Примерное время чтения: 8 минут
2221

Дело их проиграно. Почему генерал Шкуро был уверен в победе над большевиками

Кирилл Нестеров / АиФ

Истории в жанре «так не бывает», горе и террор сопровождают любую гражданскую войну. Чуть более века назад в Воронеже после революции 1917 года «отметились» в этом плане все политические направления.

В 1919 году белогвардейцы в составе объединения «Вооружённых сил Юга России» генерала Антона Деникина стремились занять Москву. Контроль над Воронежем имел стратегическое значение в этой военной операции. Забегая вперед, отметим, что захватить Москву, равно как и удержать Воронеж им не удалось.

Кандидат исторических наук, доцент кафедры новейшей отечественной истории, историографии и документоведения Исторического факультета ВГУ Владимир Рылов напомнил, что происходило в те лихие времена в нашем городе.

Зашёл со второй попытки

104 года назад, вечером 30 сентября 1919 года, казачий атаман III Кубанского корпуса в составе «Вооружённых сил Юга России» (белогвардейские войска – прим. ред.) генерал Андрей Шкуро, зайдя с юга, со второй попытки занял Воронеж. Первая провалилась ещё 9 сентября – тогда он со своей кавалерией атаковал город с севера и запада. Ожесточенные бои с красноармейцами шли в районе СХИ, на Чижовской слободе, в окрестностях Курского вокзала. Там лихие конные казаки, привыкшие маневрировать в широких полях, завязли в уличных боях городской застройки и вынуждены были отступить. Но в конце сентября белый генерал всё же взял город и думал, что закрепился там основательно.

«Успех отмечался шумно: балы, торжественные встречи с колокольным звоном. Гульба шла непрерывно, – рассказывает Владимир Рылов.

«После взятия Воронежа, Чернигова, Орла положение наше блестяще, - говорил в те дни Шкуро, - всякая новая операция красных заранее обречена на неудачу. Дело их проиграно. Конец большевизма близок».

Гостиница нарасхват

В качестве своей ставки белогвардеец выбрал гостиницу «Бристоль». Кстати, её большевики национализировали ещё в 1917 году и организовали там свой штаб, где расположили различные военные учреждения, в том числе «Пехотные курсы». В 1921 году в «Бристоле» был штаб 10-й стрелковой дивизии, который посещал писатель Аркадий Гайдар. А в 1939-м на фасаде здания появилась памятная доска о том, что здесь был штаб Воронежского особого укреплённого района.

«С „Бристолем“ связана одна из легенд, которая имела широкое хождение в советские годы, – поясняет историк. - Якобы в штаб Шкуро под видом белого офицера прибыл бывший австрийский военнопленный красный хорват Олеко Дундич (в его честь названа одна из улиц Воронежа), который передал Шкуро оскорбительное письмо от Будённого, навёл панику, принял участие в поимке самого себя, и так и не будучи узнан, неспешно уехал верхом на коне, отчитав казаков за отсутствие бдительности. Впервые эта легенда со слов самого Семёна Будённого была изложена в газете „Воронежская коммуна“ в ноябре 1919 года в статье „Красный Дундич“».

Фото: АиФ/ Кирилл Нестеров

За веру, за власть!

«Помимо политических претензий, противостояние красных и белых носило и ярко выраженный религиозный характер, равно как и социально-экономические вопросы, - утверждает Рылов. - К ним относились запрет торговли, конфискации частной собственности, в том числе и вкладов, ликвидация судов, а введение ЗАГСов воспринималось как отмена брака».

Поэтому генерал Шкуро, войдя в город, помимо балов первым делом организовал церковную службу. Она проходила в кафедральном Митрофановском монастыре, располагавшемся на месте современного главного корпуса ВГУ.

«После прихода в Воронеж белых, монастырь стал местом сбора противников советской власти, – продолжает историк. - К монастырю стеклась большая толпа народа, желающая приложиться к мощам святителя Митрофана. Подобная ситуация кажется вполне правдоподобной, ведь большевики подвергли священников гонениям, а монастырь опечатали. Не совсем верно – монастырь функционировал, там была резиденция архиепископа, было лишь вскрытие мощей. А большевики первыми в мире провозгласили полнейшую свободу вероисповеданий. Собственно, гонения на церковь начались уже в 1920-х годах, а к 1942-му в Воронежской области осталось две действующие церкви - Никольская церковь в Воронеже и еще одна в Терновом к северу от Острогожска. Белые сорвали с колокольни советскую печать, после чего состоялся перезвон монастырских колоколов».

Кому памятник?

С весны 1919 года на основании ленинского декрета, в некоторых монастырях и церквях большевиками были образованы спецлагеря, где содержались противники новой власти – в Митрофаньевском, Задонском, подворье Тихвино-Ануфриевской церкви и других.

«В этих лагерях сидели все подряд, - утверждает доцент ВГУ. - Главным образом заложники, в 1920-1921 годах, когда начались крестьянские восстания, там  было 90% крестьян, а до этого буржуазия, офицеры, в 1920 году поляков арестовали. Но могли и в административном порядке отправить кого угодно – полно было рабочих, советских служащих, даже партийцев, военных».

По этому поводу Шкуро показательно казнил в Воронеже нескольких особо активных большевиков и их сторонников. Это произошло на территории современного сквера «Надежда», который до недавнего времени назывался как памятник «Жертвам белого террора».

Фото: АиФ/ Кирилл Нестеров

На площади «Круглых рядов», где до 1918 года был рынок, в октябре 1919 года белыми были повешены комендант Воронежа Павел Скрибис, железнодорожный комиссар Василий Лаврентьев, командир красноармейского бронепоезда Николай Шлегель и несколько других человек. Убитых похоронили на месте казни.

«Это памятник не только тем, кто захоронен на этом месте, но и другим воронежцам, в том числе А.С. Моисееву, расстрелянному за городом 12 октября 1919 года и еще нескольким людям, - продолжает Рылов. - Вот, собственно, и все жертвы так называемого «белого террора», направленного против активных деятелей большевизма».

Белый генерал наводил порядки в Воронеже недолго. 24 октября того же 1919 года, зайдя на Правый берег города по современной улице Степана Разина, его «сменил» красный командир Семён Михайлович Будённый с I Конным корпусом. Казаки Андрея Шкуро сдали Воронеж без особого сопротивления. Потом они пару недель ещё пытались вернуть себе власть над городом, но тщетно. Войска белого генерала отступили сначала в направлении Землянска, а затем всё ближе к Таганрогу, где находилась ставка Деникина.

Справка

Андрей Григорьевич Шкуро (1887-1947), кубанский казак, герой Первой мировой войны, командир «Волчьей сотни», гений партизанской войны, генерал Белой гвардии в гражданскую войну, во время Второй мировой войны, начальник Резерва казачьих войск при Главном штабе войск СС Германии.

Семён Михайлович Будённый (1883-1973), донской казак, герой русско-японской, Первой мировой, гражданской, советско-польской и Великой Отечественной войн, создатель первой красной Конной армии, один из первых маршалов Советского союза.

Гостиница «Бристоль» - это четырёхэтажное здание в стиле модерн в центре Воронеже. Сегодня в нём работают магазины и ресторан. «Бристоль» построена в 1910 году по проекту московского инженера Михаила Фурманова. Один из первых грузопассажирских лифтов в Воронеже появился именно здесь. Находится в центре города по адресу проспект Революции, 43. Сегодня это исторический и архитектурный памятник федерального значения. С 1952 по и до 1994 года гостиница называлась «Центральной».

Современный сквер «Надежда» находится по адресу улица Плехановская, 8Д, прямо за автобусной остановкой «ТЮЗ». Примерно до 2017 года остановка называлась «Жертвам белого террора». Сквер знаменит одноимённым памятником в виде гранитного монумента, выполненного по проекту воронежского архитектора Александра Ивановича Попова-Шамана. Памятник был открыт в 1929 году. В начале прошлого века на этом месте была площадь Круглых рядов, где до 1918 года работал рынок, который был закрыт вследствие ленинских декретов, запрещавших частную торговлю.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)


Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах