aif.ru counter
37

«Жизнь заключается в понимании друг друга». Борис Затонский о труде и семье

Борис Затонский / Из личного архива

19 мая Борису Николаевичу Затонскому исполняется 80 лет. Долгие годы он возглавляет Воронежский комбинат строительных материалов, на который в 16 лет пришёл работать учеником токаря. Сегодня территория комбината напоминает санаторий – много зелени и тюльпанов, беседки, фонтаны, бассейн и даже церковь. Всё это Борис Николаевич построил для своих сотрудников, ведь, как он признался в беседе, главное в жизни – любить людей.

О правилах в работе, послевоенном времени и первой зарплате Борис Затонский рассказал «АиФ-Воронеж».

«Жили тяжко, но дружно и весело»

- Борис Николаевич, вы помните свой первый рабочий день?

- Конечно, помню. Мне было 14 лет, и отец пристроил меня во время каникул сбивать поддоны для индийского заказа. А эти поддоны были из бука – это дерево, но они были как железные, гвозди гнулись! Все пальцы посшибал. Это был первый день, когда я пришёл в строительный цех, прошёл инструктаж. Заработок мой за этот месяц составил около 200 рублей, это были деньги небольшие, и за них отец купил мне пиджак. Костюма у меня не было, выбирали всей семьёй – чтобы он был и на зиму, и на лето. Он был толстый, в августе была жара, но я его надену – и снимать не хочу.

А когда мне было 16 лет, отец сказал: «Жизнь тяжелая, сынок, я не могу тянуть, надо получать какую-то профессию». И устроил меня учеником токаря на вот этот завод. Через девять месяцев я сдавал экзамены на самостоятельную работу, и мне присвоили третий разряд ученика токаря. Десятый класс я заканчивал в вечерней школе и потом поступил в Тамбовское военное училище дальней авиации.

- Это были 1950-е. Каким это время осталось в ваших воспоминаниях?

- Это было послевоенное время, все жили очень тяжко, но дружно и весело, уважали и понимали друг друга. Делились и горем, и радостью. В Семилуках, где мы жили, все здания были полностью разрушены, мы жили в подвале. Когда мне было 12 лет, отменили карточки – а до этого отец получал хлеб и ниткой разрезал, чтобы не было крошек. Всем по кусочку. Стране было тяжело, но народ был совсем другой, одухотворённый. Все знали, что будем лучше жить.

- Какой совет вы дали бы себе двадцатилетнему?

- Надо подумать… Наверное, слушать то, что тебе говорили отец и мать. И исполнять.

«Всё должно быть по-человечески»

- Как вы вернулись на родной комбинат?

- После военного училища мы с четырьмя друзьями получили назначение на север, решили пока не жениться и выбрали точку – Батыгай, Якутия, 60 километров от полюса холода. И приехали все с жёнами, четыре семьи. Мы на самолёте развозили продукты, солярку, оборудование. Там у нас родилась дочка Яна – назвали в честь реки. Потом мне дали перевод на Воронеж, и я пришёл на завод, но уже в кирпичный цех. Поступил в финансово-экономический институт и его закончил, а потом меня пригласили возглавить металлобазу – стать замдиректора. Это было в 1984 году, и до сих пор я тут работаю. У нас сложилась очень хорошая команда. В то время, если голова работает, можно было обогатиться невозможно как, но у нас не было такой задачи, мы как-то сошлись в том, что рубль не затмил нам глаза, и этот комбинат сохранился.

- Как вы думаете, в 2020 году можно построить такое же предприятие, как у вас?

- Построить можно всё. Но создать такой коллектив невозможно. Посмотрите, сколько построено предприятий. Но как питаться? Медсанчасти тоже нет. Зато существует система наказаний: покурил – минус, на две минуты опоздал – минус. Всё должно быть по-человечески. Это, конечно, дежурные слова, но куда от них денешься? Ты должен народ свой любить. И должен побывать в шкуре простого человека.

«Как в сказке»

Фото: Из личного архива/ Борис Затонский

- Борис Николаевич, вы с супругой прожили вместе всю жизнь?

- Нет, не прожил. Она еще не закончилась. Проживаю. Вместе мы 58 лет. Воспитали дочь, у нее двое детей. Мне досталась девушка, которая проповедует такие правила: сор из избы никогда не выносить, стараться прижиться со своим мужем, понимать его. Ведь наша жизнь заключается в понимании друг друга, нахождении компромисса. Это очень сложная штука, понимание у всех разное.

- Какие у вас есть правила в работе? Вы строгий начальник?

- Думаю, что строгий. Главное правило, как в сказке: для того, чтобы с человека спросить, ты его сначала обогрей, накорми, напои. То есть надо дать зарплату, помогать по социалке. В советское время была такая организация – профсоюз. У нас он тоже есть: сотрудники платят 1% от зарплаты, мы выделяем им 90 тысяч в месяц, и все эти деньги комитет распределяет. У кого-то свадьба, у кого-то похороны, кто-то заболел. Это такая касса взаимопомощи.

Ещё все сотрудники (сейчас это 600 человек) проходят утренний и вечерний контроль на алкоголь. Это правило я ввёл лет 10 назад – надоели несчастные случаи. Когда я вводил его, ко мне пришли три высококлассных сварщика и говорят: «Николав, ну ты нам исключение сделай, мы же не можем работать без ста грамм!» Я сказал, что это будет тогда не закон. Двое рассчитались, один остался работать. Человек на работе должен быть трезвым, кругом механизмы, люди подвержены риску.

- Борис Николаевич, что вы пожелали бы себе на ближайшие десять лет?

- Только одного пожелать – сохранить здоровье и разум.

Родные, друзья и коллеги от всей души поздравляют Бориса Николаевича с юбилеем и желают здоровья и долгих лет работы на родном комбинате!

Оставить комментарий (0)


Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах