aif.ru counter
249

Эх, деревня! Почему многие селяне до сих пор лишены элементарных удобств?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 36. АиФ-Черноземье 02/09/2020
Селяне боятся, что новая плотина долго не простоит.
Селяне боятся, что новая плотина долго не простоит. © / АиФ

Сегодня много говорится о повышении качества жизни селян, и кое-где, действительно, ремонтируются дороги, появляется уличное освещение, строятся фельдшерско-акушерские пункты. Однако несовершенство бюрократической машины то и дело даёт сбой, делая жизнь селян не только трудной, но и подчас опасной. 

Дорога без конца

Интересную картину можно наблюдать на станции Нижнедевицкой в Воронежской области. Там через посёлок протянулась заасфальтированная несколько лет назад улица Чапаева. Но внезапно асфальт обрывается, и три «крайних» дома стоят у обычной грунтовки, которая в мокрый сезон превращается в непролазную трясину.

Впрочем, даже асфальтированная часть находится не в лучшем состоянии: её то и дело пересекают длинные трещины, прозрачно намекая на качество работ и масштаб «экономии» денег. Срок гарантии давно истёк, и надежд на то, что дорогу переделают, не осталось, а нового ремонта можно ждать хоть до второго пришествия.

Стоит выехать из посёлка, как вдоль обочин то и дело мелькают мусорные кучи – возникает ощущение, что посёлок окружает одна большая свалка.

«Каждую весну талые воды стекают через эту мусорку в пруд – не удивительно, что он так быстро зарастает, – рассказывает уроженец посёлка Вячеслав Князев. – Рядом лесок – там такая же картина. Нужно поставить мусорные баки. Или хотя бы раз в неделю пускать по улице машину, чтобы люди бросали туда пакеты с мусором».

С надеждой на чудо

Колхозный пруд заменяет местным жителям и Крым, и курорты Краснодарского края. Здесь же проводит летние каникулы местная детвора.

«Я тоже на нём вырос, он мне дорог, – продолжает Вячеслав, стоя на берегу. – Это моя малая родина. Я даже гусей специально завёл, чтобы они поедали ряску».

Гуси громко зашумели в подтверждение этих слов, а мужчина продолжил рассказ. Весной 2018 года жители станции не на шутку испугались за свой водоём: обрушилась плотина – говорят, её подточил живший в пруду бобр. Осталась тонкая преграда шириной всего в полметра, которую могло прорвать в любой момент.

Зато местная администрация проявила то ли стоическое спокойствие, то ли полнейшее равнодушие и никак не реагировала. Когда стало приближаться очередное половодье, жители забили тревогу – обратились в областной департамент природных ресурсов, к губернатору и его заму.

Департамент обследовал сооружение и подтвердил, что оно – в аварийном состоянии, но в результате лишь порекомендовал местной власти понизить уровень воды и запретить людям ходить по плотине, купаться и плавать на лодках. Спускать воду администрация отказалась, посчитав её уровень нормальным, а вот запретительные аншлаги поставила, переложив ответственность за судьбу купальщиков и рыбаков на них самих.

Не иначе как с божьей помощью исхудавшая плотина половодье выдержала и дождалась, пока жители обратились в прокуратуру. Только после этого администрация поселения восстановила сооружение – досыпала грунт.

Впрочем, этим летом возник новый повод для беспокойства. Работа была сделана так, что новая плотина покрылась множеством трещин, в некоторые из которых свободно заходит рука. Как долго простоит сооружение, можно только гадать.

На пороховой бочке

Соседнее село Новая Ольшанка уже попадало в поле зрения «АиФ-Воронеж». Больше трёх лет назад здесь был построен новый водопровод по программе «Чистая вода». Теперь из кранов течёт мутная, воняющая тухлыми яйцами жидкость, но чиновники и не думают принимать меры. В областном департаменте ЖКХ утверждают, что вода отвечает всем нормативам.

Едем по центральной улице – здесь повторяется та же картина, что и на станции: асфальт заканчивается на полдороги. Среди тех, кому не повезло – местная жительница Татьяна Рогозина: весной и осенью к её дому проехать непросто.

На соседних участках – высохший на солнце бурьян в человеческий рост: соседи умерли, и косить его некому. Пожаро­опасный сезон – большое испытание для нервов пенсионерки: малейшая искра – и сухая трава вспыхнет как порох. До дома Татьяны Николаевны – пара десятков метров, пламя может перекинуться на него в считаные минуты: такие случаи здесь уже были.

Женщина попросила о помощи администрацию Новоольшанского сельского поселения и получила следующий ответ от главы Сергея Короткова: «Участки, принадлежащие умершим Плохих И. Т. и Астанкову И. С., не оформлены в собственность, и их собственники также не выяснены, таким образом, администрация не может никому предъявить претензию по уборке. Администрация поселения обкашивает только обочины дорог».

«Скажите мне, как жить? – восклицает Татьяна Николаевна. – Я постоянно боюсь. Лет пять-шесть назад трава уже загоралась – тогда мы её еле потушили. Но у меня нет сил навести порядок».

«Хоть об стенку бейся»

«С 2014 года мы проложили 15,5 км дороги, в этом году повесили 10 фонарей – теперь их 98», – в тот же день отчитался перед жителями и депутатами Сергей Коротков.

Упомянул он и о реконструкции памятника погибшим землякам (монумент, действительно, выглядит как новенький), и о новой трансформаторной подстанции, благодаря которой прекратились перебои с водой. Селяне слушали молча, но когда дело дошло до вопросов, страсти стали нарастать с каждой минутой.

«Скажите, пожалуйста, сколько потрачено денег на очистку дорог в прошлую зиму? – спросил житель улицы Пешеходной Дмитрий Корнилов. – Я к вам обращался шесть раз, не считая телефонных разговоров. Сколько раз чистили улицу? Один раз за всю зиму. Снега – по пояс. Я был готов за свой счёт оплатить освещение улицы, мне нужно было от вас только разрешение – вы отказали. В своё время я перевёз сюда из Московской области детей, чтобы они занимались сельским хозяйством. Но они не видят перспективы и собираются вернуться. Хоть об стенку бейся – всё пропадёт как в болоте. Жалкое существование».

Один за другим участники собрания поднимали острые темы, но так и не получили внятных ответов.

Официально

Алексей Сапронов, руководитель департамента аграрной политики Воронежской области:

«В рамках программы устойчивого развития сельских территорий в 2019 году на развитие социальной сферы села было направлено 727 млн рублей. Были построены 30,8 км водопроводных сетей, фельдшерско-акушерский пункт, спортивная площадка площадью 1344 кв. м, 25,2 км автомобильных дорог, начато строительство культурно-досугового центра. Улучшили жилищные условия 75 сельских семей.

На программу «Комплексное развитие сельских территорий» в этом году региону выделяется 1 млрд 391 млн руб., в том числе из федерального бюджета – 1 млрд 89 млн рублей.

Предусмотрено строительство жилых домов, предоставляемых гражданам по договору найма. Запланировано построить 69 домов общей площадью 3654,2 кв. м в двух районах области (в Бобровском – 40, в Лискинском – 29).

Ещё одна новелла – строительство инфраструктуры под компактную жилищную застройку экодеревни в посёлке Лушниковка Бобровского района.

Запланированы 54 проекта благоустройства в 13 районах. Проекты, в основном, связаны с созданием зон отдыха, организацией пешеходных коммуникаций, обустройством площадок ТБО».

Комментарий

Дмитрий Нечаев, политолог:

«В отечественных традициях роль личности руководителя принципиальна. Важно, чтобы эта личность отвечала запросам населения и была способна сформировать комплекс мер по решению проблем. Если так происходит, то и сельские поселения, и муниципальные районы серьёзно преображаются.

Среди шести регионов Центрального Черноземья наиболее системную работу по отбору и обучению глав муниципальных районов проводят в Белгородской области, она вне конкуренции. Там все муниципальные районы развиваются равномерно, без заметных перекосов. Приоритет отдаётся руководителям, которые умеют мыслить комплексно.

В Липецкой области дела обстоят чуть похуже. В Воронежской мы наблюдаем резкий контраст. Опытные руководители, сделавшие себя сами, – бобровский глава Анатолий Балбеков, аннинский Василий Авдеев – до сих пор на виду. К руководству других муниципальных территорий в основном пришли люди с клиповым мышлением. Поэтому результата там не будет.

Бывает, есть средства на те же дороги, а главы муниципалитетов не вникают в их расходование. Запустили процесс муниципальной закупки и не разбираются, претендует на заказ серьёзная структура или же фирма-однодневка, у которой есть только стол, стул и бухгалтер. И так – во всём».

Как выглядит воронежское село на фоне других регионов?

Место

Регион

Оценка (max=100)

1

Липецкая область

68,6

2

Хантымансийский АО – Югра

65,1

3

Белгородская область

61,6

4

Республика Татарстан

61,5

5

Воронежская область

60,7

6

Самарская область

60,6

7

Ямало-Ненецкий АО

60,5

8

Ульяновская область

60,3

9

Ростовская область

59,9

10

Краснодарский край

59,6

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно



Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах