624

«Боялась уйти в никуда». Где искать помощь жертвам домашнего насилия

25 ноября отмечается Международный день борьбы против насилия в отношении женщин.
25 ноября отмечается Международный день борьбы против насилия в отношении женщин. © / pixabay.com

Ежегодно 25 ноября отмечается Международный день борьбы против насилия в отношении женщин. В преддверии даты «АиФ-Воронеж» пообщался с руководителем волонтерского благотворительного центра «Ангел-Хранитель» Ильей Пилюгиным и одной из подопечных приюта для брошенных женщин о том, почему молчат жертвы домашнего насилия, как уйти от агрессора и где искать выход из семейной драмы.

«В такую ситуацию попадают и сильные женщины» 

Многие думают, что жестокость по отношению к себе допускают только подавленные женщины с заниженной самооценкой, но, как показывает практика, это не так. Женщина может быть образованной, иметь хорошую работу, но ради спокойствия своего партнера она бросает все: обрывает знакомства, оставляет карьеру, становится домохозяйкой. В итоге она остается одна и, сталкиваясь с домашним насилием, предпочитает терпеть издевательства над собой.

«В такую ситуацию попадают и сильные самостоятельные женщины. У нас была подопечная, она – довольно уважаемый человек, юрист. Работала доцентом в университете в другом регионе. И внешность, и речь, и жесты - все говорит об образованности и высоком уровне культуры. Она не скандальная, вполне рассудительная, но у нее такой ад был, вплоть до применения оружия. Для того, чтобы сохранить семью, она решила остаться дома, но это не успокоило ее сожителя. Женщина была вынуждена бежать с детьми. Как по ней можно сказать, что она подвергнется насилию? Разве что только опытный психотерапевт сможет это усмотреть», - говорит Илья Пилюгин. 

По мнению эксперта, ситуация с домашним насилием не столько зависит от типа семьи, сколько от человеческой природы. Когда человек сам травмирован и унижен, то он склонен к агрессии по отношению к другому – более слабому существу – для самоутверждения.

«Нужно строить такую систему отношений в обществе, чтобы этого не происходило. А если и происходит, то на раннем этапе предпринимать какие-то меры. Даже морально можно человека до такого довести, что у него появятся суицидальные мысли. К нам в центр, как правило, попадают, когда есть несколько стадий насилия. В нашем обществе не очень понятно, когда начинается моральное насилие и что это такое. Даже сами женщины обращаются за помощью только тогда, когда все переходит на рукоприкладство. Должен быть открытый диалог во всех слоях общества, чтобы сформулировать четкое понимание, что такое насилие. Но нам хотя бы с физическим разобраться, поскольку у нас сейчас в этом случае нет инструментов, чтобы защитить жертву и наказать обидчика», - отмечает руководитель центра.  

«Она планирует свою жизнь, исходя из синяков»

Чаще всего женщине сложно собрать вещи и уйти от жестокости по нескольким причинам. Во-первых, ей не к кому обратиться, поскольку все связи оборваны, а сил на поиски или борьбу попросту нет. Во-вторых, даже если есть близкие и родные, то существует страх осуждения и непонимания с их стороны.

«У нас была подопечная, которая знала, что у нее синяк заживает ровно 24 дня. Она уже настолько в этом разбирается, что планирует свою жизнь, исходя из синяков. В таком состоянии очень трудно поддерживать какие-то контакты, нет сил на это. Все ресурсы направлены на выживание. Некоторые женщины боятся, что им детей будет нечем кормить. Наше воспитание складывается в парадигме, что если у тебя что-то не получилось, то ты сам виноват. Отсюда и страх обвинения со стороны родственников. Уверенным женщинам с хорошим достатком еще труднее заявить о проблеме и сложнее выйти из этой ситуации по сравнению с теми, кому нечего терять», - уверен Илья Пилюгин. 

Когда женщина чувствует поддержку близких, родственников или друзей, то изменить свою жизнь и исключить из нее жестокость проще. Но как быть тем, у кого нет ничего и никого? Необходимо, в первую очередь, обратиться за помощью и советом в профессиональные центры или найти человека, которому можно довериться и просто рассказать о своей ситуации. Руководитель центра «Ангел-Хранитель», уверен, что, пока женщина находится внутри ситуации, она не видит ее во всем спектре.  

«Нужно, как бы ни было страшно, найти выход в интернет и набрать телефон доверия. Просто спросить, что делать. Необходимо планировать не только побег, но и то, что человек будет делать в будущей жизни. Многие планируют свой уход, и на этом заканчиваются все планы. Они убежали от жестокости, еще какое-то время на адреналине держатся, а потом чувство опасности притупляется, а будущее у них не запланировано. Тогда хотя бы нужно знать, в какие центры помощи обратиться, где смогут принять», - уверен Илья Пилюгин.  

Но даже если у женщины нет понимания того, что делать после ухода от насилия, не страшно. Главное - обратиться в специализированный центр, а не сдаться и вернуться к агрессору. В центре по оказанию помощи, как правило, помогают обрести смысл дальнейшей жизни и выстроить планы. К сожалению, бывают случаи и на примере приюта «Ангел-Хранитель», когда женщина после побега и реабилитации снова возвращается к агрессору в надежде на изменения.

«Бывает так, что женщина выпускается, по-новому начинает смотреть на себя и на жизнь, через какое-то время начинает помогать другим, встретишь ее где-то и не подумаешь, что она страдает от этого. А случаются ситуации, когда женщина обновляется, выпускается из приюта и возвращается в те же условия. Может быть, это страх будущей жизни, может быть, недостаточно сформирован смысл жизни», - говорит эксперт. 

«Я молчала и терпела, пока у меня не появились дети» 

Подопечная приюта «Ангел-Хранитель» Ольга Алферова (имя изменено по просьбе героини - ред.) долгое время терпела жестокость по отношению к себе от своего деда, отчима, позже – от первого мужа. Все это время девушка терпела, потому что находилась в изоляции, ей твердили, что она никому не нужна, никто ей не поможет. Из-за подавленности Ольга не находила в себе силы, чтобы дать отпор или сбежать. Смысл жизни, по признанию девушки, у нее появился только с появлением детей.

«Я считаю, что нельзя молчать о насилии. Я молчала и терпела, пока у меня не появились дети. После появления первого ребенка, я начала давать отпор деду, а после появления второго - мужу. Кому я буду нужна без здоровья, когда у меня двое детей? С тех пор я перестала молчать, начала об этом кричать. Если бы я продолжала утаивать, то я могла быть уже инвалидом: на меня и морально давили, и закрывали дома, и запугивали, и забирали телефон. Я просто боялась уйти в никуда. В какой-то момент я все же ушла. Дети для меня важнее, я не хочу, чтобы они видели насилие», - говорит подопечная приюта.

После у девушки вроде бы началась новая жизнь – второй супруг, работа. Но как только у Ольги возникли трудности на работе, и она была уже не в состоянии обеспечивать семью, гражданский муж исчез, а девушка узнала, что беременна. Идти ей было некуда и не к кому, поскольку у всех родных своя жизнь, в которой не нашлось места для Ольги. После рождения зарегистрировать ребенка тоже не удалось: в этот момент начались семейные споры и дележка наследства – квартиры, в которой прописана подопечная центра. Какое-то время девушка жила у подруги, позже пыталась разрываться между ребенком и работой, заботу о первом ребенке взяла на себя мать Ольги. Но, в конечном итоге, девушка не смогла справиться со всеми трудностями в одиночку. 

«Мне нужно работать, пособия на детей я не могу оформить, потому что не могу прописать ребенка. Я долго мучилась, пока не узнала про приют. Сейчас нам помогают решить многие проблемы, в том числе приобрести жилье за материнский капитал», - рассказывает девушка. 

Когда все вопросы, связанные с документами, будут решены, Ольга планирует выйти на работу и жить совсем другой жизнью. 

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно



Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах