Примерное время чтения: 8 минут
735

Пора брать власть. Октябрьские события глазами воронежского участника

Залп «Авроры» ночью 25 октября (7 ноября) 1917 года широким ковшом бульдозера досыпал «дрожжей» в хаос своей эпохи.

Революция в Петербурге «ядерным грибом» накрыла все регионы России, и Воронеж не стал исключением. У нас, по утверждениям историков, власть Временного правительства пала 30 октября (12 ноября).  

Простой железнодорожник

Одним из локомотивов Воронежской городской рабочей дружины (ВГРБД) стал Михаил Чернышёв, его имя сегодня носит одна из улиц города. Малообразованный железнодорожник, но социально активный сын рабочего класса устанавливал новый порядок в губернии в 1917-18 годах.

«АиФ» изучил старую копию мемуаров героя, оригинал которых хранится в фондах Воронежского областного краеведческого музея. В этой летописи с бесхитростной мужицкой простотой изложена хронология революционных событий, повлекших смену Временного правительства в нашем крае.

Весной 1917 года Михаил Чернышёв работал токарем в паровозоремонтных мастерских, известных современникам, как завод им. Дзержинского. После возвращения Владимира Ленина из ссылки в апреле 1917 года и его пламенной речи с броневика большевики усилили свою активность по стране. Уже в мае адепты «культа» красного знамени отметились во всероссийской железнодорожной забастовке. Под предлогом разгула преступности ими было решено в каждом городе создавать рабочие боевые дружины на предприятиях.

Первая такая дружина от завода Столля (бывший завод им. Ленина на улице Карла Маркса – Ред.) на тот момент насчитывала порядка 80 человек. Её возглавил некто Сазонов. Но в мае того же года в Городском летнем саду (ныне Первомайский сад – Ред.) его зарезали уголовники. Решением собрания рабочих на место командира поставили молодого и активного Михаила Чернышёва, который тогда ещё являлся левым эсером, но впоследствии сменил убеждения.

В армии не служили

Штаб дружины расположили на складе Винного завода, где для соблюдения порядка оставалось два офицера от армии Временного правительства. При том, что руководство дружины находилось под Петровским сквером в здании сыскной милиции, в прошлом полиции. Заметим, что осенью 1917 года в Воронеже было три районных милицейских отдела – Дворянский, Мещанский и Московский.Подавляющее большинство дружинников в царской армии не служило и с оружием обращаться не умело. Об этом в своих воспоминаниях также пишет Чернышёв (синтаксис, орфография и стиль автора):

«…И вот я, будущий начальник железнодорожной, а потом и Городской рабочей дружины вынужден был признаться т. Самофалову в том, что я ведь трехлинейной винтовки не умею владеть, т. к. я не был на военной службе в царской армии. Тов. Самофалов успокоил меня, объяснив мне, что он имеет охотничье двухствольное ружье, а потому может меня быстро обучить стрельбе из выданной винтовки… Открыв затворы, мы попытались в магазинные коробки заложить выданные нам патроны с обоймами. Ни тот ни другой не имели представления, как высвободить патроны из обоймы, а потому патроны заложили в магазинные коробки вместе с обоймами...

Обойма наполовину коробки вошла, а дальше ни туда ни обратно не идет, ее там заело. Я по неопытности в темноте чем-то стукнул деревянным по обойме и еще туже засадил обойму с патронами в магазинную коробку винтовки, отчего и затвор последней нельзя было закрыть… после некоторых бесплодных усилий мы были вынуждены признать свое неумение, я так и пошел домой с винтовкой за плечами, но с открытым и болтающимся затвором, с торчащими из магазинной коробки обоймами с патронами…

Примерно за один месяц до Октябрьской революции, будучи неопытным в обращении с оружием при чистке большого колибра револьвера «Смит-Виссона» я сам себя ранил в ногу. Пуля прошла сквозь рабочий ботинок, пересекла левую ступню ноги по суставам пальцев».

Штабы и резиденции

После февральской революции в Доме губернатора осели представители всех существовавших на тот момент в Воронеже партий. Представителям большевиков достались лучшие места, левые эсеры после раскола в своей партии примкнули к ним. Дом губернатора был переименован в Дом народных организаций (ДНО). Основная ударная сила воронежской революции октября 1917-го состояла из 5-го пулемётного полка, который воронежцы уже тогда называли «большевистским», он базировался в своих казармах на Чижовке.

Тем временем синематограф «Ампир» (современный кинотеатр «Спартак» - Ред.) продолжал собирать в своих креслах местное офицерство, дворянство, врачей и прочий сочувствующий мещанству.

«Глупость царского правительства в решении отправить многих революционеров из ссылок для «исправления» на войну с Германией в 1914 году в званиях младшего офицерского состава, - утверждает воронежский историк, в прошлом сотрудник краеведческого музея Олег Скогорев. – Большинство солдат были неграмотными крестьянами, которых ждали семьи и пашни. Долго просиживая в сырых окопах «позиционки», они естественно не испытывали радости, их ждало домашнее хозяйство. Над ними поставили революционеров в офицерских мундирах, которые стали активно агитировать идти по домам и свергать власть. Во многом в силу чего и случилась февральская революция со свержением монархии.

Тогда же в армии были введены полковые комитеты, приведшие к двоевластию и ликвидировавшие единоначалие, что привело к хаусу в вооружённых силах. Мужики, уже накаченные революционной пропагандой зароптали: «Есть слух, что скоро землю делить будут, а у нас дома глупые бабы – их наверняка обманут!»

После февральской революции в армии сильно умножилось повальное дезертирство с оружием.

В городе закипало

Накануне октябрьских событий правительство Воронежа осознало, что уже не может справляться с охраной складов винного завода. Из текста Чернышёва: «Потребляла сама охрана и снабжала военные части». На этой почве было решено передать «сторожевое бремя» боевой дружине, которая для усиления охраны в том числе разместилась в 3-4 небольших пассажирских вагонах железнодорожной станции. Рельсы станции находились в непосредственной близи от завода. В одном вагоне для усиления охраны были дружинники, прошедшие службу в царской армии и умеющие обращаться с оружием, в том числе два офицера.

За несколько дней до госпереворота в Воронеже большевики и левые эсеры усилили подпольную активность. На основных перекрёстках проходили митинги против Керенского под лозунгами «Вся власть Советам!» На них инакомыслие правых эсеров и меньшевиков всячески подавлялось.

24 октября на заводе «Рихард Поле» (далее Коминтерновский завод – Ред.) прошёл революционный митинг. Радикально настроенные революционные элементы настояли вооружить рабочих. На других городских заводах прошли аналогичные акции.

3 ноября на Губернском съезде рабочих комитетов и профсоюзов Воронежа большевики предложили создать Красную армию, написал в своих воспоминаниях Чернышёв. Идею не поддержали меньшевики и правые эсеры. Отчасти поэтому 7 ноября в 5-м пулемётном полку под руководством Моисеева был создан нелегальный Военный революционный комитет (ВРК).

После новости о перевороте в Петрограде начальник местного гарнизона полковник Вознесенский вызвал из Лисок, Острогожского и Бобровского уездов эскадроны кавалерии. Конница приехала в город и на территории 8-й бригады, которая располагалась на современной улице Свободы, сдалась революционерам без единого выстрела.

Вечером 11 ноября офицеры, почуяв неладное, решили собрать своих сторонников в «Ампире». Совещались до утра. Полковник Языков, узнав о подпольном ревкомитете несколько раз звонил по телефону в часть 5-го полка с требованием разогнать подпольщиков. Тщетно. Когда он позвонил уже с ультиматумом «сложить оружие или их расстреляет артиллерия», революционеры, поняв, что медлить нельзя, решили менять власть.

Оружие хранилось на Винзаводе, и на тот момент всё ещё хромой после саморанения Чернышёв в обход офицеров попытался донести остальному коллективу, что пора брать оружие. Золотопогонников «от греха» задержали на заводе.

Сам Чернышёв, как он писал в своих мемуарах, в суконной тельняшке, полосатых штанах, кепке, в сапоге на правой ноге и галоше на левой ноге (на перебинтованную ногу сапог не налезал), вцепившись в гриву непослушного коня метался между ДНО, Винным заводом и казармами 5-го пулеметного полка, давая распоряжения своим «боевикам» (так он называл своих дружинников).

И вот, 12 ноября в 4-5 утра основная ударная сила революционеров в составе 5-го пулемётного полка выдвинулась к «Ампиру». Боевые и вооруженные дружинники направились туда же от Винзавода и ДНО. На рассвете возле дома №6 на современной площади Ленина навстречу пулемётчикам вышли полковники Языков, Войцеховский и ещё несколько офицеров.

Языков скомандовал: «Полк, стой!» Но его не послушали. Тогда полковник достал револьвер и открыл огонь, ему ответили. Языков и ещё некоторые офицеры были ранены, Войцеховский убит, остальные офицеры разбежались. Среди солдат погибло четверо. Таким образом вооружённое восстание в Воронеже практически завершилось.

В тему

Из воспоминаний Чернышёва: «После переворота стало в программе взять государственный банк, разгон Городской Думы, ликвидация её, охрана заводов, охрана некоторых ценностей (золота, денег, спирта, который некоторое время охранялся как ценность.). Потом оказалось, что эту ценность нельзя хранить, надо было ликвидировать и мы занимались спуском её в городскую канализацию. Далее была задача – ликвидация различного рода восстаний по губернии… Ликвидация контрреволюционных заговоров. Организация первых загородительных отрядов, которые рассылались по всей губернии».

Оцените материал
Оставить комментарий (0)


Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах