Примерное время чтения: 7 минут
312

Чужое семя. Почему импортозамещение оказалось «недоделанным»?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 12. АиФ-Черноземье 23/03/2022
Юлия Стус / АиФ-Ростов

Кто съел сахар? Виновник назван: ажиотаж. Но, как говорится, если у вас паранойя, это ещё не значит, что за вами не следят. Проблема, действительно, есть: мы потребляем сахар, выращенный из импортных семян. И хоть санкции на них не наложили, цены могут серьёзно взлететь. Сначала пострадают аграрии – потом все остальные. Одно радует – по мнению медиков, экономия на «сладкой смерти» пойдёт нам только на пользу. А если серьёзно, то как повлияют сегодняшние катаклизмы на воронежских крестьян и покупателей продуктов?

Игры олигархов

У страха, как известно, глаза велики. Из-за паники любой форс-мажор опасен не реальными, а воображаемыми последствиями. В страхе перед торговыми санкциями воронежцы опустошили прилавки с сахаром и взвинтили на него цены – ни Байден, ни бандеровцы тут ни при чём. Тем более что склады по-прежнему заполнены мешками с песком. Вопрос, зачем покупать столько сахара, похоже, так и останется без ответа.

«Мы как страна производим более четырех миллионов тонн сахара в год, – говорит доктор сельскохозяйственных наук Сергей Гончаров. – Получается больше 40 кг на человека. Но, скажем, Всемирная организация здравоохранения рекомендует 18–20 кг. Всё остальное – болезни печени от потребления самогона, сахарный диабет и т. д. Конечно, есть специфика нашей страны. Люди, когда живут небогато, заготавливают варенья и соленья. И всё равно – нам столько сахара не нужно, а значит, снижение его производства мы перенесём без вреда. Раньше в Воронежской области было больше десятка сахарных заводов, а осталось восемь. И в Европе за 20 лет их закрылось больше половины. Происходит глобализация – вместо свекольного сахара используют тростниковый».

Но ведь и своего сладкого корня нам хватает. Сегодня многие уже забыли, что в позапрошлом году, когда посевы сахарной свёклы достигали 1,2 миллионов гектаров, сахар продавался по 30–35 кг за кило. Впрочем, уже через считаные месяцы, несмотря на достаточные запасы, цена подросла до 50 кг. Ценовые игры – любимое дело олигополии: несколько сахарных компаний действуют в своих узкособственнических интересах. В этом году свекловоды снова планировали занять свёклой больше миллиона гектаров. Но торговая война жмёт на старую мозоль: больше 97% сладкой культуры выращивается из импортных семян.

Рынок сортов делят между собой полдесятка компаний – и все, как назло, из недружественных стран. Сами-то они заинтересованы работать с Россией, да вмешалась политика. Результат – проблемы с доставкой и оплатой. По производству сахарной свёклы Воронежская область почти догоняет национального лидера – Кубань. А потому для нас этот вопрос стоит особенно остро.

Впрочем, семенами зависимость не ограничивается: вся техника – посевные комплексы, комбайны – на 100% импортная. А это постоянная зависимость от запчастей. Средства защиты растений тоже на 80% завозятся из-за рубежа.

Главное – отчёт

«Каждый третий гектар сахарной свёклы находится в России, – продолжает учёный. – Это большой рынок, и иностранные игроки хотят продолжать поставлять сюда семена. Нравится нам или нет – они делают это лучше, чем наш рамонский институт сахарной свёклы. Наш ВНИИСС создали во времена СССР, он расположен в наиболее северных, сложных условиях. А там селекцией занимаются в тёплых Италии и Франции. Ещё одна причина – отношение нашего государства к науке. Кроме лозунгов ничего не слышно. Там наука и производство – части одной компании, движущая сила – деньги. А как до последнего времени оценивали учёного у нас? Во-первых, отчёт, во-вторых, публикации, в-третьих, индекс Хирша и т. д».

Надежда – на бизнес. Например, к северу от Воронежа действует завод «Бетагран Рамонь». Но и частная инициатива требует поддержки. Общий провал отечественной селекции говорит о том, что эту поддержку пока трудно назвать эффективной.

На носу – посевная. По оценке Сергея Гончарова, аграрии обеспечили себя семенами на 60–70%. Поставщики обещают завезти и остальное. Но по какой цене? До сих пор рынок семян был рынком покупателя, продавцы жёстко конкурировали и поставляли семена в рассрочку. Теперь эта схема не работает. Крестьянам как воздух нужен кредит, но ставки улетели за 25%.

Правительство обещает льготный кредит под 5%, но сеять-то нужно уже во второй декаде апреля. Надежды на расторопность бюрократии не слишком много, но надеемся, что всё меняется.

Нельзя не думать

Сегодня быстрые решения нужны, как никогда. Совсем недалеко от нас продолжается спецоперация, и боевые действия идут в самых аграрных – центральных и юго-восточных – областях. А ведь на Украине тоже нужно провести посевную кампанию.

По мнению эксперта, себестоимость сельхозпродукции может вырасти на 50%. Сдержать цены не получится – иначе производителям нужно вовсе отказываться от маржи. И сахарная свёкла – самое слабое звено. Так что, очевидно, нам всем скоро светит здоровый образ жизни.

Наши не уступают

Зампредседателя правительства Воронежской области Виктор Логвинов:

«Для обычного потребления сахара Воронежской области требуется 85 тонн в месяц. Но только с 1 по 10 марта население приобрело 95 тонн. Мы проработали вопрос с основным поставщиком сахара – компанией «Продимекс». На сегодня региональные и федеральные сети оплатили ей уже 12 тыс. тонн. Федеральная антимонопольная служба проверяет торговые сети и гарантирует, что наценка будет не больше 10%».

Наша область занимает второе место в стране по производству сахара. В 2021 году мы произвели 799 тыс. тонн. Обеспечиваем не только себя, но и близлежащие регионы. То же самое касается и большинства видов сельхозпродукции.

Доктрину продовольственной безопасности по плодовым мы пока выполняем на 59,7%, а должны на 60%. В последние пять лет мы поддерживаем тех, кто закладывает новые сады. Минсельхоз компенсирует до 20% затрат на строительство хранилищ. Думаю, решим проблему в течение трёх-четырёх лет.

Многие привыкли к турецким помидорам и огурцам. Однако на сегодня уже построены теплицы в Семилукском и Бобровском районах. И такая работа идёт в каждом районе области. Потребность уже покрыта, но ведь мы продаём эту продукцию и в другие регионы. Так что в этом направлении ещё нужно работать.

От импорта мы зависим, прежде всего, по семенам. И в первую очередь по подсолнечнику, сахарной свёкле и кукурузе. Сегодня, в условиях санкций, мы обеспечены ими на 70%, в пути к нам находятся ещё 57 машин. Наши семена производят компания «Союзсемсвёкла» и «Щёлково Агрохим». У них осталось около 400 тыс. посевных единиц. Этого хватит на 33 тыс. гектаров, а мы планируем засеять 128 тысяч. Зерновыми у нас занимаются 22 семеноводческих хозяйства, мы закрыли спрос и нашего, и соседних регионов.

Кто поможет малому?

Фермер Ольга Мощенко:

«До сих пор мы брали кредит под залог урожая, но в этом году такие займы не дают. Фермерам обещали льготный кредит под 5%. Но кредитных комитетов не осталось, человеческий фактор не участвует в решении – всё происходит автоматически, через Москву. И если когда-нибудь была просрочка хоть на день, ты автоматически вылетаешь, и никто уже не поможет. Я заказала 500 тыс. руб. в кредит – мне нужно купить семена подсолнечника, но пришёл отказ. И апеллировать не к кому, всё решается в электронном виде. Таких, как я, много. Чтобы взять кредит, нужно доказать банку, что ты не бедный, а богатый. Но зачем богатому кредит? Абсурд».

Цены выросли на всё, даже на молебен в церкви. Я не сомневаюсь, что крупный бизнес выживет, а малый – всегда в худшем положении. Мало у кого из фермеров есть склад. Они, как правило, уже продали всё зерно перекупщикам. А теперь всё в несколько раз дороже.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно



Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах