Примерное время чтения: 5 минут
291

Спасение животных и заблудившихся в лесу. Инспектор заповедника – о работе

Михаил Свиридов / Из личного архива
В преддверии Дня работников леса, который в 2021 году отмечается 19 сентября, старший инспектор в области охраны окружающей среды Михаил Свиридов рассказал корреспонденту «АиФ-Воронеж» о многогранности своей работы. В Воронежском биосферном заповеднике имени Пескова он и его коллеги ловят браконьеров, борются с пожарами, ищут пропавших людей и, конечно, помогают животным.
 

Самый страшный пожар – верховой

Михаил Свиридов уже десять лет работает старшим инспектором в области охраны окружающей среды. По поводу выбора профессии долго не раздумывал – отец Михаила больше 30 лет проработал в заповеднике. С детства брал сына в лес, рассказывал о растениях и животных. Михаил закончил профильный курс воронежского лесотехнического института и пошел по стопам отца. И не жалеет, ведь профессия инспектора в области охраны окружающей среды весьма разнообразна.
 
«Мы патрулируем территорию заповедника, выявляем и пресекаем правонарушения, связанные с охраной окружающей среды. Начиная с середины весны до середины осени ищем очаги возгорания и, в случае необходимости, тушим пожары. Также распахиваем противопожарные полосы тракторами, расчищаем от бурелома просеки и лесные дороги, по которым ездит техника», – рассказывает Михаил.
 
Редко какое лето бывает без возгораний. И основная причина пожаров — неосторожное обращение с огнем. Впрочем бывают и возгорания с естественными причинами — к примеру, когда молния ударит в дерево.
 
«Самый запомнившийся серьезный пожар был в 2014 году. Тушили его долго. В ликвидации участвовали сотрудники МЧС Воронежской и Липецкой областей и волонтеры. Несмотря на то, что мы с коллегами сменяли друг друга, на тушении приходилось быть около суток», — вспоминает Михаил.
По словам инспектора, самый страшный из пожаров — верховой. Это когда огонь быстро переходит по кронам деревьев, а площади горения исчисляются гектарами. 
 
 

В заповеднике заблудиться очень легко

Тушением пожаров работа сотрудников заповедника не заканчивается. Инспекторы постоянно общаются с местными жителями, рассказывают, что в лесу запрещено разводить костры и наносить вред природе. Да и просто заходить на территорию заповедника нежелательно. Ведь Воронежский заповедник – не парк с лавочками и скамейками, а настоящий дремучий лес, в котором, как говорит Михаил, заблудиться не просто легко, а очень легко.
 
«По периметру заповедника много поселков и люди часто ходят в лес. Плутают даже местные жители, которые здесь выросли. А приезжие теряются еще чаще. В основном это грибники и туристы, которые приезжают из города. Повезет, если найдут место, где ловит телефон. Тогда сообщат координаты и упростят работу поисковикам. А так в лесу связи почти нет», – предупреждает Михаил.
 
Часто люди сами усложняют работу, уходя из района, в котором их ищут. И поиски затягиваются.
Тем, кто идет в лес, Михаил рекомендовал надевать надежную одежду и обувь, брать с собой немного теплых вещей, воду, еду, заряженный телефон:
 
«В 2020 году осенью в заповедник зашла жительница села Беляево Липецкой области. Женщина оделась легко, видимо шла в лес ненадолго. А заблудилась на двое суток. Ее искали спасатели, сотрудники МЧС и волонтеры. Спасло женщину то, что она вышла на дорогу, по которой ехал автомобиль сотрудников заповедника. Поэтому если заблудились и нашли дорогу, не уходите с нее».
Михаилу самому приходилось плутать в заповеднике. Конечно не сутки-двое, но были случаи, когда случалось заблудиться часа на два. Впрочем, инспектор всегда выходил к людям. Отец научил ориентироваться по сторонам света и по солнцу.
 
 

Кормят и спасают

С наступлением холодов пожароопасный сезон заканчивается и начинается время подкормки животных. Ведь осенью и зимой корма всегда меньше.
 
«Также мы патрулируем территорию. Если видим животных — заносим информацию в специальные документы и по приезде в Центральную усадьбу заповедника передаем данные в научный отдел. Так формируется летопись природы заповедника. Также фиксируем все факты гибели животных. Специалисты приезжают и выясняют, из-за чего животное погибло. От старости, из-за заболевания или это браконьеры постарались», — рассказывает инспектор.
 
С браконьерами разговор короткий. Инспекторы их задерживают и передают сотрудникам полиции. Иногда нарушителям удается убежать, бросив оружие и добытого зверя.
 
Часто браконьеры только ранят животных и птиц. Михаилу с коллегами уже доводилось спасать пострадавшую живность:
 
«Иногда приходится вытаскивать животных из браконьерских сетей, капканов. Недавно в полях нашли орлана-белохвоста. Птице кто-то перебил крыло выстрелом из мелкокалиберного оружия. Голыми руками орлана не возьмешь — может нанести травмы. Поэтому птицу укутали в куртки. После привезли в Центральную усадьбу заповедника и передали научному отделу. Орлан остался жив, его отправили в зоопарк. Однажды пришлось вытаскивать из петли кабана. Животное попало в браконьерскую западню, к счастью, – неграмотно поставленную. Петля кабана не задушила. Кабан был небольшой, но чтобы вызволить его, животное держали несколько человек».
 
Территория, которую патрулирует Михаил — большая — 14 тысяч гектаров. Чтобы объехать по периметру, понадобиться около двух часов. Есть у инспектора и любимые места в заповеднике — вдоль реки Усманка.
 
«Всех, кто посещает Воронежский биосферный заповденик, мы просим бережно относиться к лесу и его обитателям. И самое главное – не шутить с огнем», — говорит Михаил Свиридов.
 
Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно



Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах