aif.ru counter
258

Со свалки - в организм. Эксперт о том, как пластик губит наше здоровье

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 49. АиФ-Черноземье 04/12/2019

Без малого год назад в России началась реформа по обращению с ТКО, призванная снизить негативное воздействие растущих свалок на окружающую среду. И вот даже на федеральном уровне начались разговоры, что реформа провалилась или как минимум забуксовала. Да и многие воронежцы признают, что каких-либо изменений, помимо роста платы за вывоз ТКО, они не заметили.

Зачем нужна реформа и что следует внедрять прежде всего, «АиФ-Воронеж» спросил у специалиста по обращению с полимерными отходами, доктора технических наук, профессора ВГАУ им. Петра I Владимира Астанина.

Были в лидерах

Анастасия Ходыкина, «АиФ-Воронеж»: Владимир Константинович, на днях был отправлен в отставку руководитель «Российского экологического оператора», отвечавший за формирование в стране новой системы обращения с отходами. Как вы оцениваете реформу на примере Воронежской области?

Владимир Астанин: В недалёком прошлом Воронежская область была одним из лидеров реформы по обращению с твёрдыми бытовыми отходами. Была разработана «Комплексная схема обращения с отходами в Воронежской области», предложено создание восьми отходоперерабатывающих комплексов в районах области, придумана схема логистики отходов. Кстати, методику и программное обеспечение, которые использовали проектировщики, предложил мой ученик, профессор Евгений Пухов.

И вот в Семилукском районе запустили завод по сортировке отходов, в регионе заработали ещё два мусоросортировочных комплекса. Если сравнивать с другими областями, то на данный момент это хорошие результаты. Но проблема с мусором всё ещё остра, так как многие полигоны переполнены, растут свалки. Всем этим нужно заниматься.

– Говорят, на мусоросортировочных заводах сортируются далеко не все отходы. Это так?

– Рентабельная норма выхода ценных материалов при сортировке отходов не превышает 30%. Теоретически можно извлечь и все 100%, но затраты при этом возрастут многократно. А вообще, методов утилизации много. Главное здесь – выделить нужное из навала. А дальше каждый отход перерабатывается по своей технологии, как и первичный материал.

– Что же делать?

– Во всём цивилизованном мире панацеей в решении мусорной проблемы признан раздельный сбор отходов. В одном из муниципальных районов Санкт-Петербурга раздельный сбор практикуется уже много лет. Да, и там есть трудности. Но эту проблему нужно решать. Постепенно люди привыкнут сортировать мусор.

В Воронеже пока лишь на некоторых мусорных площадках появились сетки для сбора пластика. И, надо сказать, не все люди ответственно относятся к этому – кто-то разделяет тот же пластик, а кто-то нет. В Германии, например, каждая хозяйка сортирует отходы – это в один пакетик, это – в другой... Жители уверены, что так и надо делать. Но и там приучали людей в течение многих лет просветительской работы. И у нас надо чаще рассказывать, какой вред человеку и природе может принести мусор. Особенно необходимо учить этому в школах, чтобы у детей закладывалось правильное представление об обращении с отходами: «Вот, посмотрите, как красиво, когда убирают мусор... А вот это полезные вещи, которые сделаны из мусора». Конечно, параллельно с этим нужны контейнеры для раздельного сбора. Их пока только обещают городу.

Время придёт

– Какие отходы у нас самые опасные? Как раньше и как сейчас их утилизируют?

– Самые опасные – люминесцентные и ртутные лампы, батарейки, аккумуляторные батареи, нефтепродукты. Есть специализированные предприятия по утилизации этих отходов. Юридические лица по закону обязаны вести строгий учёт образования, перемещения и сдачи на утилизирующее предприятие опасных отходов. Но обычно жители выбрасывают всё это в мусорные контейнеры.

Опасен также любой пластик – это мина замедленного действия. При разложении он выделяет ряд вредных веществ, а при горении – диоксины. Это яды, которые имеют свойство накапливаться и разрушать иммунную систему. Из организма они не выводятся, от них нет противоядия. Скот может поесть траву с ядами, и через мясо они попадут в организм человека. А потом мы удивляемся, почему так распространена онкология, эпидемии, птичий грипп. При захоронении отходов химикаты проникают в воду. И как бы мы ни защищали полигоны, пожары на свалках – тоже стабильное явление.

– Есть ли полезные методы утилизации? Что вы скажете, например, о разработке Владимира Комарова?

– То, что предлагает умелец из Воронежской области, военный химик Владимир Комаров, довольно перспективно. Как я ранее сказал, 70% отходов трудно поддаются утилизации, поэтому их необходимо ликвидировать, соблюдая при этом требования экологии. По мнению Комарова, если смешать отходы с мелом, известняком или другими кальцийсодержащими материалами и сжечь в печи, то вредных веществ не выделится – их все поглотит кальций. Конечно, это могло бы стать решением всех проблем. К тому же чистых технологий сегодня нет. Сейчас разработка Комарова подошла к такому состоянию, когда нужно проверять. Он написал химическую формулу, а вот результатов измерений составов исходящих газов у него нет. А это самое главное.

– Почему же до сих пор никто не проверил?

– У Комарова нет условий для этого. А власть с её ресурсами, как видим, к разработке внимания не проявляет. Почему мусоросжигательные заводы запрещены? Да потому что невозможно уловить все летучие вещества, которые выделяются. И подсчитать их трудно.

У наших учёных есть много полезных идей. Одно время мы хотели наладить контакты с проектировщиками, писали свои предложения чиновникам. Но нас проигнорировали, и мы бросили это дело. В России, видимо, пока не та ситуация. Когда же будет поставлена задача – решить проблему, тогда, думаю, наши задумки пригодятся. Придёт и это время!

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно



Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах