Примерное время чтения: 7 минут
133

Оденьте это немедленно! Эксперт об одежде воронежцев, моде и местных брендах

Анастасия Ходыкина / АиФ

Воронежцы любят красиво и модно одеваться. Но что делать, когда из страны ушли мировые бренды, пытаясь оставить нас в изоляции, в том числе, и в вопросах моды?

Воспользовались ли демаршем воронежские производители, появились ли у нас свои марки, или что-то мешает развитию, в День лёгкой промышленности России, который отмечается 9 июня, нам рассказал председатель комитета лёгкой промышленности и индустрии моды Торгово-промышленной палаты Воронежской области Александр Матросов.

В ожидании рывка

Анастасия Ходыкина, корреспондент «АиФ-Воронеж»: Александр Александрович, как вы считаете, Воронеж – модный город? В каком стиле одеваются в основном горожане, или стиль как таковой отсутствует?

Александр Матросов: Воронеж – мой любимый город, и он действительно модный. Можно выделить несколько выраженных модных линеек. Во-первых, стало больше молодёжных трендов в стиле оверсайз. Также вошли в моду такие трикотажные изделия, как худи. Часто можно увидеть на девушках, так называемые, луки с использованием топов с брюками. Активно развивается направление «платье-сарафан», много жительниц Воронежа носит такую одежду летом.

Классика – вечная и консервативная. Её одевают на определённые события. Но и здесь заметны веяния моды. Обратите внимание, например, на пиджаки. Они стали приталенные с расклешением книзу, хотя совсем недавно был в моде прямой силуэт. Пока ещё популярны глубокие тёмно-синие цвета костюмов, но они уже вытесняются чёрными в сочетании с серыми и бурыми оттенками.

- Как сказалось на производителях одежды то, что в 2022 году многие западные бренды ушли с нашего рынка? Открылись ли в регионе новые предприятия либо, быть может, расширились существующие?

- Не все зарубежные бренды ушли. Ряд итальянских брендов в сегментах женской модной одежды остались в стране. Также на наш рынок сейчас активно пробиваются бренды, родившиеся в Турции. Турки пытаются увеличить своё присутствие в России, так как у них хорошо развита лёгкая промышленность, они достаточно много и долго специализировались на ткацком и швейном деле. Сейчас для них основная сложность – подстроиться под наши модные тренды и специфику потребителя. Для этого они даже привлекают наших дизайнеров.

Что касается 2022 года, то действительно случился бум развития, многие наши модные бренды расширили производство и объём продаж, появилось много новых дизайнеров в микробизнесе, которые открыли своё дело. Но заряд, который был получен два года назад, мы уже переработали и зафиксировали. А нового рывка не происходит, поскольку ожидается наплыв турецких производителей, а у нас есть проблемы с инвестициями – не секрет, что сейчас у нас достаточно высокая учетная ставка, установленная Центробанком РФ, что неизбежно влияет на стоимость денег, в том числе на проценты по кредитам. При этом потребности в модной одежде у нашего российского рынка ещё далеко не исчерпаны.

Без акцента, что мы – местные

- Какого типа одежды нам не хватает?

- В социальных сетях мы все модные, спортивные и очень умные. В офлайне же можно самовыразиться лишь знаниями и талантами, либо внешним видом. И одежда здесь занимает далеко не последнее место. На неё всегда есть спрос. Доказательством тому – огромные партии одежды, которые идут к нам из Китая, Турции и Кыргызстана, хотя наши зарубежные партнёры в основном удовлетворяют средний и эконом-сегмент. Но люди хотят большего. Так, на 8-м предпринимательском форуме, прошедшем в ноябре прошлого года при поддержке минпредторга Воронежской области, мы организовывали несколько деловых секций для легпрома. Приглашали в том числе ребят из Томска – семейную пару, которая в 2014 году запустила бренд модной одежды в среднем сегменте, и сейчас они доросли до оборота в 0,5 млрд рублей в год и продолжают расти, делились опытом и рассказывали про растущий спрос на качественную одежду. Есть и воронежские бренды, которые выросли достаточно быстро.

- Кстати, про воронежское. Мы видим, что у нас активно открывают свои магазины бренды из соседних регионов – та же «Тамбовчанка». Бутики и маркетплейсы предлагают одежду от производителей из Москвы, Новосибирска, Иваново, Чебоксар... А про воронежское – тишина. Почему?

- В Воронеже есть несколько мультибрендовых магазинов «Родом из Воронежа». Наверняка, вы видели магазины «Редбери» – это как раз один из местных мультибрендовых магазинов. Или «Молис» - это одежда среднего сегмента, которая производится у нас в Воронеже. Есть «Аллегро» с трикотажной линейкой, «Модный дом Татьяны Сулиминой», «Модный дом Анны Сердюковой». Недавно в «Максимире» открылся магазин «Мерселис». Фабрика «Работница» шьёт мужские пальто. Правда, продаётся эта продукция в основном в Москве – воронежцы не особо жалуют пальто со средней ценой около 20 тыс. рублей, а москвичам это вполне по карману. Всего около 150 брендов одежды работают в Воронеже, но они обычно не делают акцент на месте своего производства.

Да, ранее лёгкая промышленность в Воронеже была более развита. В 90-е годы из-за открытия рынков эта отрасль пострадала больше всего. Сложно возвращаться к прежним объёмам, но потенциал достаточно велик. В регионе в этой отрасли занято более 12 тыс. человек. На недавнем заседании нашего Комитета предпринимательским сообществом была принята концепция развития промышленности до 2030 года, мы утвердили объёмы роста и в том числе поставили всем нам цель: увеличить число занятых в отрасли легпрома до 16 тыс. человек.

Время интеллектуального труда

- А что мешает развитию? Знаю, что многим предприятиям остро требуются швеи…

- Есть проблемы с руками, с головами и технологиями, а также с инвестициями.

Сейчас, например, мы активно участвуем в подготовке проекта «Профессионалитет»: на базе Воронежского профессионально-педагогического колледжа, техникума моды и дизайна, Борисоглебского и Новоусманского колледжей создаём уникальную обучающую базу для подготовки специалистов лёгкой промышленности. Многие предприятия поддерживают проект финансово, готовы взять студентов на оплачиваемую практику с последующим трудоустройством. 

Да, оказывает влияние демографическая яма – недостаток трудоспособного населения, а также накопившийся набор проблем в образовании, обучение на старых стандартах. Некоторые предприятия не желают развивать автоматизацию и эффективность. Конечно, легче нанять швею, чем организовать работу инженера автоматического оборудования и оператора. Сегодня хорошая швея не только та, которая умеет шить на швейной машине, но и та, что умеет настраивать автоматическую машину. Например, можно запрограммировать последовательность шитья и количество стежков – машина пройдёт это количество и остановится сама, сделает закрепку и отрежет нитку. Это будет гораздо качественнее и быстрее. Благодаря настилочному раскройному комплексу мы уже в значительной степени ушли от привычной профессии раскройщика – это больше не физический труд, а интеллектуальное управление работой.

Ещё одна проблема, мешающая развитию отрасли, – контрафакт. Система маркировки, которую расширили на большую часть ассортимента всей выпускаемой одежды в апреле этого года, создала определённые проблемы местным производителям в момент запуска, но от контрафакта не избавила. А он имеет места концентрации, это крупные, всем известные рынки в Москве, маркет-плейсы и др. Российскому производителю, честно уплачивающему налоги, сложно конкурировать с ввезённым в обход таможенных тарифов товаром, который непонятно каким образом произведён. Решение вопроса ввоза контрафакта очевидно должно быть достаточно радикальным – например, некоторые предприниматели предлагают введения тотального НДС для всех участников рынка и для всех налоговых режимов. В пакете законов на 2025 год увеличивается НДС на торговлю на маркеталейсах до семи-восьми процентов. Считаем это некой тренировкой…

Для развития отрасли не помешает и поддержка государства. Например, более низкая ставка на кредиты помогла бы приобретать оборудование, открывать новые магазины. Сейчас на федеральном уровне запущено много полезных программ для отрасли. Но легпром достаточно долго находился в состоянии стагнации, нагнать всё в три шага невозможно.

Досье

Александр Матросов родился в Воронеже. Окончил ВГТУ и МГЭИ. Более 25 лет занимается антикризисным менеджментом и бизнес-моделированием. Гендиректор ООО «Веллтекс». Член федерального комитета по предпринимательству в сфере текстильной и лёгкой промышленности ТПП России.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)


Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах