Примерное время чтения: 10 минут
300

Есть женщины в русских селеньях. Что жительница Семилук делает на СВО?

Наполовину разрушенное здание бывшего профтехучилища в Рубежном. Везде осколки от снарядов, стёкла, воронки в земле и пробоины в стенах. И что удивительно – станки в рабочем состоянии.
Наполовину разрушенное здание бывшего профтехучилища в Рубежном. Везде осколки от снарядов, стёкла, воронки в земле и пробоины в стенах. И что удивительно – станки в рабочем состоянии. Из личного архивa

Мужество и героизм российских мужчин воспеты десятками журналистов, поэтов, режиссёров. Чего не скажешь о наших женщинах. А ведь они служат примером доблести, бесстрашия и в то же время – милосердия и чуткости. Елена Головань – многодетная мать, журналист, волонтёр – именно из таких.

Фото: АиФ/ Алёна Курицына

Все дети для меня родные

 – Елена, Вас знают как разнопланового человека – журналиста, руководителя благотворительной акции «Седьмой лепесток», волонтёра, многодетную мать… Кто Вы в первую очередь?

 – Во-первых – я жена и мама, конечно. И второе главное в жизни, то, чему сейчас порой уделяется даже больше внимания, чем семье, – это волонтёрская деятельность, «Седьмой лепесток». Хотя и здесь опять во мне говорит мама, потому что я понимаю – если мы сейчас не поможем ребятам там (в зоне СВО), то беда придёт сюда, а этого допустить нельзя.

– Тогда предлагаю начать именно с материнства. В Вашей семье воспитывается шестеро приёмных детей и один кровный. Как Вы пришли к тому, чтобы взять ребят на воспитание?

 – Первую, Кирюшу, мы взяли в мае 2015-го. Где-то годом ранее у меня в семье случилось несчастье – на большом сроке я потеряла ребёнка. Это было очень больно, даже вспоминать сейчас страшно. Спустя какое-то время после этого я подумала, что горевать, конечно, можно сколько угодно, но есть дети, которым прямо сейчас нужна семья. Мы поговорили с мужем и решили, что готовы к этому шагу. Так у нас и появилась первая дочка. Через некоторое время в семью вошла Кристинка. Нам просто позвонили из органов опеки: «Приедете, посмотрите девочку?», ну мы и поехали. Тогда же увидели мальчишку – Даню. Он был просто копия Кирюши – и личиком один в один, и глазами, даже телосложением. Мы поражены были, хотя знали, что они точно не родственники. Ну как мы могли его не забрать? Забрали, конечно. Сейчас вот уже их семеро, в прошлом году в декабре Димку взяли.

 – Как воспитываете такую гурьбу? Ребята между собой дружат?

 – Как-то так сложилось, что дети сразу все объединились. Сейчас уже и не отличишь – кто сначала у нас появился, кто попозже. Они друг друга воспитывают, поддерживают. Что касается внутреннего ощущения – у меня между детьми нет разницы. И злишься на них одинаково, и радуешься, и любишь их – всё одинаково. Вот, кстати, от многих слышала, что и хотели бы взять ребёнка в семью, но как его ругать, к примеру? Да точно так же, как и своего кровного. Если это не так, то представьте, что будет думать ребёнок: «Родных она ругает, а меня – нет. Значит, я не свой». Поэтому – да, и ругаю я всех тоже одинаково (улыбается).

Что меня очень радует, так это то, что у детей патриотическое воспитание. Они всё видят на нашем личном примере и сами участвуют. Например, когда домой нам приносят помощь какую-то, вещи (у нас уже целый склад), – они сортируют их, раскладывают, коробки подписывают. Недавно был случай: Димка, который в декабре у нас появился, четвёртый класс окончил. У них в школе готовился выпускной, он решил от него отказаться, а вместо этого отложенные деньги потратить на форму для ребят-военнослужащих – пять комплектов маскхалатов купили. Сын письмо написал, гостинцы ещё собрал. Я эту передачку сама парням отвезла.

Поразило, как на это отреагировало наше село. Меня сразу удалили из родительского чата. Димкина учительница расспрашивала его, не заставляла ли я так поступить, не запрещала ли идти на этот выпускной, в конце сказала: «Мне жаль». И это вместо того, чтобы воспользоваться ситуацией, объяснить детям, что в их стране происходит, почему важно помогать… Я не понимаю этого. Для меня поступок моего сына геройский. Я им горжусь.

 – Как вообще дети сейчас реагируют на то, что Вас целыми днями не бывает дома?

 – Спокойно. С ними же папа остаётся. Единственное, они, конечно, очень переживают, потому что понимают, куда я езжу, осознают опасность и то, что я могу не вернуться… Что я очень ценю в них – так это понимание. Бывает иногда, что нервы сдают, напряжение сказывается, могу нашуметь на них... Потом извиняюсь, а они: «Мам, мы понимаем». Ещё, конечно, я очень благодарна моему мужу, Владиславу. Ему тяжелее, чем мне, – ждёт меня здесь, «в мирной жизни», читает сводки – там были прилёты, здесь, а я даже не могу ему позвонить и сказать, что, к примеру, задерживаюсь, – нет связи.

Фото: Из личного архива

Необходимость помогать

– Имея за спиной такой тыл, Вы в какой-то момент решили заняться волонтёрской деятельностью. Как это случилось в первый раз?

– Я всегда занималась общественной деятельностью. Сначала по работе, потом начала сама запускать какие-то акции. Мы вязали одиноким пенсионерам шарфики, собирали для деток в интернаты подарки к 8 Марта и 23 Февраля, вязали пледы для ветеранов Великой Отечественной войны. А когда началась СВО, я стала размышлять, чем могу быть полезна. Так, в начале мая прошлого года стала вязать детские вещи, опубликовала в сети приглашение присоединиться ко мне другим мастерицам. Откликнулось очень много людей со всех уголков России. Когда накопилось много готовых изделий, решено было отвезти их в Луганск. Проблема была только в том, что никто не соглашался туда ехать. Опасно. На подмогу пришёл мой друг, тоже волонтёр, Дима. Так всё и началось.

– Сейчас Вы каждую неделю ездите в зону СВО, отвозите помощь и мирным, и бойцам. Как Вас там встречают?

– В первую поездку в Луганск мы отвозили в два госпиталя помощь для ребят. Там я ходила именно по палатам, видела раненых. Я поразилась, когда они все как один говорили: «Оклемаемся – и обратно, к пацанам». С тех пор уже много времени прошло, сейчас я езжу уже в более опасные регионы. Недавно, например, в Кременной четыре часа под бомбёжками просидели. Бываем в Рубежном, Краснореченском. Туда я приезжаю – ребята уже узнают меня, помнят. Общаясь с ними, вижу удивительно уважительное отношение, заботливое. Кто-то относится ко мне как к сестре, кто-то – как к маме. Они рассказывают мне про своих жён, детей, родителей… Я чувствую себя там с ними в безопасности. И сама понимаю, что уже по-другому не могу. Это у меня в крови. Если волонтёрством заниматься не буду – военкором пойду на фронт или санитаркой. Я должна чувствовать свою сопричастность.

Вручили подарки ветеранам... А дальше слёзы… Тихие, молчаливые, спрятанные в подаренный нами плед.
Вручили подарки ветеранам... А дальше слёзы… Тихие, молчаливые, спрятанные в подаренный нами плед. Фото: Из личного архива

– Все Ваши поездки сейчас проходят вместе с атаманом Вячеславом Деевым. В какой момент пересеклись Ваши с казачеством пути?

– Когда-то ко мне обратились родственники одного из бойцов с просьбой отвезти под Кременную посылку. В разговоре упомянули, что к ним атаман приезжает. Я сразу начала узнавать, кто он такой, нашла телефон. Напросилась ехать с ним. Он обыч­но категорически против того, чтобы брать с собой посторонних людей, тем более женщину. Но мы поговорили, и почему-то для меня он сделал исключение. Мне повезло. Теперь езжу с ним и казаками, отвожу помощь бойцам и мирному населению. Горжусь тем, что работаю с такими ребятами. Атаман – невероятнейший патриот, и казаки ему под стать.

Фото: Из личного архивa

 – Откуда идёт помощь? Ведь это такие суммы, столько вещей, продуктов…

 – В моём телеграм-канале «Седьмой лепесток» я публикую информацию о поездках, о нуждах. Мне помогает вся Россия. Кто денежку пришлёт, кто пряжу или готовое изделие, а кто просто сообщение, а в нём молитву. Когда я понимаю, что за меня молятся и православные, и мусульмане, – становится очень тепло.

 – У Вас есть виденье своего будущего? Что в нём?

 – СВО закончится, но помощь-то и дальше нужна будет. Сколько разрушенных домов, нечастных семей... Ломать быстро – восстанавливать долго. Работы очень много.

 – Останавливаться не планируете?

 – Нет, конечно! Я этим живу!

Досье

Елена ГОЛОВАНЬ.

Родилась в городе Поставы Витебской области в семье военного лётчика. Окончила физико-математический факультет Воронежского государственного педагогического университета.

Многократный победитель областных и всероссийских конкурсов по журналистике, в т. ч. «СМИротворец».

Создатель чата добрых сердец «Седьмой лепесток», многодетная мама.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)


Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах