aif.ru counter
69

«Моя отдушина - юмор». Врач о помощи больным детям и благотворительности

Андрей Бердников / Из личного архива

Врач-педиатр из Воронежа Андрей Бердников стал одним из учредителей благотворительного фонда «Стеша», оказывающего помощь детям с редкими заболеваниями.

Андрей рассказал корреспонденту «АиФ-Воронеж» о том, почему решил открыть благотворительный фонд, какую помощь удается оказывать и как он справляется с тяжелыми рабочими буднями.

«У меня двоякое отношение к благотворительности» 

Екатерина Сафетина, «АиФ-Воронеж»: Андрей, вы работаете с детьми, у которых есть какие-то патологии?

Андрей Бердников: У всех детей есть какие-то патологии. Недавно я работал в отделении, которое занимается лечением детей до трех лет. С апреля я перешел на другую работу - заведующего поликлиникой. Моя деятельность связана с лечением детей, сейчас еще и административная составляющая прибавилась.

- Несмотря на то, что вы помогаете людям в рамках своей профессии, вы также учредили благотворительный фонд «Стеша». Как появилась эта идея?

- Наверное, это слишком громко сказано, что учредил. Как-то раз мы готовили пациентку к выписке, и мне показалось, что ее маме Марине Булгаковой было очень нелегко психологически. Для того, чтобы поддержать девушку, я рассказывал ей о дальнейших действиях в лечении и предложил организовать фонд. Идея родилась у нас одновременно. Я предложил психологическую помощь маме моей пациентки, а у нее это уже оформилось как проект. Около полутора лет мы работаем, у нас есть определенные успехи, надеемся, что дальше будем помогать людям. 

- Чем именно занимается фонд - помощью в сборе средств и необходимых документов?

- Мы знакомимся с историей болезни, часто рекомендации уже написаны. Далее стараемся задействовать СМИ для организации сбора, наладить связь с клиникой, необходимым для лечения центром или конкретным врачом. Все команда нашего фонда постоянно на связи с семьями, потому что мы стараемся помочь не только в разрезе каких-то материальных вещей, но и психологически перенести эту ситуацию. 

- Было ли особенно сложно на первых этапах существования фонда?

- Нам помогают наши  семьи, муж Марины очень активно к этой работе подключился. Моя супруга оказывает мне моральную поддержку. Мы привлекаем волонтеров. Я не могу сказать, что у нас огромная команда, где-то 10 человек. 

- Подопечные вашего фонда лечатся не только в России, но и за рубежом?

- Двое детей у нас прошли обследование и лечение в Швейцарии, несколько детишек лечатся в России с помощью средств благотворителей, которые откликаются на наши просьбы о помощи. Для меня, как для врача, это дополнительный инструмент, который позволяет не только морально поддержать пациентов, но и в каких-то ситуациях помочь им привлечь какие-то дополнительные возможности для их лечения. Если можно пройти лечение в России, мы отправляем пациентов в центры, где занимаются профильно той или иной болезнью. А если нет такой возможности в нашей стране, то ведем переговоры за рубежом. 

- До того, как был организован фонд, вы каким-либо образом относились к благотворительности? Делали какие-то пожертвования?

- Такие моменты бывали, конечно. Вообще у меня двоякое отношение к благотворительности. С одной стороны, сделай добро и выкини его в воду, чтобы меньшее количество людей знало об этом. С другой стороны, если не привлекать к этому внимание, то меньше людей будет знать, что можно помочь. Конечно, до фонда я жертвовал какие-то небольшие суммы. Но этим занимаются все врачи: если ребенок находится в сложной жизненной ситуации, то все коллеги окружают его теплом и заботой, покупают какие-то вкусняшки, что-то из средств ухода. Можно ли называть это благотворительностью, не знаю, но в меру своих сил мы стараемся им помогать.

 «Внимание и поддержка всегда важны»  

- В период самоизоляции вы оказывали дополнительную помощь нуждающимся семьям - развозили продуктовые наборы. Почему вы решили этим заняться?

- Да, у нас проходила акция в этот период. Мы кинули клич по нашим знакомым, друзьям, они откликнулись и активно нам помогали собирать, развозить нуждающимся семьям и семьям наших подопечных продуктовые наборы, которых хватает приблизительно на месяц. Я понимаю, что это небольшая помощь, но в сложный период, на мой взгляд, любой, даже небольшой, подарок будет приятен и полезен. Я не могу сказать, что мы помогли сотням или миллионам людей, но мы выбрали семьи, где есть дети со сложными заболеваниями, и старались им помочь. 

- Власти оказывают вам какую-либо поддержку? 

- Реальную поддержку, которую мы ощутили, от администрации области - это выдвижение нашего директора Марины Булгаковой в Общественную палату Воронежской области и утверждение в этом качестве. Также в период организации акции по сбору и доставке продуктовых наборов влился ручеёк - дополнительный набор от администрации и Ресурсного центра поддержки НКО.

- Много ли желающих присоединиться к вам в этой деятельности среди ваших коллег и знакомых?

- Когда нам нужно организовать какое-то мероприятие, люди приезжают, надувают шарики, одеваются в костюмы, веселят детишек и их родителей. Очень часто болезни невозможно вылечить, врачи не боги, но внимание и поддержка всегда важны. Люди присоединяются: и врачи, и просто знакомые, и незнакомые хотят помочь. Все люди хорошие и добрые, просто надо дать им шанс. Каждое доброе дело очень важно, просто кто-то может закрыть сбор на несколько миллионов рублей, а кто-то может предоставить свою машину - это равнозначные вещи. 

- Почему, на ваш взгляд, родителям в одиночку сложнее справиться с ситуацией и получить помощь?

- Во-первых, психологически очень сложно просить помощь. Во-вторых, во взаимодействии со СМИ необходима юридическая оболочка, доверие. Один голос мамы или папы может быть не услышан, люди могут подумать, что это какие-то мошенники, которых сейчас много. С помощью фонда можно транслировать информацию о ребенке на большую аудиторию. 

«В семье понимают, что у папы много дел» 

- Морально очень тяжело работать с детьми, у которых есть какие-то серьезные заболевания. Как вы восстанавливаетесь после рабочего дня?

- Говорят, что врачи - циники. Моя отдушина - это юмор. Все, кто со мной работает, знают, что я сам люблю шутить, хороший юмор: и тонкий, и не тонкий. Главное восстановление после рабочих дней - это юмор, сатира и все, что с этим связано. Еще очень люблю путешествовать. Я считаю, что это одна из вещей, которая позволяет человеку отвлечься от чего-то. Когда позволяет время, люблю читать. 

- Ваша активная благотворительная деятельность и работа забирают очень много времени. Как вам удается выкроить время для того, чтобы провести его с семьей? 

- В семье понимают, что у папы много дел. А вообще стараемся находить время, чтобы куда-то выехать, отдохнуть, встретиться с друзьями. Безусловно, работа занимает много времени, но без нее тоже никуда. 

- Говорите ли вы детям о необходимости помогать нуждающимся? 

- Человека сложно научить словами, его надо учить делами. Они видят, как живут мама с папой, люди из нашего окружения, и, на мой взгляд, этого достаточно. Они должны сами принять решение и для себя понять, как они хотят жить. 

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно



Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах