Примерное время чтения: 6 минут
394

В угоду переменам. Почему Воронеж помнит одних и забыл других политдеятелей

Сюжет Судьба малой Родины в судьбе России

Большинство воронежских чиновников, утвердившихся в исполнительной власти после Октябрьской революции, дольше года не задерживалось на своих местах.

Почему только отдельные функционеры остались в памяти воронежцев, кто из них и как повлиял на развитие города, «АиФ» рассказал кандидат исторических наук, создатель проекта «Заповедный Воронеж» и проекта  «Прогулки историка» Владимир Размустов.

Страна без названия

Февральская, а затем Октябрьская революции 1917 года перевернули мироустройство в стране с ног на голову. Принцип «кто был никем, тот станет всем» работал во все стороны безумия гражданской войны. Новоиспечённым полуграмотным и «понаехавшим» чиновникам из народа противостояли сторонники старо-царского режима, адепты анархизма и бандитизма. В стране Советов царил хаос. Простой народ тем временем старался просто выживать.

«С момента свержения временного правительства осенью 1917 года и до принятия конституции РСФСР 19 июля 1918 года наша страна официально никак не называлась. Люди просто говорили «Советская Россия»», — рассказывает Владимир Размустов.

В череде революционных событий и последующей за ними гражданской войны сторонники социализма в Воронеже, как и по всей стране, старались строить новые общество и экономику. Большинство из них было малограмотно и неопытно, поэтому надолго в правительственных креслах они не задерживались. Да, поначалу они искренне старались работать по московским «лекалам», но смутное время вносило свои коррективы.

Кого «удостоили»?

Военно-революционный комитет и его председатель Алексей Моисеев по факту стали «править» Воронежем после Октября 1917-го. В октябре 1919-го во время занятия Воронежа конным корпусом генерала Шкуро Моисеев был ранен, при попытке уйти из города опознан и схвачен. Содержался в подвале одной из лучших воронежских гостиниц «Гранд-Отель» (сейчас это объект культурного наследия, расположенный на пересечении Средне-Московской и Фридриха Энгельса, занимают структуры областного правительстваРед.), в которую тогда заселилась контрразведка белого генерала.  12 октября 1919  года его расстреляли и передали тело жене – Нине Николаевне Моисеевой.  Погребён на Новомитрофановском кладбище. Сейчас на этом месте парк им. Дурова,  цирк и торговый центр «Европа». Могила революционера не сохранилась, но его именем в 1967 году была названа улица, которая проходит вдоль бывшего кладбища.

 «Какое-то время большевикам было не до городского хозяйства – разгоралась гражданская война, - продолжает историк. – Одни дрались за власть, другие – за выживание. Воронежские Дума и Управа были распущены 11 мая 1918 года. Власть в свои руки взял Городской Совет рабочих и красноармейских депутатов во главе с председателем Михаилом Богуславским. Он родился в 1886 году в Полтавской губернии. До 1917 года состоял в Еврейской социалистической рабочей партии. После февраля 1917-го стал одним из организаторов Кременчугского Совета рабочих и солдатских депутатов, вступил в РСДРП(б). В связи с событиями гражданской войны группа украинских товарищей во главе с Богуславским оказались в Воронеже».

В своих мемуарах Богуславский пишет: «После занятия немцами Украины я уехал в Воронеж, где мне поручается роспуск существовавшей ещё там меньшевистско-эсеровской Городской Думы и организация городского Совета и Исполкома, председателем которого я и состоял до января 1919 года. Одновременно я состоял председателем воронежского городского комитета партии».

1 февраля 1937 года Михаила Богуславского расстреляли в Москве, как «троцкиста» и сторонника «левой оппозиции». В названиях Воронежа революционер, фактически исполнявший роль главы города, отмечен не был. Ему на смену в 1919 году по очереди приходили Андрей Драчёв, Пётр Смирнов, Николай Кардашов и Лазарь Каганович. И если о первом сведений не сохранилось, то последнюю тройку Воронеж запомнил и «удостоил».

«С марта по июнь 1919 года председателем губисполкома и горсовета Воронежа был Пётр Смирнов. Он погиб 11 сентября 1919 года при обороне Воронежа от белогвардейцев генерала Мамонтова. Рядом с местом гибели на проспекте Революции на стене железнодорожной поликлиники  в его честь висит мемориальная доска», – рассказывает Владимир Размустов.

С июня по август того же года губисполкомом и горсоветом руководил другой революционер – москвич-большевик Николай Кардашов. Его имя, кстати, также носит одна из улиц города.

«Вероятно, из-за сдачи города белым, практически всех воронежских партийных и советских деятелей, которые делали здесь революцию, перевели в другие регионы с понижением в карьере. Так Кардашова направили на рядовую работу в распоряжение председателя продовольственной комиссии Восточного фронта, где он умер от тифа», – полагает историк.

Знаковая фигура

Кардашова заменил уроженец Киевской губернии, видный политический деятель СССР Лазарь Каганович – первый генсек Украины (1925-1928), затем непосредственный  исполнитель масштабной «сталинской реконструкции» столицы (в 1935-1955 годах Московский метрополитен носил имя Л. М. КагановичРед.), «железный» нарком путей сообщения. При нём пассажирские поезда никогда не опаздывали и были на первом месте по точности расписания во всей Европе. Организаторской воле Кагановича современные историки приписывают эвакуацию промышленных предприятий и населения в восточные районы страны в первые годы Великой Отечественной войны путём обеспечения бесперебойных железнодорожных перевозок.

Эта знаковая фигура появилась в Воронеже в драматический для нашего города 1919 год – Кагановича направили из Москвы для наведения порядка в местной партийной ячейке. Он оказался на острие событий, когда город переходил из рук в руки – белые казаки Мамонтова и Шкуро и красные казаки Буденного.

После ухода «белых» приказ Воронежского губернского военно-революционного комитета о восстановлении Советской власти в Воронеже был подписан его председателем Лазарем Моисеевичем Кагановичем 25 октября 1919 года. На следующий год, по традиции того времени, когда эффективных функционеров перебрасывали по всей стране, Лазарь Каганович по новому партзаданию убыл в Среднюю Азию. Этот выдающийся партработник прожил богатую политическую жизнь и умер в Москве 25 июля 1991 года в возрасте 97 лет.

«В Воронеже до середины 1950 годов фамилию Кагановича носили Центральный парк, один из районов города, обувная фабрика и прочие предприятия, - говорит историк. – Последующее переименование достопримечательностей по всему СССР и политическое «убийство», по всей видимости, настигли Лазаря Моисеевича после партийной борьбы – так называемой «антипартийной группы Маленкова — Кагановича — Молотова».

По словам Размустова, в гражданскую войну, последующую битву за кресла и репрессии 1937 года погибло немало пассионарных революционеров. Имена многих из них сначала были канонизированы в названиях улиц, а потом преданы забвению в угоду нового политического «ветра». И очень жаль, что далеко не все сегодня помнят свою настоящую историю, продолжая без раздумий ходить по граблям. Хотя, как говорят мудрецы, не помня прошлого, не создашь будущего.

 

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно



Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах