Примерное время чтения: 10 минут
540

Крути педали. Путешественник Павел Конюхов о жизни на велосипеде

Юрий Голубь / Из личного архивa

Если Фёдор Конюхов известен, прежде всего, своими морскими походами, то его младший брат Павел выбрал другой способ покорения пространства – на велосипеде. 21 мая исполняется ровно 40 лет с тех пор, как он отправился в первое большое путешествие – из Находки в Мелитополь.

 А 15 лет назад неутомимый странник стал нашим земляком – поселился в селе Девица Семилукского района. О своих приключениях он рассказал «АиФ-Воронеж».

В Чите женился, под Уфой – отцом стал

Юрий Голубь, vrn.aif.ru: Павел Филиппович, должно быть, первое путешествие было и самым трудным. Что пришлось испытать?

- Первое испытание было бюрократическим. В Находке я работал в школе и, чтобы отправиться в путешествие, просил два отпуска – мне их не дали. Решил увольняться, но в советское время с этим было не просто – комиссия ГорОНО отказала. Помню, Фёдор мне сказал: «Как же ты хочешь ехать через всю страну, если даже уволиться не можешь?» Я целый день просидел в коридоре горисполкома, но в итоге получил подпись.

Просто так путешествовать было нельзя – попадёшь под статью о тунеядстве, - но ни одна организация не осмелилась выдать документ о том, что я её представляю. Поехал, надеясь на русский авось. К счастью, в Чите Фёдор сделал мне справку от местного горкома комсомола, и я продолжил путь на законных основаниях.

В Чите я и женился, а, подъезжая к Уфе, узнал о рождении сына. Уже на финальном отрезке пути придумал себе новое испытание – семь дней не ел и не пил, пока не потерял сознание, подъезжая к Волгограду.

Мне казалось, будто на меня сверху льётся вода. А очнулся – увидел, что сплю вдоль дороги. Мне стало страшно, и я начал понемногу пить. А когда приехал домой, отец не обрадовался, а, наоборот, отругал: как я мог через всю деревню ехать такой патлатый, с бородой? «Стыдно выйти! Люди будут смеяться, что у меня такой сын!»

Фото: Из личного архивa/ Павел Конюхов

 

-  Наверное, на пути к полюсу холода трудности придумывать себе было уже не обязательно?

- В 1991 году я решил отправиться на велосипеде в Оймякон, где зафиксирована самая низкая температура в северном полушарии: -72 по Цельсию.

При морозе в -54 команда ещё ехала, при -55 пришлось спешиться и вести велосипеды за собой. Спали прямо в снегу. Участник из Тольятти Василий Ложкин получил сильное обморожение – врач сделал ему операцию в полевых условиях: отрезал кончик носа и большой палец на правой ноге.

Помню, сидим возле костра, Миша из Эстонии оперирует. Мы говорим: «Вася, выпей сто грамм, не так больно будет». «Нет, - отвечает. – Я спортсмен, не пью». И прямо во время операции записывал свои ощущения. Сейчас Василия уже нет в живых. Я поехал вокруг света через Австралию, а он – через Африку и Южную Америку, и в Колумбии его расстреляли. Царствие небесное.

Задача была выполнена. До цели экспедиция дошла за 41 день. Но уже после возвращения выяснилось: полюс холода – не в Оймяконе, а в Верхоянске. Что делать? Пришлось с четырьмя спутниками ехать и туда. Двое сошли с маршрута из-за обморожений.

Самый счастливый

- Наверное, многие спросят: зачем нужны такие страдания?

- Когда я в первый раз шёл к полюсу, водители проходящих грузовиков, сидевшие в кабинах в лёгкой одежде и тапочках, крутили пальцем у виска. Иду там же через два года: шофёры останавливаются, делятся продуктами, которые приготовили жёны, суют нам в карманы бутылки водки.

Спрашиваю их: «Что поменялось?» Отвечают: «Раньше, если ломалась машина, водители сидели в железных кабинах: или замерзали насмерть, или отмораживали руки и ноги. А теперь мы тебя вспоминаем: выходим наружу, жжём колёса, ждём помощь и выживаем». 

С тех пор велосипедисты к полюсу холода ходили не раз, но мы были первыми: никто не знал, как велосипед выдержит 50-60 градусов.

А в прошлом году ко мне заезжал Алексей Костюченко, инвалид без ног, с сильно повреждёнными кистями рук: он путешествует по России на хэндбайке – трёхколёсном велосипеде для инвалидов, педали которого крутят руками. Говорит, читал о моих путешествиях – решил познакомиться лично.

Представляю, как ему трудно. Ведь на пригорке я могу сойти с велосипеда и катить его вверх, а Алексею приходится крутить педали на любом крутом подъёме. При этом несколько лет назад он проехал от Санкт-Петербурга до Владивостока и признаётся, что счастлив. Едет и кричит на всю трассу: «Я самый счастливый человек на свете!»

Я пока единственный в мире, кто проехал 200 тыс. км на велосипеде. Но свою медаль я подарил Алексею: считаю, что он больше её достоин.

Ваза от Ким Ир Сена

- За рубежом о вас знают едва ли не больше, чем у нас…

- В первый раз за границу я выехал в 1991 году - в Северную Корею, на день рождения товарища Ким Ир Сена – по приглашению из консульства в Находке. Приезжаем на границу – там стоит вагон, внутри весь обитый бархатом. Пока ехали до Пхеньяна, нашу делегацию постоянно кормили.

Выходим в столице – там несколько тысяч встречающих, телевидение. Говорят: вместе с вами в велопробеге будут участвовать лучшие спортсмены нашей страны. И выходят три парня, две девушки – все подтянутые, накачанные. Мне-то нормально, а наши ребята-КГБшники опешили – им ведь тоже ехать придётся. 

Мне на велосипед установили советский и корейский флаги, и мы поехали по городу. Нас встречали, как первых космонавтов: улицы забиты народом, на всех балконах – люди. Ведь в 1991 наши власти дружбу с КНДР уже не ценили, и Горбачёв в то же самое время отправился в Южную Корею. Фактически мы были единственными гостями из СССР.

Еду, меня все трогают, думаю: «Сейчас собьют». Приезжаем в гостиницу, ставим велосипеды рядом со зданием. Спрашиваю: «Не украдут?» Меня успокаивают: к гостинице, где живут иностранцы, местные даже подходить боятся. И сразу предупредили: всё, что мы говорим в гостиничном номере или лифте, записывается.

На следующий день ехали 70 км до портового города: все 70 км вдоль дороги стояли люди.

В назначенный день нас привезли в приёмную корейского лидера. Подарки забрали, через 20-30 минут сообщили: товарищ Ким Ир Сен может вас принять. Заходим, а он отворачивается и протягивает руку будто для поцелуя. Я её пожал и отошёл в сторонку. На этом встреча закончилась. Мы вышли, нам вынесли подарки: грамоту, две бутылки водки – рисовой и женьшеневой – и вазу.

Обратно в том же бархатном вагоне нас доставали на границу. Ждём полдня, играем в волейбол. Наконец, с нашей стороны подъезжает – весь чёрный – паровоз, что уголь возит. И машинист кричит благим матом: «Где этот Конюхов?».

Фото: Из личного архивa/ Павел Конюхов

 

- Это «тоталитарная» Северная Корея. А как сложились отношения с представителями западного «свободного мира»?

- В 1989 году американцы затеяли трансконтинентальную экспедицию – от Находки до Ленинграда. До тех пор никто из иностранцев на велосипеде через Советский Союз не проезжал, но на волне перестроечной дружбы с США наши власти дали разрешение. Руководить предложили Фёдору, и он отобрал интернациональную команду, куда взял и меня.

Американцы сделали эргономичные велосипеды, под анатомию каждого участника - я на этом велосипеде до сих пор езжу, - полностью подготовили снаряжение.

Мы отправились в путь. Параллельно велись съёмки фильма – наши разрешали всё: давали съёмочной группе вертолёты, пускали в ракетные шахты и т.д.

Предполагалось, что следом пройдёт аналогичная экспедиция через США, о которой снимет кино советский режиссёр. Но на следующий год, когда мы уже собрались за океан, пришёл отказ. Американцы объявили, что не нашли спонсора.

Фильм я не смотрел, а книжку, написанную участником – журналистом Дженкинсом, – мне выслали. Она переиздавалась несколько раз по всему миру. Все советские люди – и местные жители, и товарищи по поездке там показаны совершенными дикарями, а наша действительность изображена с самой отвратительной стороны.

Братья рядом и порознь

- Это одно из немногих ваших общих с Фёдором Филипповичем предприятий. Почему же вы предпочитаете путешествовать порознь?

- Я привык полностью отвечать за себя и команду, и так же – Фёдор. А когда мы вместе, он опекает меня как младшего, я расслабляюсь и что-нибудь да случается.

Как-то в 1985 году мы отмечали безалкогольную свадьбу друга на берегу Японского моря. Было 7 сентября, вода уже холодная, но у меня заболел зуб, и я решил поплавать – унять боль. Заплыл недалеко, лёг на спину. И попал в сильное течение. Плыву к берегу, останавливаюсь отдохнуть – волна тут же обратно уносит. Бился так минут 40.

Махнул ребятам – они кинулись спасать, но сами выбились из сил, поплыли обратно. Рядом – только Фёдор, толкает меня к берегу и ругается, кричит: «Что я мамке скажу?!» Так мы и выплыли. Фёдор вышел бледный, упал – люди подумали, что это я его, а не он меня спас.

Фото: Из личного архивa/ Павел Конюхов

 

Досье

Павел Конюхов родился в 1956 году в селе Чкалово Запорожской области. Проезжал страну семь раз: вдоль, поперёк и – единственный в мире после путешественника 20-х – 30-х годов Глеба Травина  - по периметру.  В том числе самый опасный и трудный отрезок - вдоль Северного Ледовитого океана. Всего же на счету Павла Филипповича – более 30 велопутешествий.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно



Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах