Примерное время чтения: 6 минут
154

Луганская весна. Чем живы соседи воронежцев?

В жизни бывает всякое, но во время беды соседи помогают друг другу: так уж принято на Руси. На днях вместе с воронежскими общественниками мы побывали в Луганске – привезли груз книг для вузов и библиотек – и увидели, как в этом по-советски красивом городе снова цветёт Русская Весна – уже десятая по счёту. И его жители так же верят в наше общее лучшее будущее несмотря на то, что разочарований и горя в последние годы было гораздо больше, чем радости.

Цветы после бури

Наверное, Вселенной кажется, что луганчанам всё мало: в добавок к немирным будням в конце марта здесь разыгралось настоящее стихийное бедствие. Налетевший снежный шторм намёл во дворах метровые сугробы, порвал провода. Горожане четыре дня провели без света – в другом российском городе это восприняли бы как предвестие апокалипсиса, но здесь люди к такому привыкли. 

Хуже всего пришлось городским деревьям. Рядом с вузами и административными зданиями печально лежат сломанные пушистые ёлки. По всему городу выросли груды хвороста – коммунальщики выполнили колоссальную работу, расчистив проезжую часть и тротуары.

Поломало и абрикосы – в Луганске их множество. Но уже накануне Благовещенья они – кажется, все без исключения – зацвели. Смотришь - и ствол расщеплён пополам, и ветви волочатся по земле, а цветы на месте: печально и красиво одновременно.

Праздник освобождения

Литература на русском здесь очень нужна – библиотечные фонды не обновлялись уже много лет. Общественный деятель, лидер воронежского отделения организации «Русская мечта» Николай Сапелкин вместе с единомышленниками собрал около 1,5 тыс. книг – почти на миллион рублей. Очень помогла одна из наших мебельных компаний. Свой вклад внесла и редакция «АиФ-Черноземье».

Загрузив полсотни коробок в машину военного фотокорреспондента, поэта и исполнителя Василия Проханова, мы отправились в дорогу – через Ростовскую область.

Краснодон – город Молодой гвардии – в этот раз война обошла стороной. Кажется, что он никогда и не был ни за какой границей. Типичная южная Россия – только застрявшая в начале нулевых годов, в эпохе, когда расцвела ларёчная торговля, а советский быт ещё не выветрился из уличного пейзажа. За городом трактора мирно бороздили чернозём.

О том, что весь этот край оказался в эпицентре новейшей истории, нам напомнили сразу по приезде в Луганск.

- У нас сегодня праздник, - первым делом говорил едва ли не каждый местный собеседник. – 6 апреля, девять лет назад, взяли штурмом здание СБУ.

А уже скоро, совсем рядом, за Северским Донцом пролегла линия фронта. Сегодня она гораздо дальше, но город по-прежнему живёт по законам военного времени. Луганск превратился в один большой госпиталь: под раненых отданы все больницы и почти все роддома. Рожают горожанки только в перинатальном центре при областной больнице – мамочек выписывают уже на следующий день.

В 11 вечера жизнь замирает: начинается комендантский час. Нет здесь и мобильного интернета: по соображениям безопасности.

Внешне Луганск – всё тот же Ворошиловград. Центр города восхищает монументальной сталинской архитектурой, а огромный конный памятник наркому преисполнен величия: Клим Ефремович шествует на бронзовом жеребце, словно Чингисхан. И на всей этой красоте – печать многолетней разрухи: облупленные фасады, разбитые дороги и тротуары.

 

Отец солдата

Рядом с центром административных услуг – большая очередь за российскими паспортами. Кто-то только подаёт заявку, кто-то - уже ждёт готовый «дубликат бесценного груза».

- Кто сороковой? – начало диалога будит детские воспоминания.

- Я и сороковая, и сорок первая, - с грустной улыбкой отвечает женщина средних лет.

Наша воронежская группа порадовалась было такому энтузиазму, но взявшийся показать нам город поэт Александр Сигида вернул на землю:

- Повезло, что погода хорошая, а ведь то же самое здесь каждый день. Я подал документы ещё в феврале, а очередь подойдёт только 18 апреля.

Александр – отец солдата. Вернее, офицера армии ЛНР. Сын воюет с 2014 года, был в составе «Оплота» и «Пятнашки», а 20 ноября попал под миномётный обстрел и до сих пор лечится в госпитале. Он – тоже поэт и переводчик - свою гражданскую позицию объяснил вот так:

Отцы не взяли автоматы

В тот 91 год,

Когда политики-кастраты

Пустили Родину в расход.

Те, кто не спился в 90-х

И не сторчался в нулевых,

Не сгинул в наркохолокосте

От огнестрельных, ножевых,

Сегодня здесь. Их шеи тонки.

Они приходят прямиком

Из старых выпусков "Лимонки".

Вам этот дискурс был знаком?

Рассказав стихотворение сына, Александр вспомнил начало СВО:

- У меня день рождения 24 февраля. Выхожу из своего дома в Атамановке и слышу: бух! Вот, думаю, и подарок мне. Но когда это всё кончится? Внуку – девять лет. Он в своей жизни видел только войну.

Сигида-старший сражается по-своему: каждый год проводит литературный фестиваль «Территория слова». Сначала откликнулись местные поэты, потом – из остальной России, теперь пишут ото всюду, где считают русских братьями. Особенно много сербов, которые убеждены: Донбасс сегодня – на страже славянского мира.

Луганчане – очень сильные люди. И сильны, прежде всего, тем, что не озлобились.

- Гуляем с племянником, вышли к памятнику Шевченко, - вспоминает организатор детских праздников Екатерина. – Он меня спрашивает: «А этот что тут делает?» «Пусть будет, - отвечаю. – Мы не такие, как они. Мы с памятниками не воюем».

Перед выбором

Почти все луганские заводы, которые и при Украине дышали на ладан, сегодня окончательно закрылись. Знаменитые тепловозы здесь больше не выпускают.

- А какое пиво было! Самое вкусное, - вспоминает луганчанка Елена, когда мы проезжаем мимо закрытых ворот пивзавода. У неё – своё дело: небольшое ателье. Часто обращаются военные – например, летнюю форму подшить.

- Мне кажется, очень не хватает психологов, - говорит она. – У меня сыну 11 лет, он другой жизни не знает. А сколько раненых возвращается? У многих сыновья, братья, мужья погибли. Нам всем тут помощь нужна.

За два дня все книги были доставлены по назначению: в два вуза, детский дом и молодёжную библиотеку. За городом мелькали сгоревшие автозаправки, а кое-где по обочинам – брошенные блиндажи. А скоро впереди пролегла почти идеальная дорога: совсем недавно её отремонтировали рабочие из Петербурга. Вела она прямиком к Марковке, за которой начинается Воронежская область.

«Знаете, когда было самое счастливое время? – вспомнились слова ещё одного луганского поэта Марка Некрасовского. – Летом 2014 года. Лишние уже сбежали на Украину. Я шёл по городу, и чувствовал, что все вокруг – братья. Люди сделали выбор. Сегодня у вас – то же самое, ваш 2014 год».  

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно



Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах