550

Из развлечений – баня в палатке. Журналист – о жизни на Северном полюсе

Участники экспедиции построили стену из снежных кирпичей.
Участники экспедиции построили стену из снежных кирпичей. / Владимир Снегирев / Из личного архива

Журналист-международник Владимир Снегирев – участник полярной экспедиции газеты «Комсомольская правда», которая в 1970-е и 1980-е годы совершила ряд уникальных лыжных переходов по арктическим льдам, покорила Северный полюс и соединила лыжней Евразию и Америку. Сейчас он с теплом вспоминает холодную Арктику.

В преддверии Дня полярника, который отмечается 21 мая, Владимир Николаевич рассказал «АиФ-Воронеж» о жизни в Арктике и возвращении с Северной Земли.

Журналист-международник был участником полярной экспедиции.
Журналист-международник был участником полярной экспедиции. Фото: Из личного архива/ Владимир Снегирев

«Шикарный подарок: верба во льдах»

Екатерина Шамаева, «АиФ-Воронеж»: Владимир Николаевич, вы обычно празднуете День полярника?

Владимир Снегирев: В День полярника мы с товарищами по экспедиции поздравляем друг друга, но не празднуем – всё-таки это профессиональный праздник, а мы – любители, энтузиасты, зараженные арктическим вирусом. Но зато каждый год в ночь с 30 на 31 мая мы встречаемся и ровно в 2:45 по московскому времени поднимаем тост «за наш полюс». Почему? Потому что ровно 42 года назад именно в этот час полюс впервые в мире был достигнут нашими ребятами на лыжах. Я тогда был одним из руководителей штаба экспедиции, а маршрутная группа во главе с Дмитрием Шпаро состояла из семи человек. Пятеро из них до сих пор живы. Кроме них в этих ночных посиделках участвуют базовые радисты, жены, наши дети, а теперь уже и внуки. Собираемся на даче научного руководителя экспедиции Юры Хмелевского – он давно покинул этот мир, но его дочери свято поддерживают нашу традицию.

Пользуясь случаем, сердечно поздравляю с этим праздником, в​ первую очередь, всех профессиональных исследователей Севера и Антарктиды. Знаю по собственному опыту, что это прекрасные люди —​ героические, скромные, сильные.

- Страшно, наверное, было вашим товарищам идти по дрейфующим льдам целых 76 дней?

- Было трудно, но не страшно. Арктика преподала каждому из нас много уроков. Вот, например, один из них, мой личный. В походе по Северной Земле, который состоялся 50 лет назад, ночью разыгралась снежная буря. Надо было вылезать из теплых спальных мешков, из нашей капроновой палатки, строить снежную стенку, иначе палатку унес бы ураганный ветер. Я тогда был самым молодым в группе (мне было 24) и самым неопытным. Пятеро моих товарищей вылезли наружу в этот бушующий ураган, а я остался – не нашел в себе сил. Ребята меня пожалели и наутро ничего не сказали, не упрекнули. Но мне стыдно за ту проявленную слабость до сих пор.

- А как вам жилось в этих трудных походах? Было какое-нибудь расписание?

- У нас был строгий график. Подъем в районе восьми утра, горячий завтрак в палатке, полчаса на сборы и целый день в пути. В день делали по восемь-десять переходов, каждый по 50 минут. Между переходами – небольшие остановки. Днем – часовой перерыв на холодный обед, а вечером – горячий ужин в палатке. Из развлечений – только баня в палатке: каждые две недели ребята топили снег в кастрюле и обтирались влажными салфетками.

- Вспомните свой прилет в Москву, например, после экспедиции по Северной Земле. Что вы сделали первым делом?

- Налегли на еду! Все разговоры на финише были о еде: кто что съест по возвращении на большую землю. В наш первый поход по Северной Земле с питанием было плохо. У нас были продукты из космических рационов: сублимированные творог и каши. Сначала я ел все это с отвращением, а потом вылизывал свою миску до зеркального блеска, все мы были голодными. Постепенно рационы совершенствовались. Но какие бы они не были хорошими, из-за огромных физических нагрузок каждый сильно терял в весе на финише.

Мы прилетели весной. Помню, было приятно ступить на зеленую траву и увидеть цветущую сирень. В ходе полюсной экспедиции мы однажды сбросили на парашюте в маршрутную группу контейнер, где были веточки вербы. Для ребят это был шикарный подарок: верба во льдах. Они долго вспоминали об этом.

«Прощание с мечтой»

- Владимир Николаевич, а вам хочется опять оказаться на полюсе?

- Сейчас – нет. Для меня полюс тогда был не просто точкой на карте, а очень важным рубежом, целью, к которой мы шли много лет. Тренировались, работали над снаряжением, колдовали над радиосвязью. Мы тащили 50-килограммовые рюкзаки, спали на льду в 40-градусный мороз, подвергались другим опасностям. А сейчас туристы прилетают туда на самолетах, вертолетах, приплывают на ледоколах, устраивают там шоу, пьют шампанское, играют в хоккей. Это уже не мой полюс. Для меня это место – святое. За него много десятилетий подряд смельчаки из разных стран боролись, страдали, погибали.

Я никогда не забуду, как в 1979 году, когда наша группа добралась до полюса, то там был очень трогательный митинг, подъем флага нашей страны, гимн, потом традиционный хоровод вокруг символической «земной оси». А когда все встречавшие экспедицию – это были журналисты, известные полярники, поэт Андрей Вознесенский – улетели и мы остались одни, то ребята упали в снег, выпили по глотку спирта и взрослые, бородатые, обожженные солнцем мужики, начали рыдать. Вот так неожиданно все закончилось. Мы понимали, что завершен, возможно, самый главный отрезок нашей жизни, что ничего подобного уже не будет, что победа на полюсе означает прощание с мечтой.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно



Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах