694

«Эльдорадо для археологов». Что находят на раскопках в Воронежской области

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 33. АиФ-Черноземье 12/08/2020
Охранными раскопками сейчас занимается много отрядов.
Охранными раскопками сейчас занимается много отрядов. / Денис Акимов / Из личного архива

Тема сохранения родной истории очень злободневна для сегодняшнего дня. В этой связи тем более актуально сбережение исторических свидетельств и артефактов, которые для нас и наших потомков могут быть утрачены навсегда.

«Несмотря на существующий федеральный закон об объектах культурного наследия, мы иногда сталкиваемся с таким мнением строителей: «Мы – собственники земель, и потому что хотим, то на них и делаем». В итоге бывает, что подрядчика заставляют исполнять закон и проводить археологические исследования территории перед застройкой только через суд», – рассказывает археолог, доцент ВГУ, кандидат исторических наук Денис Акимов. 

Богатый на памятники

Анастасия Ходыкина, «АиФ-Воронеж»: Денис Валерьевич, интересна ли Воронежская область с точки зрения археологии?

Денис Акимов: Как высказывался один из основателей воронежской археологии, ныне, к сожалению, покойный профессор Анатолий Дмитриевич Пряхин, бассейн реки Дон – это Эльдорадо для археологов. Здесь представлены памятники практически всех эпох – от каменного века до последних, исследуемых археологами, – XVIII и XIX веков. Причём самые древние в Европе стоянки человека современного вида, насчитывающие более 40 тысяч лет, тоже находятся у нас, в Костёнках. Благодаря этому историческому факту можно сказать, что вся Европа заселялась с берегов Дона.

Рядом, близ села Борщёво, обнаружены раннеславянские памятники – те, что предшествовали древнерусскому государству. Широко представлена эпоха бронзы – время становления цивилизации, когда появляются металлические сплавы. Поселенцы той эпохи хоронили умерших в курганах, насыпи которых видны до сих пор. Железный век представлен скифами, сарматами. Есть памятники и эпохи Великого переселения народов, и раннего Средневековья. И, конечно, Древняя Русь и Хазарский каганат. Самый известный памятник этого периода – Маяцкая крепость в Дивногорье. Так что Черноземье – богатейший на памятники край.

 – Почему так получилось?

 – Сыграли роль благоприятные природные и климатические условия. Дон – важнейшая водная артерия, по которой в Средневековье проходили торговые пути. Плюс плодородные почвы, зоны лесостепи и степи. Для древнего человека всё это было жизнеобразующими факторами, и потому эти территории почти не пустовали. Если одни народы по каким-то причинам исчезали, то тут же появлялись другие.

Первые горожане

 – Что можно сказать о самом Воронеже?

 – Как известно, недалеко за чертой города находится целый комплекс раннеславянских памятников – городищ и курганных могильников, который ассоци­ируется специалистами с древним городов Вантит – одним из перевалочных торговых центров раннеславянского периода.

Сам Воронеж – тоже старинный город. Но его систематическое научное археологическое исследование началось относительно недавно, благодаря специалистам областной инспекции по охране культурного наследия, которые больше 10 лет боролись за то, чтобы центр города признали археологическим памятником. И если до этого в центральной части города проходили в основном спасательные и охранные работы, то сейчас идёт масштабный поиск пограничной крепости Воронеж, которая возникла в XVI веке. С тех пор город несколько раз практически полностью уничтожался и отстраивался. Задача археологов – найти место, где он находился первоначально. Историки, которые восстанавливают данные по письменным и другим свидетельствам, указывают, что крепость локализуется, скорее всего, там, где сейчас расположен главный корпус ВГУ. Но это предположение, а документальные подтверждения могут дать только археологи, которые найдут остатки этой крепости.

 – Получается, до сих пор нет доказательств тому, что нашему городу больше 400 лет?

 – Доказательства есть в письменных источниках. Что касается археологии, то, к сожалению, усилия исследователей пока не увенчались полным успехом, но результаты есть. Несколько лет назад близ ВГУ была найдена усадьба конца XVI – начала XVII веков – как раз того времени, когда образовывался город. Правда, скорее всего, она находилась за чертой крепости. Но, опять же, это только предположение. Однако в этом месте были найдены древнейшие следы городского населения, и это говорит о том, что крепость была где-то в этом районе. Тем самым факт основания города археологически подтверждается.

Есть ещё одно интересное наблюдение. Пару лет назад мы работали на участке напротив Никольской церкви. На её месте раньше располагалась другая, деревянная церковь. Она возникла в начале XVII века, в разгар Смуты. На территории перед ней мы нашли неплохо сохранившиеся остовы домов и подвалы XIX–ХХ веков. Но любопытно другое: обнаружены останки людей – черепа, кости – по определению антрополога, не менее 20 человек. Они были закопаны на небольшой глубине, следов могил, гробовищ, находок, обычно сопровождающих покойных, обнаружено не было. Захоронение располагалось на небольшом расстоянии перед входом в церковь, а такого, согласно традициям, быть не должно, поэтому мы делаем вывод, что эти люди могли быть похоронены до её постройки. Вполне возможно, что это останки первых поселенцев на месте крепости. Планируются дальнейшие исследования этих находок.

Сложность городских раскопок в том, что город систематически перестраивался, масштабные строительные работы проводились в XVIII–XIX веках – древние слои уничтожались, и потому найти их следы сейчас крайне сложно. И ныне город живёт и развивается, продолжает застраиваться. Раскопки проводить возможно далеко не везде. Но важно, что сейчас перед застройкой территорий центра города федеральное законодательство обязывает проводить археологическую экспертизу.

 – Но все ли соблюдают закон? И каким памятникам истории грозит уничтожение?

 – В черте города все памятники археологии находятся под угрозой. Сейчас идёт неравная борьба за исторический центр силами археологов и строителей. Мы стараемся сделать так, чтобы ни одно здание не возводилось без экспертизы. Но часто бывает, что подрядчика заставляют исполнять закон только через суд. И иногда ему проще заплатить штраф, чем суетиться и оплачивать исследования.

Все стройки в регионе одному небольшому отделу Госинспекции отследить невозможно, за этим должны смотреть конкретные люди на уровне районных администраций. Но всё познаётся в сравнении. И на данный момент в Воронежской области дела с археологической охраной обстоят не хуже, а иногда даже лучше, чем в соседних регионах – охранными раскопками у нас занимается немало археологических отрядов.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно



Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах