Примерное время чтения: 9 минут
1329

«Надя, война закончилась!» Воронежский ветеран рассказала о ценности Победы

Надежда Петровна всегда любила вышивать картины – теперь они украшают её комнату
Надежда Петровна всегда любила вышивать картины – теперь они украшают её комнату / Анастасия Ходыкина / АиФ

98-летняя ветеран Великой Отечественной войны Надежда Васильченко (в девичестве Алексенко) ежедневно делает зарядку и внимательно следит за новостями из Украины. Говорит, что Украина Украине – рознь. Даже в далёком 1945-м там не все радостно встречали освободителей.

Накануне 9 Мая Надежда Петровна рассказала «АиФ», как фашисты, сверкая пятками, бежали из их села и, как она однажды чуть не сгорела на посту.

Выжили огородом

Анастасия Ходыкина, «АиФ-Воронеж»: Надежда Петровна, как для вас началась война, что запомнилось?

Надежда Васильченко: Возле школы в центре нашего села Архиповка стоял телеграфный столб, и на нём было радио-тарелка. Мы бегали вокруг, когда услышали слова «внимание» и знаменитую речь Молотова о том, что германские войска без объявления войны перешли нашу границу. Конечно, стало очень тревожно, хотя тогда мы и представить ещё не могли всего масштаба трагедии. Постоянно следили за новостями: по радио сообщали, как продвигаются вражеские войска, какие занимают населённые пункты. И вот, летом 1942 года наше село оккупировали итальянцы, финны и чехи.

Перед этим мой отец, а он был председатель колхоза, причём без руки, собрал все документы, скот и активную молодёжь и эвакуировался в Куйбышев – спасать хозяйство. А мы – мать, я, сестра и брат, остались. Когда фашисты заходили в наше село, нам было очень страшно. Мы с сестрой спрятались в погреб во дворе. А враги, заняв нашу хату, полезли туда и начали вытаскивать картошку, а там – мы. Мы бросились в сад, нацепили какие-то тряпки, чтобы не привлекать внимание. Тем временем фашисты затопили нашу печь, насыпали на неё картошку. Картошка печётся, они едят её, полусырую, и причмокивают.

- Как пережили оккупацию?

- Мы поселились в сарае. Спали на деревянных досках, питались тем, что росло на огороде. От мамы далеко не уходили – было страшно.

В фашистком штабе планировали собрать молодёжь, чтобы отправить на запад. Нам рассказывали, куда нас повезут, обещали, что там всё будет хорошо. За порядком в селе следили шесть полицаев, в основном из наших, местных. Двое из них нам подсказывали, куда ходить не стоит, с кем не надо разговаривать. Они же нам сообщили, что готовится наступление советских войск.

Село освобождали в январе. Помню стрельбу. Но мы всё равно пришли в центр села посмотреть, что происходит. Увидели, как итальянцы и чехи, сверкая пятками, бегут по льду через реку Чёрная Калитва и падают…

Свой-чужой – определяли по звуку

- Как вы попали на службу?

- Меня призвали служить в мае 1943-го. Мне было 17 лет, а по документам – 18. После седьмого класса я собиралась поступать в педагогический техникум, и отец дал справку, что я с 1924 года рождения.

До войны Надя хорошо пела, её даже приглашали в Воронеж выступать в хоре им. Пятницкого
До войны Надя хорошо пела, её даже приглашали в Воронеж выступать в хоре им. Пятницкого Фото: Из личного архивa/ Надежда Васильченко

Всего из нашего села призвали трёх девочек. Нас отвезли в военную часть в Лиски. Дали нам ворох одежды, мол, выбирайте. А из чего? Сапоги от 41 размера, а у меня 35-й. Но как-то обули, одели. Начали с занятий по связи, изучения альбома с нашими и иностранными самолётами и тут же – в строй. Помню, стою с биноклем на улице и наблюдаю за самолётами, начальство – капитан Белобородов и старший лейтенант Бродский – в землянке. Мне нужно было по звуку определить, летит свой или вражеский самолёт и доложить, откуда он движется. Ещё в Лисках нами было сбито два вражеских самолёта. Учились постоянно, так как поступало новое вооружение.

Сама воинская часть двигалась за фронтом, зенитки были закреплены на платформе поезда. Так мы проехали много городов. Со мной служили и другие девочки: Тоня Рыбалкина из Кантемировки, с которой мы подружились, Аня Попова из Тамбова и Вера Алексеева из Алексеевки.

- Что для вас было особенно страшным?

- Помню, в молодости особого страха не чувствовалось, будто так всё и надо. Дали приказ – выполняй. Но был один запомнившийся случай. Мы стояли в Лисках, связь со штабом нарушилась. А я – связист. Меня послали найти повреждение и починить связь. Со всех сторон стрельба. Пришлось ползти. А впереди – железная дорога, залитая горючим. Вдруг она загорелась и я вместе с ней. Хорошо, мужчины, которые обслуживали дорогу, увидели меня, схватили, затушили и отправили в госпиталь. После выписки мне дали 10 дней отпуска. До Россоши я доехала на поезде, оттуда на лошадях добралась до родного села. Два дня побыла дома, и опять служить.

Фронтовые фотографии бережно хранятся в альбом
Фронтовые фотографии бережно хранятся в альбом Фото: Из личного архивa/ Надежда Васильченко

Наша Победа

- Где вы встретили известие о том, что войне конец?

- Весной 1945-го мы были в Румынии. Зная, как продвигаются наши войска, мы уже чувствовали близость Победы. Помню, как-то остановились в деревеньке, и люди нам начали нести угощение. Подошли мужчина с женщиной и стали нас хвалить, называя освободителями. Пригласили в дом, угощали оладьями и другими вкусностями. Подарили стеклянную кружечку – она хранится у меня до сих пор. Женщина обнимала нас и плакала. Оказалось, фашисты убили их единственного сына, поэтому, наверное, они так тепло к нам отнеслись.  

Румынская семья в 1945-м подарила Надежде стеклянную кружку, которую она хранит по сей день
Румынская семья в 1945-м подарила Надежде стеклянную кружку, которую она хранит по сей день Фото: Из личного архивa/ Надежда Васильченко

А известие о Победе я встретила в Венгрии, на станции Такшони. Я стояла по посту, охраняя штаб. А Тоня Рыбалкина была в штабе у телефона. И тут она кричит мне оттуда: «Надя, войне конец! Наша Победа!» Обычно нельзя было стрелять, а тут от радости я начала палить из винтовки, так все узнали, что мы победили.

Наша служба продлилась до августа 1945 года, потом нас, девочек и мужчин постарше, начали готовить к демобилизации. В штабе каждому собрали в дорогу сумку с сахаром, мукой и разными угощениями. Вагоны с демобилизованными на остановках поездов местные жители из Румынии и Венгрии встречали очень хорошо, старались нас угощать. Когда же проезжали через Западную Украину, там нам были не особо рады. Уже тогда там было многое по-другому. В Воронеж я прибыла в ноябре 1945-го.

- Что для вас значит День Победы?

- Конец войны – это продолжение жизни. В этом году я в четвёртый раз поеду с дочерью в Москву на парад. Нам уже прислали приглашения и билеты. За новостями я слежу ежедневно – а как иначе. Смотрю, что творится на Украине. Стараюсь не переживать, а думать о хорошем. Мечтаю, чтобы наши дети, внуки и правнуки – все добрые люди жили в мире и согласии.

Нынешний День Победы Надежда Васильченко собирается отметить на параде в Москве
Нынешний День Победы Надежда Васильченко собирается отметить на параде в Москве Фото: Из личного архивa/ Надежда Васильченко

Досье

Надежда Васильченко родилась11 августа 1925 года в с. Архиповка Россошанского района. В 1940 г., окончив семь классов, поступила в педучилище г. Россошь. С мая 1943 г. проходила службу в Красной армии в составе 96-го отдельного зенитно-артиллерийского дивизиона малого калибра. С 1946 года, выйдя замуж за военного лётчика Петра Васильченко (1923-2002), следовала по местам службы мужа. В 1975 г. живёт в Воронеже. Имеет двоих детей, четверых внуков и правнучку.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)


Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах