Примерное время чтения: 7 минут
187

Курс зюйд-ост. Что сулят Воронежу азиатские рынки?

Ума Саадуева / АиФ

Казалось бы, ещё совсем недавно Европа и США были главным ориентиром и для бизнеса, и для чиновников. Времена изменились безвозвратно, и сегодня Воронежская область вслед за всей Россией поворачивается лицом к Востоку: приобретает новых торговых партнёров, открывает другие маршруты, ожидает приток инвестиций из дружественных стран. Какие перспективы открывает перед регионом выход на новые рынки? И насколько мы готовы воспользоваться шансом?

Новая география

Много лет география внешней торговли, которую вела Воронежская область, оставалась стабильной. По данным департамента экономического развития, вплоть до начала СВО нашим главным внешним партнёром оставалась Украина. Интересно, что в 2021 году, когда в воздухе уже вовсю пахло грозой, доля Незалежной даже выросла – с 13,5% до 15,3%.

Следом шли Китай (13%) и Белоруссия (9,9%). Крупные объёмы приходились на недружественные Германию (5,7%), Польшу (4,8%), Нидерланды (2,9%) и Францию (2,8%). Важную роль играли Турция (5,1%) и Казахстан (2,8%).

Сегодня всё радикально меняется. Общих данных пока нет, однако уже понятно, что, скажем, сельхозпродукция потекла на продажу в противоположном направлении.  При этом, несмотря на ограничения, объём её экспорта в прошлом году даже вырос: с 565 миллионов до 572 млн долларов. В основном увеличение произошло за счёт подсолнечного масла.

«У нас появились новые партнёры: Индия, Малайзия, Индонезия, Сингапур, Оман, Саудовская Аравия, Объединённые Арабские Эмираты, - рассказал зампредседателя областного правительства Виктор Логвинов. – В этом году к ним прибавились Албания и Мексика. Продолжается торговля и с европейцами: Нидерландами, Грецией, Данией. Увеличился объём продажи зерновых. Пошла на экспорт и готовая продукция. Спрос на качественную воронежскую продукцию есть».

От Белоруссии до Китая

Конечно, бизнес сам ищет новых покупателей и поставщиков, но это вовсе не значит, что государство должно доверить внешнеэкономическую стратегию «невидимой руке рынка». Деловые отношения развиваются лучше, если подкреплены политической волей и дружественной риторикой официальных лиц.

Так, одним из важных событий прошлого года стала поездка главы области Александра Гусева в Ташкент, на третий Форум глав регионов государств-участников Шанхайской организации сотрудничества.

Воронежский губернатор предложил представителям Узбекистана создать в Воронежской области совместные селекционные центры, организовать промышленное садоводство, переработку фруктов и овощей, молока и мяса.

Ещё недавно регионы боролись за немецкие и итальянские инвестиции. Теперь одним из ключевых источников вложений стала Белоруссия. Например, в ноябре было решено построить в особой экономической зоне «Центр» предприятие по утилизации шин и производству резиновой крошки. Белорусская фирма «Экологическая инициатива планирует вложить 385 млн рублей и создать 65 рабочих мест.

Гораздо более масштабный проект предложила китайская компания HENAN Si&C Co. Ltd. В Латной, в 10 км от месторождения особо чистого кварцевого песка, планируется создать производство карбида кремния, который используется в автомобилестроении, микроэлектронике, оптике и других отраслях.

Инвестиции могут составить 3 млрд рублей, уже на первом этапе предприятие должно производить 42 тыс. тонн продукции в год. Предполагается, что 70% будет поставляться в Китай и другие страны Юго-Восточной Азии, оставшаяся доля – продаваться в России.

Устанавливаются новые контакты. Так, осенью в Воронеж приезжал вице-президент Ирана Мохаммад Мохбер. Область уже поставляет в Исламскую Республику котлы, изделия из древесины, сельхозпродукцию и т.д. – примерно на 2,5 млн долларов в год.

Иран заинтересован в промышленном оборудовании, сельхозтехнике, продовольствии и может поделиться ценным опытом технологического развития вопреки западным санкциям.

Восток – дело тонкое!

«На мой взгляд, самое интересное направление для нас – открытие новых и более дешёвых транспортно-логистических коридоров через развитие отношений  с прикаспийскими странами -  Азербайджаном, Ираном и Туркменистаном, - поделился своим мнением доцент кафедры регионоведения и экономики зарубежных стран Воронежского госуниверситета, экономист Дмитрий Ломсадзе. – Путь в Иран и дальнейший выход к Индийскому океану возможен не только через Каспий, но и через Азербайджан».

По словам эксперта, до сих пор основная  проблема сухопутного коридора «Север – Юг» заключается в том, что между североиранскими городами Астара и Решт нет железной дороги. Расстояние – всего 165 км, и, тем не менее, проект тормозился много лет.

Но решение уже найдено: из 2 млрд долларов, в которые обойдётся строительство, Россия выделит 1,5 миллиарда. Вполне вероятно, что дорога заработает уже к 2030 году, и вложения, несомненно, окупятся: практически неисчерпаемый индийский рынок станет гораздо ближе.

Впрочем, для полноценного разворота в Азию предстоит решить ещё немало задач.

«В регионе практически нет специалистов с необходимой регионоведческой подготовкой, - полагает учёный. – Нужны люди, которые понимают особенности и приоритеты  внутреннего рынка азиатских стран. Например, сегодня Китай уже сам обеспечивает  внутреннее потребление зерна на 95%. Высокая зависимость от импорта сохраняется лишь   по соевым бобам. И Россия занимает весьма скромное место в китайском сельскохозяйственном импорте – немногим более 2%. При этом основные товарные позиции -  это свежая, охлаждённая и замороженная рыба, корма для животных, фрукты и орехи, ракообразные и моллюски. Как вы понимаете, в этом направлении у нашей области возможностей немного».

Начинать готовить регионоведов и разрабатывать техзадание для комплексного исследования нашего экспортного потенциала нужно уже сегодня.

«Поверьте, дело не только в знании иностранных языков, - настаивает Дмитрий Ломсадзе. -  Как говаривал товарищ Сухов, Восток - дело тонкое! Деловые и личные отношения там - единое и неразрывное целое. Долгие годы у нас в России  насаждалась вестернизированная модель деловых коммуникаций. Но ценности Запада и Востока полярны. Сама философия бизнеса с восточной спецификой - вещь очень тонкая, колоритная  и деликатная!  Нужна не только компетенция, но и репутация, основанная на доверии. Важно понимать религиозные основы деловой практики, традиции и глубинную психологию».

Поэтому нужно развивать не только деловые, но и гуманитарные контакты, и чиновникам понадобятся интеллектуалы, которые смогут наладить доверительный диалог.

И здесь могут очень пригодится воронежские вузы – например, ВГУ уже налаживает связи с Шаньдунским педуниверситетом, чтобы создать центр изучения китайского языка и культуры. А с нового учебного года открывается новая специальность «Евразийские исследования»: кроме европейских языков, студенты будут учить китайский и арабский.

Главное - технологии

Губернатор Александр Гусев:

«Санкционный занавес между Россией и Европой простоит, как минимум, десятилетие. Воронежская область будет максимально развивать сотрудничество со странами Востока – в первую очередь по обмену опытом в сфере технологий.

Продавать и покупать – это просто, бизнес всё решит и без нас. Самое главное – выстроить взаимоотношения, которые позволили бы нам не отстать в технологиях, пока наша наука продолжает становиться на ноги. Для этого нужны крепкие отраслевые научно-исследовательские институты, которые переведут документацию в технологический регламент. Я знаю успешные примеры из этой сферы.

Крупные воронежские компании обязательно включатся в сотрудничество со странами Востока, иначе просто не выживут. Все логистические цепочки поменялись и сместились в Казахстан, Иран, Саудовскую Аравию, Китай и т.д.»

Там купят всё

Политолог Владимир Киреев:

«Российские регионы заинтересованы в новых рынках, в том, чтобы продавать готовую продукцию и приобретать оборудование, микроэлектронику, фармацевтическую продукцию. По прогнозам ведущих аналитических центров, этот год Россия закончит с ростом экономики, а не с минусом, как хотели силы, вводившие санкции.

Пространство для торговли с Ираном, Пакистаном, Индией, Китаем не просто большое – огромное. Представители бизнеса говорят о ненаполняемом рынке, там купят абсолютно всё – разумеется, при нормальном соотношении цены и качества.

Но проблем тоже достаточно. Российские производители не могут быстро предложить новые виды продукции, наш бизнес недостаточно гибок и активен. Кроме того, у нас любят сырьевые схемы: зерно, удобрения и т.д. Но добавленная стоимость у такой продукции не высока.

Да, Россия не может сегодня конкурировать на рынке микроэлектроники, но машины, станки, энергетическое оборудование производить вполне способна. Однако бизнес этого не делает.

Очень негибок и государственный аппарат. Многие госслужащие – это фронда, которая только внешне исполняет приказ, но по-прежнему очарована западными странами и считает остальной мир третьим сортом. От таких чиновников необходимо избавляться. Многое делается формально: принимаются программы, проводятся семинары, но эта имитация не помогает заключить контракты».

 

 

 

 

 

 

 

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно



Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах