Примерное время чтения: 4 минуты
316

Как без рук. Почему воронежская экономика не может обойтись без мигрантов?

pixabay.com / pixabay.com
Во время пандемии Воронежская область, как и страна в целом, по-настоящему ощутила зависимость от иностранных рабочих рук. В то же время приток мигрантов ведёт к серьёзным социальным проблемам – перечислять громкие преступления можно долго. Удастся ли найти золотую середину? И как так вышло, что мы не можем прокормить себя сами? Подробности - в материале «АиФ-Воронеж».
 

Хватит ли приезжих?

С Нового года меняются правила для трудовых мигрантов. С 29 декабря на срок трудового договора продляется временное пребывание для рабочих из стран Евразийского союза и их семей. До года с даты въезда разрешено оставаться в России членам семей иностранцев с видом на жительство, и через год разрешение можно продлить.
 
Приезжему, признанному носителем русского языка, даётся ещё 90 дней, чтобы оформить временное проживание или вид на жительство.
 
Кроме того, эксперты уже предрекают рост потока мигрантов в изголодавшуюся по иностранным кадрам российскую экономику. Например, воронежские стройки, где доля иностранных рабочих до пандемии достигала 40%, серьёзно замедлились, хотя это и не привело к существенному снижению объёмов сданного жилья.
 
Из-за дефицита приезжих с трудом находили сезонных рабочих и воронежские садоводы.
 
Но можно ли считать рабочую силу из бывших союзных республик надёжным средством против кадрового дефицита?
 
«Её объём не так уж велик, - полагает политолог Владимир Киреев. – Да, в некогда советской Средней Азии увеличивается население, но количество потенциальных мигрантов не удовлетворяет масштабы растущей российской экономики. Потенциал Украины, Молдавии и Белоруссии тоже невелик – там идёт депопуляция, и многие уже предпочитают уезжать на Запад».
 

По лёгкому пути

Одновременно с поддержкой трудовой миграции усиливается контроль за приезжими. С 29 декабря они должны сдавать отпечатки пальцев, фотографироваться, проходить медицинский осмотр. Вводится новая форма патента на работу в России – пластиковая карта, которая содержит всю информацию о человеке, в том числе его биометрические данные.
 
С Нового года нелегальных рабочих могут не только оштрафовать на сумму до пяти тысяч, но и выдворить за пределы страны, а работодателям придётся заплатить по 800 тысяч рублей за каждого такого сотрудника.
 
Эти меры тоже вполне понятны – преступления, совершённые мигрантами, неизменно вызывают большой резонанс. Так, в середине декабря в Воронеже был задержан Джаббар Атакишиев, который работал таксистом в Санкт-Петербурге и подозревается в том, что зарезал двух пассажиров.
 
Сообщения о подобных случаях часто сопровождаются тревожными комментариями о растущей криминализации приезжих. Действительно, по данным МВД, в январе-ноябре иностранные граждане и лица без гражданства совершили 33,7 тысяч преступлений – на 6,3% больше, чем в том же периоде прошлого года.
 
Впрочем, дело тут скорее в общем сокращении миграции в 2020 году. И если взять данные десятилетней давности, выясняется, что мигранты стали нарушать закон реже: в январе-ноябре 2011 года речь шла о 41,8 тысяч преступлений. Впрочем, рисовать благостную картину тоже не стоит.
 
«Государство старается оптимизировать работу с мигрантами, избежать привлечения некачественной рабочей силы, которая может вызвать социальное напряжение, - отмечает Владимир Киреев. - Но любая иммиграция из постсоветских стран, за исключением Украины и Белоруссии, негативно сказывается на основах общества - понижает культурный уровень. Мигранты вовсе не злодеи, но качество образования в их странах падает, а религиозная радикализация растёт. У нас низкие зарплаты и недостаточно высокотехнологичные рабочие места, и неквалифицированные кадры ещё больше закрепляют периферийно-сырьевой статус нашей экономики. Да, мигранты стали совершать меньше преступлений, однако они создают базу для профессионального криминалитета, который становится всё более этническим».
 
По мнению эксперта, в Воронежской области эта проблема не настолько остра, как, скажем, в гораздо более криминализированных регионах Дальнего Востока и Прибайкалья, тем не менее негативная тенденция налицо. Можно ли её изменить?
 
«Среди нашего коренного населения огромное количество людей принципиально не хочет работать, - считает политолог. – Они живут как иждивенцы или перебиваются случайными заработками. А наше государство, хотя многие его изображают авторитарным, на самом деле, вполне либерально и не способно заставить этих людей трудиться. Поэтому оно идёт по самому лёгкому пути замещения местного населения пришлым. В итоге проигрывают все. Ведь если бы мы года с 2005 начали интенсивно развивать высокие технологии, то сегодня бы уже привезли их в ту же Среднюю Азию, повысили там уровень жизни, и узбекам, киргизам, таджикам не пришлось бы ехать на заработки за тридевять земель».
Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно



Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах