302

Деревянная крепость и достойное жалованье. Каким был допетровский Воронеж

Воронежские корабелы проявили себя прекрасными строителями боевых и торговых судов — стругов.
Воронежские корабелы проявили себя прекрасными строителями боевых и торговых судов — стругов. Википедия

В нынешнем году Воронежу исполняется 435 лет. При этом самое известное событие его истории – строительство Петром первого военного флота – началось 325 лет назад.

Что же происходило за столетие, разделяющее эти даты? Оказывается, допетровский Воронеж был вовсе не захолустьем, а процветающим городом. Кем были его жители? Чем зарабатывали? Какие подвиги совершали? Двойной юбилей – самое время открыть эту малоизвестную страницу.

Торговля и «рестораны»

Как известно, начало XVII века в России было лихим временем Смуты. Бурные события тех лет затронули и наш город. Летом 1613 года в Воронеж бежал с верными казаками авантюрист Иван Заруцкий, а с ним – жена первого и второго Лжедмитриев Марина Мнишек и её малолетний сын Иван Ворёнок. Здесь казаки приняли бой с настигшим их воеводой Иваном Одоевским. С уцелевшими соратниками Заруцкий сумел переправиться через Дон и бежал дальше – к Астрахани.

«История Воронежа в XVII веке достаточно хорошо изучена, во многом благодаря исследованиям историков ВГУ Владимира Глазьева и Олега Скобелкина, - отмечает историк и писатель Николай Сапелкин. - В то время в городе проживало от пяти до семи тысяч человек. Большинство из них были профессиональными военными и пахарями одновременно: служилые люди получали жалованье деньгами и землёй. Здесь обитали казаки, стрельцы, пушкари. Одна семья состояла из пяти-семи человек».

Как выглядел Воронеж того времени? Это была деревянная крепость, а, вернее, сразу две крепости: так называемый рубленый город и острог. В рубленом городе было три башни: Московская, Затинная и Тайницкая, которая, возможно, называлась так потому, что из неё шёл подземный ход к реке.

Горожане разных родов службы и занятий жили в отдельных слободах, которые располагались и под защитой стен, и за их пределами. Посреди острога находилась торговая площадь, на которой в 1633 году стояли 96 лавок и две харчевни. История сохранила имена первых воронежских «рестораторов»: харчевни держали Ивашка Дериглаз и Пятун Исаев.

«Прогнали, побили, живых поимали»

Торговля и индустрия развлечений, естественно, означают, что у воронежцев того времени водились деньги. В первую очередь это, конечно, жалованье за ратную службу. Сражаться с врагом горожанам приходилось часто и бились они самоотверженно: во-первых, защищали семьи и имущество, а, во-вторых, получали награды и продвигались по служебной лестнице.

Например, в 1617 году на Воронеж напали украинские казаки-черкасы на службе Речи Посполитой, объединённого польско-литовского государства, которое считало эти чернозёмные земли – вплоть до Ельца – своими. Разгорелся бой в слободе Чижовка, у Бархатного бугра. И хоть наши предки и были меньше числом, но захватчиков «от города отбили, прогнали, и многих побили, а иных живых поимали».

После этого наступило затишье, но в 1632-1634 годах, пользуясь тем, что Россия воевала с литовцами за Смоленск, на Воронеж вновь стали совершать набеги крымские татары. Атаки прекратились в 1637 году, когда донские казаки взяли и обороняли Азов, но после его возвращения Турции начались с новой силой. Неприятностей добавил кризис 1640-х годов, когда из-за неурожаев подорожали хлеб и другие продукты, стало не хватать корма для скота.

Впрочем, самому городу вряд ли что-то грозило. Татары плохо умели штурмовать стены. Для них было важно блокировать крепость, чтобы свободно грабить округу, захватывая пленных и скот.

Тем, кто не мог укрыться за стенами, приходилось туго. Вот что докладывали в 1644 году атаманы села Ступино, что в нынешнем Рамонском районе: «Воюют нас крымские и ногайские люди. Не пашем мы хлеба, ржи и яри не сеем за частыми татарскими приходы четвёртой год… На боях мы, холопы твои, татар побивали и ранили многих и нас… и от тех ран стали мы увечны, бесконны и бессемейны». Согласно документам, в том же году татары пленили 204 человека и убили четырёх ступинцев, угнали из села 3097 лошадей и «всякую мелкую животину».

Эпоха регулярных набегов в основном закончилась после того, как в 1658 году была достроена Белгородская засечная черта, состоявшая из городов-крепостей, валов, рвов, острогов, надолбов, засек, а также из естественных препятствий – рек, болот, балок, лесов. Конница не могла преодолеть эту оборонительную линию, а без коня татарин был беспомощен.

Последним аккордом стало нашествие 1659 года. Украинский гетман Выговской изменил России и заключил союз с крымским ханом Мухаммед-Гиреем, который с огромной ордой обошёл Белгородскую черту с запада и вторгся в Черноземье. Татары разгромили село Карачун, но на Воронеж так и не пошли. А в следующем году Россия ответила. Из Воронежа в низовья Дона двинулся восьмитысячный отряд солдат и стрельцов под командованием воеводы Семёна Хитрово. Действия русских войск под Азовом окончательно обезопасили наши земли.

На стругах по Дону

Если кочевники двигались на север по степным дорогам, то наши предки на юг – по рекам, на судах, построенных в Воронеже. Да-да, вы не ослышались: Воронеж стал колыбелью русского флота ещё до Петра I. Кораблестроение и связанная с ним речная торговля были ещё одним важным источником богатства города и горожан. А развивались эти отрасли благодаря соседству с донскими казаками.

Всё началось в 1613 году – с «донских отпусков»: государство обязалось регулярно отпускать казакам жалованье деньгами, хлебом, сукном, боеприпасами. Поставки шли через Воронеж и дальше вниз по Дону. Наши земляки не только строили суда, но и нанимались на них гребцами.

«Воронежцы получали как государственные подряды, так и заказы частных лиц – торговцев и донских казаков, - продолжает Николай Сапелкин. - Наши корабелы проявили себя прекрасными строителями боевых и торговых судов — стругов, которые были трёх видов: малыми – вместимостью около 20, средними – до 60, и большими, перевозившими до 80 человек. Ещё одной модификацией был морской струг, на котором казаки выходили в Азовское и Чёрное моря. Морской струг имел мачту для установки паруса, а корпус для прочности оковывался железом».

Суда строили каждый год. Так, весной 1660 года были спущены на воду 500 морских стругов, весной 1663-го – 175 стругов и 63 лодки. Доход был неплохим: каждый работник в день получал четыре алтына, а также три чарки вина, две кружки пива и кружку мёда. Мастера передавали навыки из поколения в поколение. Так что Пётр выбрал наш город для строительства азовской флотилии не только благодаря географии.

Как же проходил «донской отпуск?» Каждый год до сотни казаков отправлялись к московскому царю посольством от Всевеликого войска Донского. Государь принимал этих послов трижды – ни одна другая держава не удостаивалась такой чести.

Казаки получали возы добра, казну и под охраной стрельцов отправлялись в Тулу за оружием и железом, а затем следовали в Воронеж, где их уже ждали хлеб, вино и ткани. В нашем городе послы были на постое с февраля и до большой воды и всё это время снимали жильё, приносили хороший доход лавкам и питейным заведениям.

Кроме того, многие воронежцы сами отправлялись в донские казачьи городки торговать и наниматься в работники. «Охочие люди» шли и дальше - в южную степь, на Торские солёные озера (в район современного Славянска Донецкой области – ред.), где добывали соль, «а от татар делали крепость».

Конец сытой эпохи

«Золотое время стало клониться к закату со второй половины 80-х годов, - отмечает историк. - Относительно спокойная, свободная и сытая жизнь продолжалась вплоть до учреждения Воронежской епархии. Часть лавок удалили из крепости, освободив место под храм и покои владыки Митрофана. Началось давление на монастыри. Наиболее драматичный конфликт случился в 1686 году, когда к воронежскому архиерейскому дому был приписан богатейший казачий Борщёвский монастырь».

Из села Борщёва были изгнаны все жители и монахи. Если раньше в Воронеже царила религиозная свобода, то в конце XVII века здесь начали преследовать староверов, которым пришлось уйти на Дон, к казакам.

Усилился административный контроль: всех жителей обязали платить подати, денежное жалование резко сократили. С 1694 года прекратились «донские отпуски», уменьшилось число торговцев. А вскоре началась новая эпоха – время изнурительного труда на петровских верфях. Но это уже другая история.

В тему
В те времена Воронеж ещё не страдал от бюрократизма. Горожане обходились без чиновников и выбирали из своей среды казачьих, стрелецких, таможенных и кабацких голов. Выборные губные старосты расследовали убийства и грабежи, занимались межеванием земли и сыском беглых преступников. Дети боярские – особое воинское сословие – выбирали из своей среды городовых приказчиков, которые ведали состоянием укреплений, артиллерией и боеприпасами.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно



Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах