512

Воронеж на передовой. Эксперт о пограничном регионе и подарках республикам

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 12. АиФ-Черноземье 24/03/2021

Агрессивные заявления в адрес нашей страны стали обычным делом, особенно неприятно их слышать от недавно ещё братской Украины.

Воронежская область находится на границе с этим постмайданным государством, можно сказать – на переднем крае противостояния. Чем угрожает нам это соседство? И какие политические, миграционные, экологические риски делают регион уязвимым?

От Кубани до Волги

Порой большая политика кажется чем-то далёким. Звучат угрозы из Брюсселя и Вашингтона, на них отвечают представители МИД и руководители нашей страны. Казалось бы, какое отношение всё это имеет к Воронежу с его извечными коммунальными проблемами, дорожными пробками и экологическими скандалами?

Но вот в феврале всю страну облетело сообщение о том, что в столице Черноземья сотрудники ФСБ задержали сторонников украинской неонацистской группировки – ячейка расписывала стены фашистскими лозунгами и читала экстремистскую литературу. А 19 марта такие же ячейки были раскрыты и обезврежены в Ярославле и Геленджике. С какой целью противники России вербуют нашу молодёжь?

На прошлой неделе на круглый стол «Риски и угрозы дестабилизации ситуации в Воронежском регионе в условиях нового противостояния Россия – НАТО» донецкий журналист Алексей Иванов принёс стопку школьных атласов. Изданы они в соседней державе и предназначены для 4–11 классов, изу­чающих географию, историю и такой интересный предмет, как «Украина и я».

В каждом издании присутствует политическая карта, на которой в один цвет с Украиной окрашены Кубань, нынешние Курская и Белгородская области, а также воронежские Острогожск, Богучар, Калач, Новохопёрск, Бутурлиновка и всё, что рядом, – вплоть до города Елань вблизи Волги. Все эти просторы обозначены как «украинская этническая территория».

«В атласе для пятого класса указано, что украинцами основаны такие города, как Саратов, Омск, Владивосток, – рассказал журналист. – Всё это официально одобрено их министерством образования. На протяжении 20 лет в головы населению вбивается, что за пределами Украины есть украинские земли, которые, естественно, очень сильно хотят к ней присоединиться. И это не какая-то шутка юмора, в это верят очень многие. Главная цель украинского национализма, переживающего период пассионарной вспышки, – УССД: украинская самостийная соборная держава. Самостийности уже достигли, теперь нужно достичь соборности – включить в состав все территории, на которые они претендуют, по максимуму».

Чуть не стали Крымом и Донбассом

Под претензии подводится историческая база. Дело в том, что в середине 20-х годов, в разгар политики коренизации, когда советская власть из политических соображений навязывала национальные языки и ставила на руководящие посты национальные кадры, Украинская ССР потребовала присоединить к ней часть Центрально-Чернозёмной области.

В Харькове, тогдашней столице УССР, была создана целая комиссия во главе с историками Дмитрием Багалеем и Михаилом Грушевским, которая обосновывала необходимость территориальных изменений. Параллельно в Россоши, Павловске, Калаче и других воронежских городах и сёлах было введено школьное образование на украинском языке, а местных жителей в документах записывали украинцами.

Вот и 18 марта, в годовщину воссоединения Крыма с Россией, президент Владимир Путин напомнил, что «в 20-е годы прошлого века большевики, формируя Советский Союз, по каким-то причинам, непонятным до сих пор, передали значительные территории, геополитические пространства в адрес квазигосударственных образований, а потом, развалившись сами, развалив Советский Союз, привели к тому, что Россия утратила колоссальные территории и геополитические пространства».

К счастью, нашему региону удалось избежать судьбы Крыма, Донецка и других искусственно присоединённых к Украине территорий – от ЦЧО был отторгнут только город Путивль. Во многом это заслуга профессора Воронежского гос­университета Сергея Введенского, который составил свою справку и показал, что Харьковщина, Белгородчина и Воронежский край уже в XVII веке были частью России, куда после поражения Хмельницкого от поляков под Берестечком стали переселяться малороссы. Активная общественная позиция учёного не прошла даром – в 1930 году Сергей Николаевич был арестован и провёл пять лет в заключении.

«В Воронеже нет улицы, названной именем Введенского, нет даже мемориальной доски, – сожалеет Алексей Иванов. – О нём если и вспоминают, то как о человеке, который проходил по делу краеведов 1930–1931 годов. Тогда как в честь Багалея назван Харьковский университет, Грушевскому стоит памятник в центре Киева. Их книги переиздаются. А справку Введенского не переиздали ни разу. Чем мы будем отвечать на эту риторику?»

Кто станет «пехотой»?

Но это теория. А что на практике? Естественно, большинство воронежцев с малороссийскими корнями вовсе не горят желанием попасть в состав Украины. Другое дело – фанатики, для которых абстрактная идея важнее всего. Так, в 2014 году некоторые россияне записались в украинский националистический батальон «Азов», отличившийся зверствами в Донбассе. В основном это были неоязычники и неонацисты.

Между тем в годы правления Порошенко и Зеленского Украина стала, пожалуй, главным источником неонацистской литературы, символики и музыкальной субкультуры, которая проникает и к нам.

«Любая оранжевая революция – это политтехнология, – подчёркивает эксперт. – Но, кроме СМИ и лидеров общественного мнения, нужна массовка. На Украине всё проще – там были националисты, которые готовы умирать и убивать. Российский либерал-интеллигент не пойдёт умирать на баррикадах. Поэтому идёт поиск «пехоты». Она может быть двух типов: радикальные националисты любого разлива и радикальные леваки, анархисты и неомарксисты».

При этом очевидно, что любой конфликт может быть подогрет общим ощущением нестабильности. В одной из прошлых публикаций мы подробно затронули экономические аспекты противостояния с Западом. На этот раз наши эксперты рассказали о политических и миграционных рисках.

Мы все – объекты воздействия

Политолог Владимир Киреев:

«За последние 30 лет с распада Советского Союза на международной арене никогда не было такого напряжения, как сейчас. Можно сказать, что в определённой степени война уже идёт: Россия подверглась политической, экономической, информационной атаке со стороны целого блока стран. Наша страна недополучает инвестиции, это приводит к напряжению внутри общества. Пять-шесть лет уровень жизни практически не растёт или растёт у подавляющего меньшинства, что вызывает опасную поляризацию.

Передовая проходит не где-то на границе, а через нашу коммуникацию друг с другом. Все мы – объекты воздействия. При этом совершенно неважно, в каком идеологическом контексте оно идёт: либеральном, консервативном, коммунистическом или религиозном. Можно создать напряжение даже в тех сообществах, которые вроде бы являются патриотическими, нацеленными на сохранение преемственности и стабильности. Государство уже осознаёт эти риски, но общество ещё находится в расслабленном состоянии.

Воронежская область граничит с государством Украина, которое в результате трагических событий стало практически колонией, население обнищало. Кроме того, по официальным данным, речь идёт о десятках, по неофициальным – о сотнях тысяч жертв. Такая ситуация у нас повториться не должна».

Общество меняется

Эксперт по межнациональным отношениям Владимир Иванов:

«Угрозы, характерные для Воронежской области и России в целом, – это неконтролируемая миграция и коррупция в этой сфере. Нужно понимать, какую общность мы строим. К счастью, важность вопроса, наконец, стали осознавать – появляются нормативные акты и рекомендации Федерального агентства по делам национальностей о том, как работать с мигрантами и адаптировать их к нашим условиям.

Человек может приехать по патенту или рабочей визе, а потом у него возникает желание остаться. К сожалению, до сих пор жив чёрный рынок в этой области. Очень много посредников, теневых лидеров национальных общин, у которых есть выходы на различные органы власти и возможность быстро решить вопрос. Это позволяет обходить наше и без того либеральное законодательство и – чего греха таить – покупать гражданство в облегчённом режиме. После этого наши новые сограждане считают, что всё можно купить за деньги. Так возникают этнические полукриминальные формирования, которые контролируют серьёзную часть рынка труда и некоторые другие сферы.

При этом нужно учитывать, что население Воронежской области резко сокращается, даже несмотря на миграционные процессы. Местные специалисты уезжают в столицу и за рубеж – в итоге население замещается и в количественном, и в качественном аспекте. Общество меняется по культуре, менталитету, образованию. И это тоже серьёзная угроза».

Данные на 1 тысячу населения. Фото: АиФ
Оставить комментарий (0)


Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах