92

«Создаем домашний уют». Как живут в воронежском шелтере для бездомных

Жители «Луча».
Жители «Луча». / Виктор Кочнев / Из личного архива

В конце июня основатель благотворительной организации «Рассвет» и воронежского шелтера для бездомных «Луч» Виктор Кочнев получил электронное письмо с исковым заявлением в суд. Прокуратура нашла ряд нарушений и потребовала закрыть единственное в городе убежище для людей без дома. История получила огласку, и 14 июля было принято решение не закрывать организацию.

Подробнее о том, как устроена жизнь в приюте и его подопечных, рассказывает «АиФ-Воронеж».  

«К сожалению, у нас нет конкурентов»

У воронежца Виктора Кочнева не было цели открыть шелтер для бездомных — так сложились обстоятельства. Десять лет назад он встретил двух мужчин, бывших заключенных, у которых не было ни документов, ни дома. В то время в Воронеже с шелтерами была точно такая же ситуация, как и сегодня — их попросту не было.

«К сожалению, у нас не было и нет конкурентов», - говорит Виктор.

Тогда Виктору пришла идея восстановить ветхий дом, который достался ему в наследство от дальних родственников, и поселить там двух бездомных. Условия в помещении были нежилые — только стены и дырявая крыша. Виктор, два бездомных и неравнодушные люди помогли обустроить дом: провести свет и воду, сделать ремонт. Так в Воронеже появился шелтер «Луч».

Дом на улице 45-й Стрелковой Дивизии стал вторым «филиалом» шелтера. По словам Виктора, это помещение бездомным пожертвовала одна женщина в память о брате — он тоже однажды оказался на улице.

Важно отметить, что «Луч» не является приютом юридически. После ситуации с судом Виктор и добровольцы «Рассвета» решили так больше не называть частные жилые дома, которые они арендуют в целях спасения бездомных людей. Теперь данная инициатива носит название «шелтер» (убежище – ред.).

«Пути разошлись»

В шелтер бездомных направляют из МЧС, соцзащиты и больниц. Нетрезвых и немощных привозят с разных концов города и в разное время суток — иногда даже ночью. Многие бездомные узнавали о приюте, приходя на кормление — в течение десяти лет каждую пятницу Виктор и его коллеги из «Рассвета» кормили бездомных на железнодорожном вокзале «Воронеж-1».

Сейчас в шелтере живет около 20 человек, но состав постоянно обновляется: постояльцы умирают, их койки занимают вновь прибывшие. Средний возраст постояльцев — 46 лет. По статистике, 65% из них имеют родственников. Есть даже те, кто общается с семьей.

«Речь не об общении на повышенных тонах, а о нормальных, добрых отношениях. Видимо, просто пути разошлись», — говорит Виктор.

Бывают и другие случаи. Так, приехала женщина из другой области с двумя детьми: девять и 11 лет. Проблемы с документами, негде жить. Сотрудники соцзащиты попросили приютить семью на пару дней. В итоге, мать с двумя детьми прожила в приюте два месяца.

«Мы куда только не звонили, пытались отправить их в другое место. Ну нельзя сюда с детьми, неправильно это, — объясняет Виктор, — Еще недавно к нам поступили два молодых человека, тоже без документов. Я им посоветовал найти подработку, снять номер в хостеле и дальше двигаться по жизни. Все-таки, у нас другая целевая аудитория».

Основатель шелтера Виктор Кочнев вручает подарок бездомному.
Основатель шелтера Виктор Кочнев вручает подарок бездомному. Фото: Из личного архива/ Виктор Кочнев

За плохое поведение «отчисляют»

Изначально в приюте жили только мужчины, но позже начали брать женщин. Для них выделили отдельную комнату, а на дверь повесили табличку, что мужчины не имеют права даже заходить сюда. Свои комнаты бездомные должны держать в порядке. Следить за чистотой значит ценить то, что имеешь, дорожить пребыванием в приюте.

Бездомные распределяют обязанности: кто-то готовит, другие стирают, более крепкие собирают дрова, немощные — пилят. Отопление печное, поэтому в ночь дежурят как минимум два человека. Люди здесь обслуживают себя сами, каждый день их навещает Виктор.

«Нам пытались помочь волонтеры, но сотрудничество получилось недолгим — их хватает на два дня. Все-таки, люди тут немощные, и с ними тяжело. Поэтому обходимся своими силами», — рассказывает основатель шелтера.

За плохое поведение (кражу, алкоголь или курение в неположенном месте) из шелтера «отчисляют». А решение о том, взять ли провинившегося обратно, принимают на общем собрании. Одним словом, с дисциплиной строго.

«У нас была идея поставить видеокамеры, но мы передумали: человек не будет чувствовать себя комфортно. Стараемся создать хоть какой-то домашний уют», — объясняет Виктор.

«Вы бы видели глаза бездомных»

Развлечений в приюте не очень много, одно из них — шитье. Жители «Луча» сами шьют трусы и рабочие рукавицы: непригодную для носки одежду распарывают и сшивают ручной швейной машинкой. По словам Виктора, изделия иногда получаются очень неуклюжие, однако люди заняты, и это — главное. Один раз приюту пожертвовали 60 тысяч рублей, и Виктор с бездомными развели кроликов.

Праздники в «Луче» — это святое. Новый год — самый долгожданный праздник. Виктор приглашает Деда Мороза и Снегурочку, устраивает акцию «Письмо Деду Морозу»: каждый бездомный выбирает, какой подарок он бы хотел получить, а потом списки выкладываются в официальной группе «Рассвета» «ВКонтакте». Подписчики пишут в комментариях, что и кому они могут купить. Затем все подарки собираются, а в заветный день раздаются.

«Вы бы видели глаза бездомных, когда они получают подарки. Мы радуемся больше них. А что творится на 8 марта, когда мы дарим женщинам цветы… Вот она сидит, смотрит на этот цветочек, а что в ее душе творится — неизвестно. Это хоть как-то отвлекает их от серых будней», — рассказывает наш герой.

У Виктора есть мечта — создать театральную труппу из бездомных. На вокзале, где он с коллегами кормит бездомных, они проводили вечера авторских стихов, приглашали гармонистов, катали бездомных на ослике. А вот театра люди без дома еще не видели, тем более — не играли сами.

«Я зажегся идеей, что через театр они смогут измениться к лучшему. Сейчас они чувствуют себя ненужными и кинутыми, а если дать им роли, они почувствуют себя значимыми, — рассказывает Виктор Кочнев. — Я общался со многими людьми, которые смыслят в театре, но их всех смущал контингент. Дело, наверное, даже не в театре. Нужен человек, который поверит в этих людей».

Оставить комментарий (1)

Также вам может быть интересно



Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах