aif.ru counter
41

Вместо бомб – сотрудничество. Как оружие холодной войны стало служить миру

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 40. АиФ-Черноземье 30/09/2020
Нововоронежские атомщики участвуют в самой мирной экспансии – несут другим народам наши технологии и нашу культуру.
Нововоронежские атомщики участвуют в самой мирной экспансии – несут другим народам наши технологии и нашу культуру. © / Нововоронежская АЭС

75 лет назад произошло событие, благодаря которому все мы живём на нашей прекрасной земле: стартовал отечественный атомный проект, предотвративший ядерную бомбардировку советских городов.

Родившись из противостояния сверхдержав, он открыл эру атомной энергетики, у истоков которой стояла Нововоронежская АЭС. Сегодня сверхсовременные шестой и седьмой энергоблоки стали образцом для многих стран, а нововоронежские атомщики участвуют в самой мирной экспансии – несут другим народам наши технологии и нашу культуру. Но тогда, в далёком 1945-м, когда после окончания самой страшной из войн судьба человечества вновь повисла на волоске, до этого было далеко: требовалось срочно совершить чудо.

Письмо из Воронежа

В начале 1942 года Воронеж ещё не знал ужасов оккупации, но авианалёты противника уже несли смерть и разрушения. Тогда в столицу Черноземья перевели часть противовоздушной обороны, в которой служил лейтенант Георгий Флёров, до войны – сотрудник Ленинградского физико-технического института. Ещё в 1940 году, в 28 лет, он открыл спонтанное деление ядер урана.

Война войной, но молодому учёному не терпелось продолжить исследования. Университет уже эвакуировали, но университетская библиотека пока оставалась в городе – Георгий Николаевич наведывался туда читать американские физические журналы. Да вот беда – ни одной статьи по своей теме в свежих изданиях найти не мог.

Что это означает, он понял сразу и написал письмо в Государственный комитет обороны: «Это не есть результат отсутствия работы. Наложена печать молчания, это-то и является наилучшим показателем того, какая кипучая работа идёт сейчас за границей».

Письмо осталось без ответа, но лейтенант продолжил бить тревогу и написал Сталину, не испугавшись назвать вещи своими именами:«Единственное, что делает урановые проекты фантастическими, — это слишком большая перспективность в случае удачного решения задачи. В военной технике произойдёт самая настоящая революция. Произойдёт она без нашего участия, и всё это только потому, что в научном мире сейчас, как и раньше, процветает косность. Если в отдельных областях ядерной физики нам удалось подняться до уровня иностранных учёных и кое-где даже их опередить, то сейчас мы совершаем большую ошибку, добровольно сдавая завоёванные позиции».

За ядерным щитом

Опасения учёного подтвердила разведка, и меры приняли. В марте 1943 была создана Лаборатория № 2 АН СССР. Работу возглавил 39-летний доктор физико-математических наук Игорь Курчатов, кандидатуру которого предложил директор Физтеха Абрам Иоффе. А в августе

1945-го, после американских бомбардировок Хиросимы и Нагасаки, стало окончательно ясно: над Советским Союзом нависла новая смертельная угроза.

Генерал Эйзенхауэр разработал план «Totality», предполагавший 20–30 ядерных ударов по 20 городам нашей страны. Бывшие союзники считали момент для начала новой войны самым подходящим – СССР был разрушен гитлеровским вторжением и потерял миллионы жизней. Тогда нашу страну спасло только то, что США ещё не произвели достаточного количества атомных бомб и самолётов-носителей.

И вот 20 августа 1945 года создаётся Специальный комитет при ГКО СССР, председателем которого стал Лаврентий Берия. Это имя до сих пор принято демонизировать, но факт остаётся фактом: именно Берии и Курчатову все мы обязаны жизнью. Через четыре года на Семипалатинском полигоне была взорвана первая советская атомная бомба. С тех пор мы живём под мирным небом, прикрытые надёжным ядерным щитом.

Не ГРЭС, а АЭС

Но всё-таки Игорь Курчатов, Юлий Харитон, Кирилл Щёлкин, Яков Зельдович и другие отцы нашего ядерного оружия мечтали о гражданской атомной промышленности, которая будет не разделять, а объединять страны. И в июле 1954 года был сделан шаг к этой цели: заработала первая в мире атомная электростанция в Обнинске.

А в августе 1955 года был подготовлен проект первой промышленной АЭС с реактором типа ВВЭР. Было решено построить её под Воронежем, который в то время испытывал дефицит электроэнергии. Интересно, что в официальных документах речь шла о Нововоронежской ГРЭС – настоящая цель строительства была засекречена.

Работы начались в 1957 году и шли трудно – Игорю Курчатову даже пришлось добиваться продолжения строительства своим авторитетом. И всё-таки в декабре 1963-го прошёл физический, а в сентябре 1964-го – энергетический пуск первого энергоблока с реактором типа ВВЭР, на тот момент самого мощного в мире.

Мирное завоевание

Прошло 56 лет, и мы снова первые. В 2017 и 2019 годах были сданы в эксплуатацию новые энергоблоки с реакторами ВВЭР-1200. Они относятся к новому поколению 3. При этом и американские, и европейские энергетики остались позади.

Неудивительно, что энергоблоки ВВЭР-1200 стремительно завоёвывают мировой рынок. Уже в следующем году должен быть введён в эксплуатацию первый энергоблок Белорусской АЭС. Турция продолжает строить АЭС Аккую. Возводится АЭС Руппур в Бангладеш. Запланировано строительство АЭС Эд-Дабаа в Египте и атомной станции в Джизакской области Узбекистана.

Все эти страны будут зависеть от российского ядерного топлива, наших отечественных технологий и специалистов – прежде всего, нововоронежцев. Так Россия утверждает своё политическое влияние не угрозами, а сотрудничеством, а значит, мечта первого поколения атомщиков начинает сбываться.

Нововоронежская АЭС стояла у истоков эры атомной энергетики.
Нововоронежская АЭС стояла у истоков эры атомной энергетики. Фото: Нововоронежская АЭС

Жизнь для науки

Судьба Льва Голубева похожа на судьбу его коллег, стоявших у истоков атомной отрасли. Будущий физик родился в 1923 году в семье учителей в селе Жёлтые Пески под Липецком. В 1940 году он поступил на физический факультет Московского госуниверситета, но получить диплом было суждено только через десять лет: началась война.

В конце 1942 года Лев Голубев мобилизовался на фронт, но уже в начале 1943-го получил серьёзное ранение под Великими Луками. Впрочем, уже в 1949 году Лев Иванович отказался продлять инвалидность, заявив: «Пусть государство платит пенсию тем, кто не может трудиться. Я себе на жизнь заработаю».

В 1950 году молодой специалист отправился на родину советской атомной бомбы – в Челябинск-40 – на химкомбинат «Маяк», где производилась большая часть оружейного плутония, а в 1955 году переехал в Томск-7.

Лев Голубев занимался разработками, связанными с повышением мощности реактора и увеличением выработки плутония. В 1960 году он получил Ленинскую премию, в 1962-м – защитил кандидатскую диссертацию, а в 1965-м начал работать на только что вступившей в строй Нововоронежской АЭС.

Здесь Лев Иванович широко развернул научные исследования. Данный им толчок чувствуется и сегодня: такого количества кандидатов наук нет, пожалуй, ни на одной другой станции. В 1972 году из-под пера Льва Голубева вышла в свет книга «Эксплуатационные режимы водо-водяных энергетических реакторов», ставшая учебником для многих поколений атомщиков.

Сегодня дело Льва Ивановича продолжают его внуки, которые работают в отделе ядерной безопасности и надёжности АЭС: Евгений Голубев – начальником отдела, а Василий Быков – руководителем лаборатории спектрометрии и контроля герметичности оболочек ТВЭЛов. Одна из их научных тем – исследование свойств нейтрино, элементарной частицы, которая лежит в основе устройства нашей Вселенной.

Основатель школы пусконаладчиков

В сентябре 1964 года Леонид Витковский, начальник электроцеха, провёл ручную синхронизацию турбоагрегата первого энергоблока Нововоронежской атомной станции с Единой энергосистемой страны. Пожалуй, именно с этого момента стоит отсчитывать историю НВАЭС.

Детство Леонида Ивановича пришлось на военные годы. Вместе с семьёй он оказался в оккупации и однажды едва не был расстрелян. После освобождения паренёк устроился помощником машиниста паровоза и под бомбами доставлял то, что нужно фронту.

С атомным проектом судьба связала Леонида Витковского в Томске-7, где к 1951 году был построен комбинат по производству высокообогащённого урана-235 и плутония-239, а в 1958 году заработала Сибирская АЭС.

На НВАЭС Леонид Витковский участвовал в создании цеха пуска и наладки и учебно-тренировочного центра, где учились не только советские специалисты, но и атомщики из Финляндии, Чехословакии, Венгрии, ГДР, Болгарии. Сейчас такие центры есть на каждой российской атомной станции. Сегодня на НВАЭС трудятся сыновья и внуки основателя оте­чественной школы пусконаладчиков.

Оставить комментарий (0)


Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах