215

«Чем более жесток мир – тем интереснее Достоевский». Додин – о Карамазовых

Сюжет Платоновский фестиваль искусств
Режиссер Театра Европы Лев Додин.
Режиссер Театра Европы Лев Додин. / Андрей Парфенов / Из личного архива
Худрук Театра Европы из Санкт-Петербурга Лев Додин привез на воронежский Платоновский фестиваль спектакль «Братья Карамазовы». Постановку ставили четыре года, но в нее продолжают вносить правки: актеры «пробуют» новые роли, переосмысливают характеры персонажей, ищут новые смыслы.
 
Как в каждом герое романа умещается весь Достоевский, что отличает женские образы в романах автора и что актерам пришлось сделать для лучшего «погружения» в мир писателя? Об этом «АиФ-Воронеж» поговорил с режиссером.
 

«Жизнь - сплошная шероховатость»

Екатерина Шамаева, «АиФ-Воронеж»: Вы уже ставили «Братьев Крамазовых» 38 лет назад. В прошлом году вы представили ещё одну постановку. Вы взглянули на «Братьев» по-новому?
 
Лев Додин: В этот раз у нас получилась совершенно другая история. Не с точки зрения сюжета, а в отношении внутренней и внешней композиции. Достоевский всегда говорил, что его произведения не подходят для инсценировок. Парадоксально, но все как раз чаще всего за него и хватаются. Нам хотелось максимально следовать сюжету и одновременно быть свободными внутри мира Федора Михайловича. Мы пытались найти баланс. Верность даёт свободу, а свобода, как ни странно, - верность. И это касается не только театра - такова жизнь.
 
 
- Как объяснить популярность текстов Достоевского?
 
- Достоевский - особенный писатель. Он так смело смотрел на окружающих и на самого себя. Михаил Федорович писал об очень жестоком мире, который находится не вокруг человека, а в нем самом. Мы сейчас тоже живем в очень жестоком мире, и чем более жестоким он становится, тем интереснее нам кажется Достоевский.
 
- Вы работали над этим спектаклем четыре года и до сих пор вносите в него правки. Как
долго вы собираетесь шлифовать спектакль?
 
- Мы всегда ищем шероховатости в своих спектаклях, хотим сделать их глубже и точнее. Будем честны, наша жизнь - сплошная шероховатость. Каждый день мы взрослеем, умнеем или глупеем, учимся чему-то. Так и в игре на сцене. Как я иногда говорю, спектакль - побочный продукт нашей жизнедеятельности.

https://www.instagram.com/p/CPtVYocLCmt/?utm_source=ig_web_button_share_sheet

 
 

«Экспедиция в направлении себя»

 
- Многие актеры пробовали несколько ролей. Елизавета Боярская, например, несколько лет играла Грушеньку, а потом стала Катериной. Почему так получилось?
 
- Пробуя нового персонажа, каждый актер обнаруживает что-то новое и в себе, и в том человеке, к жизни, которой он пытается прикоснуться. Все, как в жизни: в одной компании мы Гамлеты, в другой - Лаэрты. Но в мире Достоевского в каждом герое мы находим всего Федора Михайлович.
 
Что касается женских образов, то они у Достоевского взаимодополняемы. Все его женщины - это одна женщина. У каждой есть «изгиб» общего портрета.
 
- Когда вы ставили спектакль по роману Федора Абрамова «Братья и сестры», действия которого разворачиваются в сельской местности, вы советовали актерам для лучшего «погружения» отправиться в деревню. Что вы посоветовали для того, чтобы лучше понять Достоевского?
 
- Мы планировали отправиться в монастырь или за город - все мечтали, что мы поедем в Старую Руссу или ещё куда-нибудь, но я их тихо отвел от этой идеи. Чтобы понять Достоевского, поможет экспедиция только в одном направлении - в направлении себя. Чтобы понять историю, нужно пережить ее.
 
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно



Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах