Примерное время чтения: 8 минут
407

В Воронеже ковался новый человек. Как Пётр I строил корабли и новое общество

Кирилл Нестеров / АиФ

30 июля моряки всех отечественных флотов, подводники и морпехи отметили свой общий воинский праздник – День ВМФ.

История хранит немало интересного о традициях этого праздника и о строительстве флота в Воронеже. Не всё мы помним, многое не знаем. Некоторые интересные факты нам рассказал историк-краевед Игорь Маркин.

А вот в советское время…

Кирилл Нестеров, vrn.aif.ru: Игорь Николаевич, как в Воронеже праздновали день ВМФ при СССР?

Игорь Маркин: В советское время в Воронеже День ВМФ отмечался немного по-другому. Моряки и все причастные к морю собирались в Кольцовском сквере. Они приходили в тельняшках, бескозырках и с сетью-бреднем. У каждого была своя «чекушка» (0,25 мл водки – ред.), не поллитровка, а именно «чекушка». Их сопровождала полиция. С советским военно-морским флагом шли пешком по проспекту Революции до Петровского сквера, на площадь Победы не заходили, потому как её тогда не было. К памятнику Петру Первому возлагали венки. Потом шли вниз на набережную к Успенскому храму, Адмиралтейской площади тогда тоже ещё не было – она появилась только в 1996 году к 300-летию флота. Там они складывали свои «чекушки» в бредень и охлаждали в водохранилище. Потом вытаскивали, тихо и мирно выпивали, пели песни и расходились. Так было из года в год. Как такового флота и флотилии в Воронеже не было, поэтому ни парада, ни митингов не проводилось, это было чисто народное выражение.

- Воронеж  считается колыбелью Русского флота. Почему колыбелью, а не родиной?

- Наш город – это именно колыбель Русского флота. Родиной флота себя могут назвать и река Яуза, и ботик Петра Первого на Плещеевом озере – город Переславль Залесский, и Ростов Великий, и Архангельск, и Санкт-Петербург. Однако самое первое адмиралтейство появилось не в Питере, а у нас. Вот и колыбель флота однозначно у нас.

Первый петровский азовский поход был без флота, турки над нами смеялись, потому что мы атаковали по суше, а к ним по воде подвозили резервы и провиант. Поэтому Петр Первый и принял решение строить флот. Место для строительства верфей царь выбирал между Курском и Воронежем – у обоих городов были судоходные реки, по которым можно было подойти к Азову, и строительного леса у обоих хватало. Но Петр выбрал именно Воронеж – по нашим рекам жили настоящие мастера, которые уже умели строить корабли и плавсредства. У нас имелись не только те, кого можно было учить, но и те, кто мог обучать. А в Курске такого кадрового резерва на тот момент не было.

Заложили металлургию

- Что использовали для строительства?

- Деревом для верфей чаще всего была сосна – не кривая, не гнилая, без сучков. Но без сучков деревьев не бывает, поэтому самый нижний сучок должен был торчать на 15 метров от корневища. Только такая древесина могла идти на серьёзные корабельные детали.

- И много деревьев порубили?

- Эта цифра едва ли кому-то известна. Леса, конечно, не бездонная бочка, но их было предостаточно.  При этом Пётр не был царственным браконьером – он понимал, что вырубать – это не выращивать. Поэтому издал больше двухсот указов о запрете вырубки корабельных рощ. Усманский бор, где сейчас располагается Графский заповедник, Шипов лес, Теллермановская роща, Хопёр – всё это сохранилось благодаря указам Петра на запрет вырубки.

- А что такое плавсредства в ту эпоху?

- Плавсредства – это не три бревна, связанные вместе, это корабли, брандеры – суда-камикадзе, которые при столкновении с вражеским кораблём возгорались сами и сжигали и себя, и противника, плавучие понтоны – камели и другое подобное. В Воронеже тогда был заложен целый военно-промышленный кластер. Здесь испытывались и «светлые ядра» – ядра особого накала, которые могли не застревать в бортах, а прошивать насквозь вражеские суда. Испытывали их пленные шведы, которых было не жалко. Считается, что в петровские времена все деревянные новшества – это Воронеж, а все, железные – это Липецк. В селе Борино под Липецком уже был железно-рудный завод, а сам Липецк – это воронежская земля. Так что металлургия была заложена не на Урале, не в Сибири, а здесь, в Воронежской области. Правда, в этом селе этого завода сейчас уже нет.

Город будущего

- Что ещё нового Петр Великий привнёс на воронежскую землю?

- За 15 лет петровского правления с 1696 по 1711 годы Петр Первый в Воронеже в общей сложности провёл 500 дней. У нас он жил не постоянно, а бывал наездами. За это время на воду с воронежских верфей, которые тянулись на 40 километров по реке Воронеж от современной Адмиралтейской площади до Рамони, было спущено около трёх тысяч плавсредств и больше сотни кораблей. Все «птенцы гнезда Петрова» также прошли через Воронеж. Всю корабельную школу они освоили с низов.

Пётр был скуп на звания и просто так их не давал. Человек должен был сам от и до с топором в руках обрести навыки. Он сам через это прошёл и своих провёл: Апраксин, Меньшиков, Головин, Шеин – все они были здесь.

Воронеж в 15 лет правления Петра Первого был настоящей творческой лабораторией – полигон петровских идей и нововведений по самым разным направлениям человеческой деятельности. И это были не только корабельные дела. Здесь рождался образ другого человека. Людям было сложно и тяжело. Про Петра говорили: «царь-плотник, царь работник». Он мог выпить с солдатом, отодвинуть кузнеца и вместо него ковать якорь. «Вот это молодец, вот это царище!» Это для нас, современников, он молодец. А тогда люди потихоньку с ума сходили: «Царь не должен быть таким, он помазанник божий – он где-то там наверху, а тут он такой же, как и мы! Он рядится в иноземные одежды, он табак начал курить – нельзя так делать!». И такие люди уже ожидали конца света. Поэтому на воронежских верфях бывали побеги, поджоги, шпионаж.

Первые большие механические часы появились на Петровском острове – таким способом царь стремился приучить людей к точности и дисциплине на европейский манер. Для большинства русских городов тогда это было чудо-чудное, но у нас в Воронеже часы уже были.

- Какое жалование платили мастерам, всем хватало?

- Пётр не скупился, особенно он ценил специалистов-корабельщиков. Деньги мастерам по тем временам платили очень хорошие, потому что работы были сложные. Тогда прожиточный минимум стоил один рубль в месяц, то есть, 12 рублей в кармане, и ты целый год спокойно живёшь. За одну копейку можно было купить тысячу гвоздей или четырёх битых зайцев, или 11 килограмм мороженной рыбы. А наши лучшие мастера на верфях могли получать до двухсот рублей в год. Английские мастера, которых было мало, могли получать до 600 рублей в год.

- Кроме наград, наверняка были и наказания – царя же отличал крутой нрав?

- Арка на Адмиралтейской площади, где сейчас любят фотогравироваться молодожёны, в петровские годы было самым жутким местом – там наказывали нерадивых работников. Например, якорь – его старое название сегодня прозвучит как загадка, а тогда это был официальный документ «Сверху рыло, внизу лапы, соединяет веретено». «Рыло» - кольцо, к которому крепилась цепь, «лапы» – поперечины внизу якоря, «веретено» - ствол между «рылом» и «лапами». После изготовления все якоря испытывали: бросали на медную доску сначала рылом вниз, затем лапами, а после на ствол пушки веретеном с высоты, равной высоте веретена - это где-то метр, в зависимости от размера самого якоря. Если якорь после этого не повреждался, на него ставили клеймо и он шёл в работу. А если проявлялся какой-то изъян, то отправляли на переплавку, а работника наказывали. И всё это в том месте, где фотографируются современные молодожены. Причём неважно, был проштрафившийся человек русским или иностранцем, на верфях все равны.

Устав был строг – наказание равнялось преступлению. Самым страшным наказанием была смерть, правда, всегда давался шанс. А шанс был такой: человека привязывали верёвкой и протаскивали под водой под килем корабля по длине. Если у человека были хорошие лёгкие, ему могло повезти.

- Похоже, император строил у нас не только флот, но и новое общество?

- Да, это так. В Воронеже ковался новый человек. Это была работа не столько политическая, сколько работа с людским сознанием. Ещё воронежцы были первыми в России, кто увидел фейерверк с иллюминацией, с которой даже современные 3D не сравнятся. После взятия крепости «Азов» в 1696 году в честь победы в Воронеже дали такой фейерверк. Люди увидели в небе, как светящейся орел дерётся со львом и побеждает его. Лев символизировал шведов, а орёл – русских. Это было как раз перед началом войны со шведами. Ещё с подачи Петра воронежцы первыми увидели оказы – агитационные картинки, то, что сегодня называется рекламой.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно



Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах