественных товаров, а 98% - импорт. Под лежачего офицера пиво не течёт (улыбается – Ред.): я сразу поехал к братушкам-сербам. Мы и так семь лет с ними работали, они – дистрибьюторы в семи балканских странах. Мой друг Милан тогда сказал: «Станислав, мне это не выгодно, но я из принципа тебе помогу». Начали получать продукцию западных марок даже дешевле на 5%, чем раньше.

Наладили контакт с сетью, которая работает в Саудовской Аравии и Эмиратах. А французская компания Essilor, которая держит 70% мирового рынка линз – Nikon, Seiko и т.д., - даже образовательные проекты у нас не свернула. Не нужно бояться. По-прежнему можно купить любое южнокорейское оборудование. А в июне прошлого года мы совместно с французами открыли клинику».

Мы все в одной лодке

Зампредседателя Центрально-Чернозёмного банка Сбербанка Антон Каменев:

«На первых порах, в феврале-марте прошлого года, было не понятно, устоит ли вообще финансовый сектор – западные партнёры разорвали контракты, когда доллар стоил 120 рублей. Нам пришлось зафиксировать убытки. Вся банковская система работала в ручном режиме. Я в день согласовывал около 700 платежей. Был большой стресс, но мы его с честью пережили. Ещё один страх был связан с тем, что у нас накроется всё лицензионное программное обеспечение, и это коснулось всех секторов экономики.

Вся логистика, и особенно железная дорога, оказалась перегружена, и это не позволяло бизнесу вовремя доставлять товары и исполнять обязательства перед клиентами. Спасало то, что в отличие от 2008 и 2014 годов, когда был кризис недоверия, и арбитражные суды захлёбывались от исков, люди начали больше общаться и чаще договариваться. Стало понятно, что все мы в одной лодке, и никто нам не поможет – только мы сами.

Прошлой весной финансовый сектор подвергался массовым хакерским атакам. Но система устояла, персональные данные клиентов потеряны не были».

Время быстрых решений

Директор по экономике и управлению эффективностью «Воронежсинтезкаучук» Андрей Петров:

«Для нас были актуальны проблемы с логистикой. Пробки на традиционных каналах заставляли думать над альтернативами и перенаправлять потоки товаров. Нужно было очень быстро принимать решения. Важно было не только доставить продукцию, но и получить деньги. Европейские банки отказались от сотрудничества, заблокировали расчёты, и даже через европейскую «дочку» компании «Сибур» действовать не получалось. Приходилось придумывать схемы – трёх-, четырёхсторонние соглашения переуступки с одной компании на другую.

Из Европы шёл большой поток химической продукции, необходимой для нашего производства. Не все поставщики согласились продолжить сотрудничество. Мы постарались найти аналоги на местном и азиатском рынках, и завершили эту работу уже на 98%. Думаю, что уже в этом году мы будем полностью защищены».

 

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно



Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах