225

Почему растут цены? Поможет ли «заморозка» сдержать инфляцию

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 4. АиФ-Черноземье 27/01/2021
Эдуард Кудрявицкий / АиФ

Ещё весной эксперты предупреждали: из-за пандемии кошелёк россиян может пострадать едва ли не сильнее, чем здоровье. К концу года печальный прогноз сбылся в полной мере: инфляция ускорилась, и замедления не предвидится. Дошло до того, что правительство впервые за много лет пошло на заморозку цен на отдельные продукты. Но не подстегнёт ли эта мера общее подорожание? И почему же всё-таки растут цены? Подробности – в материале «АиФ-Воронеж».

Кроме апельсинов, пшена и чеснока

Если в 2018-2019 годах инфляция в регионе, как и в целом в стране, была довольно скромной, то в 2020 цены устремились вверх. Всего, по данным Воронежстата, они выросли на 6,9% - в 2019 этот показатель равнялся 2,6%. При этом особенно подорожало продовольствие – на 7,8%, тогда как в 2019 году оно поднялось в цене на 1,1%.

Так, если общая инфляция в декабре составляла 1% - вместо 0,2% годом раньше, - то цены на продовольственные товары перед Новым Годом выросли сразу на 1,7%. Сильнее всего – в 1,4 раза – стали дороже свежие помидоры и огурцы. На 3,9 – 19% подорожали за месяц мороженная рыба, икра, куры, яйца, картошка и почти все остальные овощи и фрукты. Исключение – апельсины, пшено и чеснок, которые подешевели на 2,4 – 9,6%, а также сахар, но о нём поговорим позже.

Неудивительно, что впереди замаячила угроза тотального обнищания. Население области, по статистике, с 2016 по 2018 год становилось всё беднее, и после едва уловимого роста на 1,5% в 2019 году реальные доходы снова рухнули: на 6,4% в январе-сентябре по сравнению с аналогичным периодом 2019 года. Правда, реальная зарплата в январе-октябре всё-таки выросла, но всего лишь на 1,8%.

Галоп продолжился и в новом году. Так, всего лишь за неделю – с 11 по 18 января – яблоки подорожали на 1,3%, морковка – на 2,4%, помидоры – на 4,3%.

Нужно заметить, что рост цен объясняется не только законами рынка, но и административными решениями. Например, 1 января были подняты минимальные цены на спиртные напитки: для водки – с 230 до 243 рублей за 0,5 л, для шампанского – со 164 до 165 рублей за 0,75 л, для коньяка – с 433 до 445 рублей за 0,5 л. На 20% выросли ставки акцизов на табачную продукцию – так, сигареты и папиросы подорожали до 2359 рублей за тысячу штук.

Кроме того, с 1 апреля может подорожать питьевая вода, с 1 мая должны вырасти в цене мороженое, сливочное масло и сыр, а с 1 июля – молоко, сливки, йогурт, кефир творог и сметана. Причина – введение обязательной маркировки этих товаров.

Чтобы цены не кусались

В чём же причины подорожания? Ведь едва ли не главным достижением прошлого года официальные лица области называли рекордный урожай? Дело в том, что небывалый показатель в 6,1 млн т достигнут только по зерновым культурам. Овощей в регионе было собрано меньше – 419 тыс. т, или 96,5% от результата 2019 года. Например, неудачным был сезон для картофеля – аграрии накопали 717,9 тыс. т, на 26,6% меньше, чем год назад.

А ситуация с техническими культурами, по которым наш регион традиционно выходил в лидеры, и вовсе оказалась чрезвычайной. Виной тому – мощнейшая засуха, продлившаяся с июля по октябрь. В итоге удалось намолотить 1050,3 тыс. т подсолнечника – 84,2% предыдущего результата. А по сахарной свёкле урожай оказался почти вдвое меньше – 3539 тыс. т (51,6%).

Не удивительно, что осенью именно сахар и подсолнечное масло стали настоящими рекордсменами подорожания. Настолько, что после гневного выступления Владимира Путина на декабрьской пресс-конференции правительство вернулось к, казалось бы, давно забытой практике замораживания цен.

В итоге, как известно, с крупнейшими производителями и розничными сетями были заключены соглашения о максимальных ценах – 110 рублей за литр масла и 46 рублей за килограмм сахара.

В последние дни стало ясно: этим дело не ограничится. В Минсельхозе уже предполагают таким же образом заморозить цены на зерно и макароны. Дело в том, что если в России прошлый год выдался хлебородным, то в других странах случился неурожай. В итоге экспортёры гонят зерно за рубеж, а трейдеры, которые занимаются поставками внутри страны, напротив, не спешат.

Кроме того, в министерстве рекомендовали регионам провести с производителями переговоры о сдерживании цен на яйца и картофель, которые тоже стали кусаться.

Между тем многие эксперты предупреждают: такие меры связаны с большим риском. Например, розничные сети уже обвиняют в том, что они компенсируют потери на масле и сахаре за счёт искусственного подорожания других продуктов. А введение экспортной пошлины на пшеницу или заморозка цен на стройматериалы могут привести к самым неожиданным последствиям.

Мы это проходили

Юрий Трещевский, доктор экономических наук отмечает:

«Конечно, надо придержать цены на продукты питания, чтобы помочь малообеспеченным. Но заморозка цен на стройматериалы… Мы это проходили в начале 90-х годов. Такие перекосы начинаются! Совершенно жуткие. Себестоимость любого товара имеет свою структуру. И производители, которым пошли на встречу, заморозив на что-то цены, сразу начинают крупно выигрывать. Например, из-за этого были знаменитые алюминиевые войны – самые настоящие, со стрельбой. Была фиксированная цена на электроэнергию, а это половина себестоимости алюминия. Его производство стало суперрентабельно – отголоски битв за комбинаты слышны до сих пор. Это порочная практика, тем более что строители на свою продукцию цены не снизят. Зачем напрягать одну отрасль в пользу другой, совершенно не понятно.

А что касается макарон, яиц и т.д. – нужно договариваться не с производителями, а с сетями – в основном именно они делают накрутки, которые можно скорректировать. Я думаю, розничная цена минимум в два раза больше, чем отпускная. Впрочем, сети найдут способ обойти потери за счёт ассортимента и увеличения цен на другую продукцию. Нужно или переходить на директивное ценообразование, или позволить ценам быть такими, какими их сформировал рынок. Я в эти манёвры не верю».

Резко или плавно?

Дмитрий Ломсадзе, директор Центра межрегиональных исследований ВГУ говорит:

«Идут два параллельных процесса. Первый – общие проблемы, связанные с локдауном и ковидом. Несмотря на то, что были попытки поддержать наиболее пострадавшие виды бизнеса, многие производители понесли убытки. Естественно, бизнес хочет возместить потери ростом цены. Правительство делает встречные шаги. Например, через Минсельхоз будут идти субсидии производителям муки и зерна, чтобы те зафиксировали цены. Ковидная тема будет продолжаться и в нынешнем году, это объективная реальность, с которой нужно смириться. Рост цен на потребительские товары на 10-15% уже в первом квартале вполне возможен. А вот подорожание стройматериалов никак не должно напрямую отражаться на росте цен на квартиры. Огромное количество жилфонда не продаётся уже по сегодняшним ценам. Видимо, строители ориентируются на весну, когда начнётся новый строительный сезон, - считают свои издержки и понимают, что нужно будет снижать доходность.

Второй фактор – внешнеполитические риски, которые приведут к дестабилизации курса рубля. На Российскую Федерацию обрушится негатив со стороны новой американской администрации и Евросоюза. Бизнес эти риски тоже закладывает, заранее повышает цены, понимая, что наша валюта будет обесцениваться. Понятно, что сети не заинтересованы в падении выручки. Поэтому они, с одной стороны, выполняют обещание по сдерживанию цен на жизненно важные продукты, а с другой, стремится компенсировать издержки. Например, рост цены на электроэнергию для них – прямые затраты. Поэтому будут дорожать другие товары и необязательно продовольственные. Скажем, ни туалетная бумага, ни стиральные порошки в списке правительства не фигурируют. Кроме того, у нас выборный год. Поэтому правительство публично проводит популистскую политику. Но мы же понимаем, что предвыборный цикл закончится, и цены всё равно вырастут. Инфляция будет. Вопрос только какой – резкой или плавной».

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно



Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах