Примерное время чтения: 7 минут
1648

Обезображенное лицо. Что известно о гибели солдата под Воронежем

Воронежский гарнизонный военный суд вынес приговор по резонансному делу о смерти 19-летнего срочника Степана Цымбала на полигоне Погоново. Тело солдата с полиэтиленовым пакетом на голове и связанными скотчем руками нашли в палатке для мытья посуды 10 февраля 2019 года. Выяснилось, что к трагедии привели действия капитана Дмитрия Прохорова: в роковой день между ним и Степаном произошел конфликт. Офицера обвинили в превышении должностных полномочий с применением насилия.

Что случилось на полигоне, что ответил Прохоров на обвинение и к какому наказанию его приговорил суд – в материале «АиФ-Воронеж».

«Ему очень нравилось служить»

Степан Цымбал родился и вырос в Краснодарском крае. Он отучился на повара-кондитера в колледже краевого центра. В октябре 2018 года его призвали на службу.

По информации издания «Вести Воронеж», парня отправили в Богучар в войсковую часть № 91711, а в конце ноября его вместе с другими солдатами вывезли на учения в Каширский район на полигон Погоново. Степан стал истопником. Родители юноши, которые давно в разводе, утверждают, что служить ему нравилось.

«Сын говорил, что армия – это не курорт, но ему очень нравилось служить, появилось много интересов. Отношения со всеми были нормальные. На сослуживцев и офицеров никогда не жаловался. Проблем с деньгами у сына не было. Он даже не просил перечислять деньги на счёт телефона. Последний раз я разговаривал с сыном 9 февраля 2019 года около 40 минут. В его голосе не слышал тревоги и переживаний. Обсуждали его обучение после армии, получение в будущем водительского удостоверения», - рассказывал его отец Александр Цымбал.

Утром 11 февраля Александру позвонили из части и сообщили, что сына больше нет. Степана привезли домой в 4:30 утра 13 февраля.

Родители парня предали трагическую историю огласке. Матери и отцу сказали, что сын свел счеты с жизнью, но они не поверили и создали адресованную военным петицию, в которой просили расследовать случившееся.

«У Стёпы не было половины лица, голова замотана белой тряпкой, глаза залеплены ватой, залиты клеем, заклеены скотчем, остался край носа, разбиты губы. Всё указывало на то, что нашего сына жестоко избили, а чтобы мы не задавали вопросы, сослались на то, что была сделана трепанация, но они просто хотели скрыть насильственную смерть», - говорится в тексте обращения.

Фельдшер, пытавшийся спасти солдата, утверждает, что травм у него на лице не было:

«На момент оказания Цымбалу медицинской помощи других повреждений, кроме ссадины на голове, у трупа не было. Все остальные повреждения были причинены посмертно крысами, за то время, когда труп находился в котломойне до прибытия следственной группы. Я увидел эти повреждения, когда труп грузили в санитарный автомобиль для перевозки в морг».   

«Трагедии, возможно, удалось бы избежать»

Утром 9 февраля на полигон на личном автомобиле приехал капитан Дмитрий Прохоров, занимавший должность начальника вещевой службы полка. Он привез с собой пять ящиков водки.

В обед он зашел в палатку для отдыха поваров, где находились два других капитана, распивавшие спиртное: заместитель командира батальона по военно-политической работе и исполняющий обязанности начальника продовольственной службы части. Там же после ночного дежурства спал Степан. Посидев с сослуживцами и угостив их привезенным алкоголем, Прохоров уехал в Воронеж и вернулся только вечером.

К тому времени заместитель командира батальона уехал в Богучар. Солдаты говорили, что он очень хорошо относился к Степану и опекал его. Замполит даже подарил парню нож и новые перчатки. Один из срочников предположил, что, если бы офицер в тот день был на месте, трагедии, возможно, удалось бы избежать.

Капитан Прохоров стал пить водку с начальником продовольственной службы. Между офицерами произошел серьезный конфликт и на следующее утро и. о. начальника продовольственной службы с разрешения командира покинул полигон, чтобы избежать дальнейшего столкновения с Прохоровым.

«Выглядел заплаканным и испуганным»

Утром 10 февраля капитан обнаружил, что из его машины пропали два ящика водки.

«Прохоров забежал в палатку и подошел к нарам, где на левом боку, без одежды в нательном флисовом белье спал Цымбал. Прохоров оперся своей левой рукой о нары, где спал Цымбал, продвинулся вглубь корпусом своего тела и нанес Цымбалу кулаком правой руки четыре удара в область поясницы… Судя по амплитуде, удары были сильные. Прохоров сказал Цымбалу быстро собрать в палатке весь личный состав. Цымбал был так напуган, что надел тапки и побежал в одном нательном белье собирать личный состав поваров», - вспоминал контрактник, живший в палатке поваров.

Прохоров был уверен в том, что алкоголь похитил либо Степан, либо второй солдат, которому он днем приказывал принести офицерам спиртное. Он потребовал от срочников вернуть пропажу. Капитан угрожал им, что, если к десяти часам вечера водки не будет, их ждут проблемы.

Цымбал стал бегать по полигону и спрашивать у сослуживцев, не знает ли кто-нибудь про злосчастную водку. По словам очевидцев, парень выглядел заплаканным и испуганным. Он предложил офицеру заплатить за пропавший алкоголь, но Прохоров заявил, что деньги ему не нужны и снова потребовал спиртное.

К вечеру Степан понял, что пропавшего спиртного ему не найти, а впереди предстояла ночевка в одной палатке с разъяренным Прохоровым. Солдат дождался построения и наложил на себя руки. Позже капитан признается, что пропал только один ящик – он вспомнит, что тот «ушёл на сторону для комиссии».

«Не был создан для службы в армии»

Смерть наступила от асфиксии, следов борьбы или сопротивления не обнаружили. Согласно результатам экспертизы, роковое решение срочник принял спонтанно. По словам психиатров, Степан Цымбал, обладавший мягким характером, «не был создан для службы в армии».

Изначально 33-летнего капитана Дмитрия Прохорова обвиняли по статье о  превышении должностных полномочий с причинением тяжких последствий. Гособвинение просило для офицера семь лет колонии. Но позже статью переквалифицировали, исключив последний пункт.

За превышение должностных полномочий с применением насилия Воронежский гарнизонный военный суд приговорил капитана к четырем годам условно с испытательным сроком два года и запретил в течение двух лет занимать должности на государственной службе и в органах местного самоуправления.

В пресс-службе суда отметили, что Прохоров свою вину не признал и заявил, что не желал Цымбалу зла и не мог предвидеть трагических последствий. После 13 лет службы в армии, он устроился работать таксистом.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно



Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах