Примерное время чтения: 9 минут
162

Воронежский Сусанин. Как пожилой сельчанин завёл немцев в непроходимую топь

Сергей Доровских / Из личного архива
В годы Великой Отечественной войны более ста человек повторили подвиг Ивана Сусанина, который в 1613 году завел врагов в непроходимое болото.  
 
Один из самых известных – Матвей Кузьмин из Псковской области, который совершил подвиг в 83 года и стал самым возрастным Героем Советского Союза, памятник ему установлен на станции метро «Партизанская» в Москве. Но немногие знают, что одним из героев, который также повторил подвиг Сусанина, стал колхозник из села Вязноватовка  Воронежской области Яков Доровских.
 
Подробности рассказал его правнук – писатель, главный редактор газеты «Аргументы и Факты в Тамбове» Сергей Доровских. 
 

Семейные предания

Андрей Котов, vrn.aif.ru: Сергей, о подвиге прадеда вы, наверное, знаете по рассказам родных? 
 
Сергей Доровских: Да, с самого детства Яков Евсеевич для меня – легенда, повод для гордости. В школе к 9 Мая часто задавали тему для сочинений о родственниках, которые участвовали в войне, и у меня была такая вот личная «бомба», что мой прадед повторил подвиг Сусанина и завёл немцев в болото! Я родился и живу в Тамбове, но мой отец родом из воронежского села Вязноватовка. Мы стараемся каждый год приезжать на его малую родину. С детства я обращал внимание, что на мемориальных плитах, установленных на памятной аллее в центре села, а также и на кладбище на могилах так много людей с нашей фамилией! Все они – мои родственники, а Вязноватовка – моё «родовое гнездо», место, откуда идут корни. 
 
Вот только история с Яковом Евсеевичем всегда была неким преданием, потому что не осталось никого, кто бы знал его лично. На момент совершения подвига осенью 1942 года он был стариком, и скончался, прожив не очень много после Победы. Поэтому даже я, несмотря на родственную связь, собирал информацию о нём по крупицам и публикациям. Как раз в школьные годы мне дома попалась книга «Воронежское сражение», где был опубликован очерк журналистов Дробышева и Елизарова, который на многое и пролил свет.
 
- То есть, о подвиге прадеда рассказали журналисты?
 
- Именно так. Всё дело в том, что Яков Евсеевич, в отличие от Ивана Сусанина, заведя врагов в топь, сумел выжить, но о том, что сделал, знали немногие. Была докладная записка от 14 февраля 1943 года в Воронежском обкоме партии, в которой сообщалось:
 
«Неизвестный патриот Родины в селе Вязноватовка направил немецкий полк дальнобойных орудий по непроезжей дороге. В результате немцы бросили 18 орудий, из них две 205-миллиметровки, и около 30 автомашин». После войны двое журналистов решили поехать и провести расследование. В селе о подвиге Якова Евсеевича, конечно, знали, такое событие не утаить, и соседи указали на скромный домик старика. Может быть, ему стало жаль, что люди проделали такой путь, и уедут ни с чем, или решил, что настало время, но гостям Яков Доровских всё подробно рассказал. Так выяснилось, что им, конечно, руководило и патриотическое чувство, но и жажда мести фашистам тоже присутствовала. 
 
Яко Доровских.
Яков Доровских. Фото: Из личного архива/ Сергей Доровских

«Это вам за Настю!»

- То есть, были какие-то личные мотивы?
 
- Яков Евсеевич был участником Первой мировой войны, и в плену у немцев выучил язык. К началу Великой Отечественной он был уже дедушкой, про таких говорят – только на печке лежать, да внукам о старине рассказывать. Но на его глазах родное село оккупировали: пришли немцы и венгры, последние отличались особой жестокостью. С местными жителями не церемонились, и неугодных не только вешали в центре села, но и надолго запрещали родным снимать тела – для устрашения. 
 
Однажды осенним утром в дом к Якову Евсеевичу пришёл полицай и велел его дочери собираться. Настю Доровских доставили в райцентр Нижнедевицк, в госпиталь, где изуверски выкачали из неё кровь  для раненых  немецких солдат. Она чудом выжила, но осталась инвалидом. Яков Евсеевич тяжело переживал это, и найти способ, как поквитаться с фашистами, стало его самым заветным желанием. Но что мог сделать старик? Однако судьба сама предоставила ему такой случай.
 
- Как же это произошло?
 
- Когда немцы стали отступать, потерпев поражение в Воронеже, Яков Евеевич стал прислушиваться к разговорам – я упомянул, что немецкий он понимал. В Вязноватовке остановился немецкий артиллерийский полк, и так вышло, что командование расположилось в доме у него. Разложив карту на столе, офицеры спорили: они понимали, что напрямую к железнодорожной станции  им не пройти, нужно найти обходной путь и доставить туда орудия. И Яков Евсеевич сделал всё, чтобы войти в доверие, убедить их, что есть короткий путь. Когда же те предложили ему стать проводником, он попробовал отказаться, дабы не вызвать подозрений. Немцы же предложили два варианта – или расстрел, либо, если согласится, в награду автомобиль «Опель». Мой прадед сделал вид, что очень рад такому предложению. 
 
Фото: Из личного архива/ Сергей Доровских
- Яков Евсеевич на самом деле хорошо знал местность?
 
- Он был охотником и, думаю, что до станции он дошёл бы и с завязанными глазами. Хорошо знал и путь к торфяникам. Это такое гиблое местечко – Поповский особняк, известное тем, что там даже зимой били родники и оставались незамерзающие промоины. Тяжёлой технике оттуда не выбраться. Конечно же, он отдавал отчёт – если сумеет завести туда немцев, ему вряд ли спастись самому… Но родным он ничего не сказал, ни с кем не попрощался, дабы не вызвать подозрений. 
 
Выехали они под вечер. Впереди по глубокому снегу прокладывали колею вездеходы, за ними шла колонна тракторов-тягачей с длинноствольными орудиями, машины с боеприпасами и имуществом. Якова Евсеевича усадили в машину к офицерам. По дороге те часто осведомлялись, мол, верно ли едут, а тот только кивал и успокаивал. Но до топи они чуть-чуть не дошли: немецкую колонну заметили, и сверху ударили советские самолёты. Началась паника, большинство бросилось вперёд, а там как раз – самая топь.
Так в суматохе воронежский Сусанин и ускользнул, вышел по знакомым ему тропам. В итоге немногим выжившим гитлеровцам к утру удалось выбраться по снежной целине к селу Погожеву в десяти километрах от Касторного, где они сдались в плен. Яков Евсеевич пришёл домой, и даже после того, как прогремела Победа, о своём подвиге никуда официально не сообщил. Ему не нужны были награды и почести. Только благодаря журналистам все эти подробности не ушли в небытие. 
 
Сергей Доровских с отцом.
Сергей Доровских с отцом. Фото: Из личного архива/ Сергей Доровски

Саженец в ладони праправнука 

- Но памятный знак Якову Евсеевичу всё же удалось установить?
 
- Это случалось совсем недавно: в сентябре прошлого года. Меня связывает дружба и тёплые творческие отношения с известным воронежским историком и краеведом Николаем Сапелкиным. Именно он сделал все ключевые организационные шаги для того, чтобы память о подвиге Якова Евсеевича была увековечена. Неоценимый вклад также внёс депутат Госдумы Сергей Гаврилов. 
 
На открытие памятной доски мы приехали семейной делегацией из Тамбова, и для меня особенно радостно, что мой сын Лёва участвовал в посадке памятной аллеи. Это для меня – стержневой символ того, что память поколений сохраняется. Сейчас сын учится во втором классе, скоро и Лёве писать сочинение на тему, какой вклад внесли предки в дело Победы. И ему будет, о чём рассказать. 
 
Внук Якова Доровских Лев участвовал в высадке памятной аллеи.
Внук Якова Доровских Лев участвовал в высадке памятной аллеи. Фото: Из личного архива/ Сергей Доровских
Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно



Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах