2545

«Сын умер - потеряла смысл жизни». Бездомные – о том, как попадают в приют

Те, кто могут работать, находят себе занятие в приюте.
Те, кто могут работать, находят себе занятие в приюте. / Екатерина Сафетина / АиФ

Как люди оказываются без крыши над головой и без копейки в кармане? Где искать помощь бездомным? Есть ли у них шанс вернуться к нормальной жизни? Корреспондент «АиФ-Воронеж» побывал в приюте для бездомных благотворительной организации «Рассвет» и, пообщавшись с ее подопечными, постарался найти ответы на эти и другие вопросы.

«К приюту привыкнуть легко» 

Кто-то живет в приюте уже несколько лет, кто-то – пару дней. Кому-то удается найти родственников, наладить с ними общение и изменить свою жизнь, а кто-то уходит просто потому, что жизнь в приюте – это некая ответственность и правила, а на улице их ждет полная свобода. По словам одного из руководителей «Рассвета» Виктора Кочнева, иногда люди так сильно привыкают к улице, что теряют навык коммуникации. Из-за этого в приюте им жить оказывается сложней.

Вера Колтакова живет в приюте уже несколько лет. Фото: АиФ/ Екатерина Сафетина

Вера Колтакова уже не один год живет в воронежском приюте. Женщина потеряла смысл жизни, когда ее сына сбила машина.

«Я жила в одной чужой квартире, а после того, как ее хозяин умер, полицейский нас всех разогнал. Я попрошайничала, как цыганка. Виктор Анатольевич (руководитель «Рассвета» - ред.) сам подъехал, и мы с ним познакомились. К приюту было легко привыкнуть. Здесь очень хорошо, друг другу мы помогаем», - говорит Вера Владимировна.

При взгляде на женщину сложно сказать, что она когда-то жила на улице: аккуратно убранные волосы, легкий макияж, чистая одежда. Подопечная приюта признается, что для нее очень важно следить за собой, а еще Вера Владимировна очень любит гулять, сидеть на месте ей не нравится. 

«Я за собой слежу: осветляю волосы, крашусь, сапоги новые купила недавно – у меня ведь есть пенсия. Сейчас пойду погуляю на улице, погода хорошая. Я люблю ходить, а лежать – это смерть. У моей мамы было девять детей, но сейчас уже многие родственники умерли. Только двоюродные остались. Племянники зовут к себе, но я не хочу: у них уже свои семьи есть. Мне очень хочется встретиться с братом, Виктор Анатольевич пообещал мне помочь с этим», - рассказывает женщина. 

«Здесь не обижают»

Далеко не у всех подопечных организации «Рассвет» есть пенсии и другие выплаты просто потому, что у них нет документов. У кого-то утеряны, кто-то – гражданин другого государства. Это не только оставляет человека без средств к существованию, но и лишает его права получить медицинскую помощь даже тогда, когда она нужна в экстренном порядке. 

Евгений Смирнов (имя изменено по просьбе героя – ред.) приехал из Крыма в Воронеж, какое-то время работал и снимал квартиру. Все было хорошо, пока у мужчины не парализовало левую сторону. Если бы не продавец одного из магазинов, то неизвестно, где бы и как жил сейчас Евгений, учитывая, что получить медицинскую помощь не удалось.

«Я приехал сюда, когда началась война на Украине. Здесь работал и снимал квартиру. Около месяца назад у меня отнялась левая сторона. Медицинскую помощь мне не оказали, сказали: «СНИЛСа нет - иди отсюда». К родственникам тоже не могу обратиться: родители умерли от рака, а со средним братом не общаюсь. Сюда меня отправила женщина - продавец магазина. Здесь хорошо, никто не обижает», - говорит Евгений. 

По словам руководителя приюта, Евгению с его недугом очень важна и нужна была помощь медиков, когда только появились проблемы. Сейчас врачи, конечно, приезжают к подопечным, узнают об их самочувствии, но для Евгения – это только некая поддерживающая терапия. 

«Буду ночевать в подъезде, даже если вызовут полицию» 

Петр Самохин (имя изменено по просьбе героя – ред.) приехал в Воронежскую область из Омска на работу. Но, по словам мужчины, у него не сложились отношения с директором, который выгнал его без аванса. Паспорт и все остальные документы остались в магазине, в котором подопечный приюта брал продукты под залог. Документы вернуть не получилось, его выгнали на улицу без вещей. 

«В тот момент еще было тепло на улице. В одном реабилитационном центре в Воронеже мне не смогли помочь. Я не знал, куда идти, решил обратиться в полицию, но там сказали уходить отсюда. Доходило до смешного: в магазине я брал дорогой коньяк, конфеты и выходил. Продавец останавливал, я говорил, что буду воровать. Она не понимала, зачем я это делаю, забирала товар и разворачивала к выходу», - говорит Петр.

В церкви найти помощь также не удалось, а в Воронеже у мужчины знакомых совсем нет. Он обратился к женщине из соцзащиты, рассказал ей о своей ситуации. Тогда Петру и дали номер приюта.

«Сказал, что буду ночевать в подъезде, даже если вызовут полицию. В приюте я всего лишь два дня. Если я восстановлю документы и у меня будет какая-то работа, то я буду помогать таким центрам и приютам. В омском приюте я помогал, не брезговал, мыл и убирал. А что брезговать? Это же человек, но пришлось ему так, что сделать-то», - объясняет герой.

У Петра нет проблем со здоровьем. А вот большая часть бездомных – люди с инвалидностью. Некоторые не могут себя сами обслужить. Но их радует то, что они в тепле и уюте. В приюте они чувствуют себя людьми, зная, что их никто не выгонит на улицу.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно



Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах