351

Тьюторы и персональный подход. Всё о частном образовании в Воронеже

Юрий Федяев / АиФ

В России наметился новый тренд в сфере образования – растёт запрос на частные детские сады и школы. Между тем доля детей, обучающихся в таких заведениях, всё равно мала.

В преддверии нового учебного года редакция «Аргументы и Факты – Воронеж» собрала за круглым столом экспертов, чтобы обсудить, почему родители выбирают частные учреждения для обучения детей и чем отличаются такие школы и детсады от государственных.

«Развитию частного образования помогла пандемия»

В чём, на ваш взгляд, причины возрастающей популярности частных школ и детских садов?

Директор школы «Вектор» Ирина Санникова: Частное образование в России начало зарождаться ещё в ХV веке и в различных форматах существовало до ХIХ века. Когда пришла советская власть, частные школы стали государственными, в 1923 году их полностью упразднили. Данная форма образования в нашей стране отсутствовала вплоть до 1992 года.

На мой взгляд, частные школы не нужно воспринимать как конкурента государственным. По статистике, в 2010 году частное образование в России занимало 2 % от всех образовательных учреждений, а в 2021 году – 6 %.

Ранее у людей было недоверие к частному образованию, но постепенно ситуация меняется, и население оценивает преимущества такого формата. Это качество, индивидуальный подход, возможность предоставить ребёнку более комфортные условия и помочь ему полностью реализоваться. На мой взгляд, спор о том, какое образование лучше – частное или государственное – не уместен. Частное надо просто воспринимать как альтернативу государственному.

Директор частной школы «Здоровый ребёнок» Любовь Бугакова: Мне кажется, что изменились современные родители. Я называю их продвинутыми. У них очень чётко сформированный запрос в отношении своих детей. Они прекрасно понимают, что хотят получить, и знают, что частная школа может дать этот результат. И отследить его в частной школе проще.

Мы понимаем, что все дети особенные, каждый развивается в своём темпе. И в частных школах можно применить персонализированный подход. Мы сочетаем всё доброе, светлое, вечное, что есть в государственных школах, с европейскими методиками. Ну и, конечно, индивидуальный подход. На мой взгляд, именно в этом ключевое отличие частных школ от государственных.

Учредитель и директор Центра китайского языка и культуры «Шанхай» Марина Сычева: Если мы говорим о том, что побуждает людей отдавать своих детей в частные сады и школы, то не стоит забывать и вот о чем: в Воронеже из-за активной и плотной застройки стали появляться такие новые районы, где застройщиком просто не предусмотрены государственные детские сады и школы. В такой ситуации родители оказываются перед выбором: либо возить ребёнка за «тридевять» земель в государственную школу/сад, где он будет 44-м в классе, либо отдать его в частную школу или детский сад недалеко от дома. Я думаю, что это все же дополнительный мотив для родителей.

Генеральный директор группы компаний «Здоровый ребёнок» Олеся Назарова: Если мы сравним Воронеж с Москвой, Санкт-Петербургом, Казанью и Сибирью, то поймём, что у нас частное образование не развито вообще. Только недавно произошёл небольшой всплеск.

С существующим законодательством открыть полноценную частную школу практически невозможно. Это получится сделать только либо с помощью серьёзных инвестиций, которые не окупятся никогда (скорее всего, это меценатство), либо выбирать форматы, которые не совсем подходят под обычную школу.

Я думаю, что нас подтолкнула пандемия. Произошёл кризис функционирования образования, когда все начали искать другие формы. Первая наша задумка о частной школе возникла в мае 2020 года, когда дети ушли на дистанционное обучение.

– Если учебным заведениям снова будет рекомендовано перейти на дистанционное обучение, ваши школы окажутся готовы к такому сценарию?

Олеся Назарова: Наш формат позволит остаться работать в прежнем режиме. Речь о небольшом количестве детей, соблюдении социальной дистанции и санитарных норм. При наличии 15 детей в классе, как у нас, это возможно.

Марина Сычева: У нас есть опыт сотрудничества с частной школой. Когда началась пандемия, они тоже уходили в онлайн-формат. Все сработали оперативно и на то, чтобы отрегулировать этот процесс, ушли считанные дни. Школа перешла на дистанционное обучение и наши занятия в ней тоже.

Вообще пандемия испытала всех нас на прочность, выявила скрытые возможности. Что касается нашего центра, то у нас благодаря ей появились новые форматы обучения, в том числе и «совмещённый». Когда к обычному занятию подключаются в режиме онлайн те ученики, которые по тем или иным причинам не смогли посетить занятие очно (приболели, уехали и т.д.). Такая возможность очень удобна для наших клиентов. Но мы пришли к ней именно благодаря пандемии.

Фото: АиФ/ Юрий Федяев

Навыки гибкости

Частные школы работают по Федеральным государственным образовательным стандартам (ФГОСам)?

Любовь Бугакова: Конечно. Мы работаем по всем программам, которые соответствуют государственным стандартам, но дополнительно применяем новые методики. Одна из них – европейская методика тьюторского сопровождения. Несмотря на то, что у нас малочисленные классы, с детьми работают сразу два педагога. Один непосредственно ведёт образовательный процесс, второй – тьютор, куратор. Это связующее звено между учеником, родителями и педагогом. Он помогает выстраивать индивидуальную образовательную траекторию каждого ребенка. Как правило, это педагоги с психологическим образованием. Они видят особенности школьника и помогают ему развиваться в нужном ритме. Этот подход уже давно положительно себя зарекомендовал.

Кроме того, в процессе обучения мы применяем методику ТРИЗ (теория решения изобретательских задач), которая также хорошо себя зарекомендовала. Всё это способствует повышению качества образования.

Ирина Санникова: Относительно ФГОСов хочу сказать, что они у нас лучшие в мире. Там прописано всё, что необходимо реализовывать в образовательных организациях, и частные школы по большому счёту ничего нового не придумывают. Мы просто ставим цель развить в ребенке всё, что предусмотрено образовательными стандартами – и критическое мышление, и развитие коммуникативных навыков и т.д.

Первый принцип работы нашей школы – персонализированный подход, когда ребёнок самостоятельно выстраивает свою образовательную траекторию. Для этого есть такие понятия, как дорожная карта и учебный модуль.

Образовательные процессы у нас тоже сопровождает тьютор. Сейчас наши педагоги проходят соответствующее обучение. Тьютора надо воспринимать как педагога-наставника, который должен научить ребёнка осознанности, чтобы у него не возникло отторжения учёбы и формировалось понимание того, к какой цели он идёт и как её добиться. В общеобразовательных школах тьюторское направление в правильном понимании ещё не реализовано.

Если ребенок после частной школы перейдёт в государственную, не будет ли для него это слишком болезненным?

Любовь Бугакова: Многие родители этим интересуются. Мы уверены, что та модель, которая у нас реализуется, будет способствовать развитию у детей навыков гибкости, благодаря которым они при необходимости смогут включиться в новый процесс в другой школе.

Педагог-психолог Юлия Горячева: Если говорить с точки зрения нейропсихологии, любой переход куда бы то ни было – это стресс, даже если это переход из класса в класс в той же самой школе. Вопрос в том, как человек его переживёт. Если он из этого выйдет победителем с новыми навыками, это будет здорово. Наша задача – обеспечить ребёнку базу, благодаря которой он с этим справится.

Что способствует формированию мотивации к учёбе у детей?

Юлия Горячева: У детей есть познавательный интерес, а обычная общеобразовательная школа делает всё, чтобы этот интерес уничтожить. Дети должны ходить по струнке, не бегать в коридоре – но это невозможно. Дети должны бегать. И для этого должно быть организовано пространство.

Любовь Бугакова: Кстати, в нашей школе очень серьёзно относятся к организации пространства, которое может видоизменяться в зависимости от потребностей ребёнка. Мы не будем заставлять детей, если нет такой потребности, например, читать исключительно сидя – почему не прилечь? Но при этом вседозволенности у нас не будет.

Юлия Горячева: Если мы готовим ребёнка к тому, что у него есть возможность читать и так, и так – в будущем ему будет проще прочитать учебник, который ему надо будет читать.

Ирина Санникова: Хочется вернуться к теме осознанности. Мы будем помогать ученикам самим решать, где они хотят себя попробовать, исключая ситуации, когда родители пытаются реализоваться через детей. Поэтому отбор учеников мы проводим не по тестам, а по собеседованию детей и родителей. Нам важно понимать, что взрослые осознают, что образование – это не дрессировка ребёнка, а создание условий для его успешной реализации. Мы смотрим на ценности семьи, и, исходя из этого, принимаем решение.

Фото: АиФ/ Юрий Федяев

«В первую очередь ребёнка надо любить»

Что вы думает о профориентации в современном образовании?

Любовь Бугакова: Профориентация у нас в стране находится на уровне нуля. Обычно она сводится ко Дню открытых дверей в вузе. Хотя тема очень серьеёзная. В наших планах работать и в этом направлении, несмотря на то, что мы ориентированы на детей до 11 лет.

Ирина Санникова: Часто в школах принято, что если ребёнок пошёл в физико-математический класс, то должен отучиться там до конца. Это в корне неверно, потому что интересы ребёнка могут меняться, и у него должно быть право попробовать себя в чём-то другом. В противном случае, вырастая, люди не могут быть гибкими и не умеют перестраиваться, не способны реализовать себя в новом направлении. В нашей школе у детей будет возможность попробовать себя в любом направлении. В том числе для этих целей у нас будет применяться нелинейное расписание.

– Гибкость в ребёнке – это врожденный навык или ему можно научиться?

Юлия Горячева: Нет, это не врождённый навык. Это элемент образования и воспитания. И я не могу разделить эти два понятия. Поэтому у меня всегда один вопрос к школе: «А воспитывать будете?».

Ирина Санникова: Ребёнок столько времени проводит в школе – заметно больше, чем с родителями. Поэтому если школа не будет воспитывать, это приведёт к краху.

Олеся Назарова: Мы так много говорим о том, что ребёнка надо воспитывать, но ведь в первую очередь его надо любить. У нас есть воспитатели в детсаду – молоденькие девочки, которым ещё надо расти профессионально. Но они безумно любят детей и берут их на руки, когда они плачут. И они выгодно отличаются от опытных воспитателей, которые знают множество методик, но даже не подойдут к ребёнку, когда он испачкается.

Любовь Бугакова: Поэтому в основы нашей концепции заложены основы гуманной педагогики.

Юлия Горячева: Пока ваши слова не станут нормой, у нас не будет будущего.

– Давайте поговорим о допобразовании. Марина, расскажите об истории возникновения Центра китайского языка и культуры «Шанхай».

Марина Сычева: Мы начинали со школы китайского языка. Открылись семь лет назад. Со временем школа превратилась в настоящий центр со множеством курсов. Например, помимо языковых, у нас есть курсы каллиграфии, китайской живописи, истории Китая.

Открываясь, мы руководствовались тем, что китайская культура – одна из древнейших и интереснейших культур мира, и что познать и хоть как-то приблизиться к ней можно только через язык. Китайский язык удивительный! При его изучении задействованы оба полушария, включается образное мышление, что способствует полноценному развитию человека, расширяются его горизонты, обогащается мировосприятие. Уже когда мы открывались намечалась тенденция перспективности изучения китайского языка и высокой монетизации этих знаний. В настоящее же время китайский язык все больше набирает обороты. Актуальность и перспективность его изучения уже неоспорима.

В первые три года работы нашей школы к нам в основном приходили взрослые люди, которые хотели узнать что-то новое, овладеть языком с целью путешествовать по этой стране, открыть свой бизнес и сотрудничать с Китаем в экономическом плане. В последние же годы средний возраст наших учеников значительно помолодел. Родители отдают детей, хотят разносторонне развивать их, открывая им двери в светлое будущее. А китайский язык – очень перспективный. К тому же в наше время у людей появляется все больше возможностей учиться не только на Родине, но и за рубежом, и в частности, в Поднебесной. При этом стоимость сопоставима с обучением в России. Мы просвещаем и информируем учеников в этом вопросе, устраивая специализированные мероприятия на тему образования в Китае.

А последние два года было и вовсе несколько удивительных случаев обращения к нам. Когда родители хотят отдать ребёнка на английский или французский, но он сам хочет учить китайский язык. Родители сначала сопротивляются, но потом сдаются под упрямством своего ребенка, и приводят к нам на занятия. Самое удивительное, что возраст таких «требовательных» и «упрямых» детей едва превышает восемь лет.  

Что касается того, кому проще постигать китайский – взрослым или детям – то всё индивидуально, но в большинстве случаев, на наш взгляд, дети делают большие успехи в этом нелегком деле. Возможно, это связано с их «привычкой» учиться и пока еще несформированным стереотипным мышлением.

Вопрос к бабушке восьмилетней ученицы центра «Шанхай» Галине Суитсер: почему вы решили отдать внучку на китайский язык?

Галина Суитсер: Я человек старой закалки. То, что не реализовала сама, пыталась реализовать в детях. Поэтому старшая дочь в своё время в совершенстве выучила английский язык, занималась музыкой. Младшую дочь я отдала в танцы – она занималась ими 11 лет. Когда появилась внучка, я решила найти новое направление и начать с самого сложного – китайского языка. Маше было интересно с первых занятий. Осенью будет уже три года, как она с удовольствием занимается китайским. Пока внучке нравится, что будет дальше – не знаю.

Вопрос о стоимости обучения. По данным Воронежстата за январь-март 2021 года, средняя номинальная зарплата в регионе составляет 45 361 рубль. На семьи с каким достатком рассчитано обучение в частных школах?

Любовь Бугакова: С учётом той суммы, которую вы озвучили, и того факта, что в семье работают оба родителя, то воронежцы вполне могут позволить себе отдать ребёнка в частную школу.

Ирина Санникова: Если учесть сборы в государственных школах на уборку, учебно-методические материалы, шторы, затраты родителей на репетиторов – то плата за обучение в частных школах если и будет больше, то ненамного. У нас все эти траты включены в стоимость. О репетиторах хотела бы сказать отдельно. Ученикам наших школ дополнительная подготовка к экзаменам не потребуется.

Этим летом премьер-министр Михаил Мишустин выделил почти 44 миллиарда рублей на строительство новых школ. Почему, на ваш взгляд, количество таких учебных заведений растёт, а родители остаются недовольны качеством образования?

Ирина Санникова: Те финансы, которые заложены властями на рождаемость, не сопоставимы с финансами на образование. Дети рождаются – школы за ними не успевают, мест не хватает. В классах бывает и по 50 человек. В таких условиях учесть все индивидуальные особенности ребёнка нельзя. Плюс большая кадровая проблема. В частности, в сфере образования работает много педагогов старой закалки, которые негативно относятся к новаторству.

Олеся Назарова: Ещё проблема в том, что профессия учителя перестала быть престижной.

Что нужно делать для того, чтобы частное образование развивалось?

Олеся Назарова: Самое главное, чтобы нам никто не мешал и не вставлял палки в колеса. Важно понимать, что в частных детсадах и школах главные судьи и проверяющие – не СЭС, не прокуратура, а родители. Если мы будем плохо работать – они никогда не приведут к нам детей.

Марина Сычева: Ещё не менее важно, чтобы росло общее благосостояние семей и уровень жизни населения. Уверена, что огромное количество родителей с удовольствием отдали бы своего ребенка в частный детский сад и школу, если бы имели для этого материальную возможность. Ну и конечно, не менее важно, чтобы те принципы работы частных учреждений, которые были озвучены на этом круглом столе, в полной мере воплотились в жизнь.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно



Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах