Примерное время чтения: 8 минут
365

С протянутой рукой. Почему бюджет Воронежа держат на голодном пайке?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 49. АиФ-Черноземье 08/12/2021
Густаво Зырянов / АиФ

Почему в Воронеже много проблем с общественным транспортом, не хватает парков и скверов, а проекты благоустройства порой растягиваются на годы?

Причин много, но все они сводятся к нехватке средств в бюджете. Город вынужден отдавать почти всё, что заработал, а после идти к региону с протянутой рукой. При этом по объёмам региональной поддержки Воронеж уступает не только другим миллионникам, но и областным центрам Черноземья. Как так вышло, что столица Черноземья снабжается по остаточному принципу? Разбирался «АиФ-Воронеж».

Беднее Саратова

Конец года – время принимать бюджет. Проект главного финансового документа Воронежа уже прошёл общественные слушания: городские доходы в будущем году составят 26,26 млрд руб., расходы – 26,65 миллиарда. Много это или мало? Оказывается, больше, чем в году уходящем, и это не может не радовать. Но хватает ли этих денег?

В бюджете-2021 расходы города составляют 23,69 миллиарда рублей. И если мы сравним эту сумму с аналогичными показателями бюджетов областных центров Черноземья, то выяснится, что в любом из них расходы на душу населения выше, чем в Воронеже.

А что же в городах, равных по размерам и населению? В действующем бюджете Воронежа доходы – 22,77 миллиарда рублей. Пермь в этом году располагала суммой 45,37, Красноярск – 43,38, Волгоград – 25,5 миллиарда. Между тем Воронеж уступает и городам поменьше. Причём не только Краснодару с его 40,77 миллиарда рублей (всё-таки Кубань – один из богатейших регионов. – Ред.), но и Саратову, «кошелёк» которого в 2021 году пополнился 26,1 миллиарда рублей.

Разумеется, сравнивать бюджеты разных муниципалитетов не вполне корректно, ведь траты у всех разные. Воронеж не распоряжается земельными участками, не платит зарплаты учителям и медикам и т. д. И всё же тенденция налицо, не кажется?

У подножия вертикали

Почему так получается? Российская бюджетная система устроена таким образом, что города в ней не самостоятельны. Воронеж даёт больше половины налоговых поступлений региона, но из них, по оценкам экспертов, в городской бюджет идёт меньше десяти процентов.

Так, от самого жирного куска – налога на доходы физических лиц – муниципалитету достаётся лишь 22%, остальное забирает область. Неудивительно, что доходы региона в 2022 году достигнут 141,2 миллиарда рублей – впятеро больше, чем у его столицы.

А ведь так было не всегда. Больше двух десятилетий назад, в 1998 году, бюджеты области и города были почти одинаковыми – по 1,6 млрд рублей. В 90-е годы Воронежу оставляли почти половину сборов. Правда, денег в ту пору не хватало ни на зарплаты, ни на пенсии, а о дорогах и говорить нечего.

Всё изменилось в 2000 году, когда началась так называемая налоговая централизация. У муниципалитетов отобрали доли налога с имущества организаций, НДС, налога с продаж, налога с прибыли организаций, снизили долю НДФЛ. Это позволило выстроить вертикаль власти, усмирить сепаратизм и местную фронду. В итоге страна выплатила внешний долг, увеличила социальные расходы, но даже крупные города стали жить на ассигнования из центра. И этот процесс продолжается. Так, в результате изменений налогового законодательства в 2021 году Воронеж недосчитался более 544,7 млн рублей.

Ни реформ, ни ЖКХ

Из той же «оперы» тот факт, что больше половины доходов города получают из областной казны. Однако у Воронежа эта доля меньше, чем у любого из региональных центров Черноземья. Объём безвозмездных поступлений из вышестоящего бюджета в этом году у нас составил 13 млрд рублей. В той же Перми – 23, в Красноярске – 21, в Волгограде – 18 миллиардов. Краснодар от края получил 20, а Саратов от области – 17 миллиардов рублей.

Конечно, деньги выделяются не просто так, а на конкретные проекты. Но разве мало у Воронежа насущных потребностей? Так, городские власти признают, что полноценная реформа общественного транспорта возможна только с использованием брутто-контрактов, когда деньги за проезд перечисляются в бюджет, а тот уже расплачивается с перевозчиками. Но на это нужно два миллиарда, которых в казне нет.

А ЖКХ? В Воронеже примерно 1,4 тысячи старых домов площадью меньше тысячи квадратных метров каждый. При нынешнем размере платы за обслуживание их содержат по остаточному принципу – за счёт новых многоэтажек. Но старый жилфонд продолжает ветшать.

Чтобы решить проблему, нужно заставить жильцов согласиться на плату по первой строке в 30–40 руб. за кв. метр – это вызовет социальный взрыв. Или поступить, как в Москве, где компании, управляющие такими домами, получают субсидии из бюджета.

«УК собирает минимальную плату с жителей, а счёт за остальные расходы выставляет муниципалитету, – описывает столичный опыт предприниматель в сфере ЖКХ Сергей Титаев. – Дома находятся в отличном состоянии, дворы подметаются и благоустраиваются».

Разумеется, чиновники знают о таком варианте, но любые инициативы, требующие дополнительных бюджетных расходов, сегодня – табу. В результате в бюджете на 2022 год на ЖКХ остаётся 1,13 миллиарда рублей, на охрану окружающей среды – 133,95 миллиона рублей, на социальную политику – 604,59 миллиона. А на «общегосударственные вопросы» – т. е. на работу самой администрации – 2,83 миллиардов рублей: больше, чем на всё это вместе взятое. Вот такая арифметика.

Политика вместо здравого смысла

Депутат городской Думы Константин Ашифин:

 «Система межбюджетных отношений выстроена таким образом, что города-миллионники не служат драйверами социально-экономического развития, а вынуждены деградировать. Политика превалирует над экономикой и здравым смыслом. Местное самоуправление ставится в зависимость от лояльности руководства вышестоящим органам.

Нужно отметить, что сегодня у нас нет противоречий между областным и городским руководством. Губернатор глубоко разбирается в проблематике города, он сам был мэром. Есть чёткая рабочая связь между региональными департаментами и муниципальными подразделениями. Но само бюджетное распределение крайне несправедливо. Например, мэры крупных городов никак не мотивированы развивать производство – местный бюджет не получает ни копейки ни с НДС, ни с налога на прибыль организаций. Но ведь размещение предприятия требует серьёзных затрат по уборке, организации маршрутной сети и т. д. А взамен – ничего.

Я уверен, что эта тенденция переломится, иначе города просто не смогут жить полноценно, а ведь они тянут всю страну. Например, у нас огромное количество зелёных зон – в плачевном состоянии, особенно если взять ВАИ и Машмет. По новому генплану, к 2042 году город должен преобразиться, а финансов на строительство дорог, мостов, коммунальных сетей нет».

В аварийном режиме

Общественный деятель Виталий Иванищев:

«Воронеж был бы вполне богатым городом, если бы оставлял все налоги себе. Но распределением занимается федеральный центр. Роль мэра и губернатора, по сути, сводится к выпрашиванию обратно своих же денег.

Вновь ни копейки не выделено на транспортную инфраструктуру. И дело тут не в нехватке средств, а в других приоритетах. В миллионниках, которые не богаче нас, деньги на транспорт находятся. А главная проблема в том, что деньги выделяются на масштабные проекты, но не на их поддержку. У нас могут реконструировать парк, а средств на обслуживание не предусмотреть, и за несколько лет всё станет хуже, чем было.

Нет долгосрочного планирования. Работают по принципу аварийной службы. Совсем плохо – исправим. А пока не упало, не сломалось, не взорвалось, проблему можно не замечать».

Работаем над портфелем

Мэр Воронежа Вадим Кстенин:

«Сравнивать «в лоб» разные города нельзя. Если регионального уровня муниципалитетам передаются полномочия, это сопровождается финансированием – растёт бюджет. Например, первичное звено здравоохранения может относиться к полномочиям органов местного самоуправления. Некоторым муниципалитетам передана часть работы с соцзащитой.

У нас очень конструктивные взаимоотношения с правительством Воронежской области. Единственный сдерживающий фактор в прорывном развитии и выделении нам гораздо больших средств – проектно-сметная документация. Мы уже два года работаем над портфелем своих проектов, чтобы свое­временно заявляться с ними в профильные департаменты регионального правительства и получать финансирование – например, на программу капремонта соцобъектов, областную адресную инвестпрограмму.

Поэтому сегодня нет сложностей с финансированием наших социальных обязательств или с капитальными вложениями. А в проекте бюджета на 2022 год ещё не отражён ряд статей. Совместно с субъектом мы подавали заявки в федеральное правительство на инфраструктурные бюджетные кредиты. Были одобрены заявки на 6,5 млрд рублей».

Фото: АиФ

 

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно



Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах