aif.ru counter
1056

«Готов ли ты на подвиги?» Почему молодые специалисты не идут в учителя

В редакции «АиФ-Воронеж» прошел круглый стол на тему: «Школам не хватает молодых кадров». Эксперты выдвинули свои версии, почему молодежь неохотно идет работать в школу, и попытались найти пути решения проблемы.

За круглым столом собрались начальник отдела организации предоставления общего образования регионального департамента образования, науки и молодежной политики Оксана Кузнецова, представитель программы «Учитель для России» в Воронежской области Вероника Сергеева, учитель математики СОШ №62 Анастасия Белеванцева, студент Воронежского педагогического университета Дмитрий Самойлов, заведующая отделением профориентации и трудоустройства Губернского педагогического колледжа Елена Комова и ведущий менеджер по маркетингу и PR макрорегиона «Юг» HeadHunter Екатерина Каркоцкая.

Фото: АиФ

Ожидание и реальность

Фаина Мания, «АиФ-Воронеж»: Оксана Валерьевна, расскажите, какой средний возраст учителей в нашем регионе? Много ли среди них молодых специалистов?

Оксана Кузнецова: Молодых педагогов на текущий учебный год было принято по всей области 222 человека. Из них 137 – по Воронежу. От общего числа педагогических работников в Воронежской области – 17400 человек – недавние выпускники вузов в возрасте до 25 лет составляют лишь 5%. Средний возраст педагогов в регионе – 45 лет. При этом большая часть находятся в возрасте от 45 до 55 лет. Чтобы омолаживать кадры, необходимо ежегодно принимать 300-400 молодых специалистов. То есть практически в два раза больше, чем приняли мы в этом учебном году.

- В каких специальностях существует нехватка педагогов?

Оксана Кузнецова: Около четырех тысяч педагогов совмещают должности по смежным специальностям – например, химию и биологию или математику и физику. Их знания позволяют это делать. Но порядка двух тысяч педагогов составляют так называемую «болезненную» нишу и, совмещая, занимаются не всегда тем, что умеют. К таким предметам относятся физкультура, ИЗО, иностранный язык. От этого качество образования никаким образом лучше не становится.

- А какая ситуация сегодня на рынке труда в сфере образования? Наблюдается ли спад в регионе среди соискателей на должность педагогического работника?

Екатерина Каркоцкая: На профессиональную область «Наука и образование» в Воронеже приходится 1,5% размещенных на сайте HeadHunter вакансий и 1,5% от всех размещенных резюме. 4700 кандидатов указывают в своей специализации «преподавание». Если посмотреть в динамике на количество вакансий, то говорить о спаде спроса мы не можем. Так, в 2017 году было размещено 800 вакансий, в 2018 – 900 вакансий, и уже в этом году мы видим положительную динамику – к середине апреля размещено 400 вакансий. С каждым годом растет и количество размещенных резюме. Но мы связываем это еще и с тем, что год от года растет популярность поиска сотрудников и работы в интернете. В  частности, молодые специалисты ищут работу только в интернете. В связи с этим мне очень хочется порекомендовать школам размещать свои вакансии в интернете. К слову, для бюджетных учреждений размещение на площадке HeadHunter происходит на льготных условиях – они могут бесплатно публиковать вакансии и искать специалистов.

- Много ли молодых специалистов ищут работу в сфере образования?

Екатерина Каркоцкая: Всего на профобласть «Начало карьеры» в Воронеже приходится очень много специалистов. Она занимает на сайте HeadHunter первое место. Среди этих молодых специалистов около 6% выбирают сферу «Наука и образования». При этом начинающие специалисты рассчитывают на зарплату в диапазоне от 15 до 30 тысяч рублей. Насколько мне известно, зарплата в российских школах варьируется от 8 до 18 тысяч рублей. Но для молодых специалистов найти работу – критично. И ради трудоустройства большинство готовы снизить свои зарплатные ожидания.

- Оксана Валерьевна, учителя, действительно, получают 8 тысяч?

Оксана Кузнецова: Нет. В Воронежской области оклад составляет 10200 на ставку учителя. Меньше никто из учителей не получает. А общая зарплата варьируется в зависимости от коэффициентов. Так, для молодых специалистов предусмотрены надбавки. Причем в селе они несколько выше, чем в городе. Минимальный коэффициент составляет 1,2. Выходит, что меньше 12240 рублей молодой учитель не будет получать. А в селе, с учетом всех надбавок, его зарплата может составлять около 19 тысяч.

- Елена Викторовна, а на какую зарплату претендуют студенты вашего колледжа?

Елена Комова: У многих представление о зарплате завышенное. Студентам хочется получать гораздо больше того, что они будут иметь на самом деле. При этом многие хотят жить по принципу «больше денег, меньше работы». Но в нашей среде это невозможно. Минимум, который бы нашим студентам хотелось получать, работая в школе, - 25 тысяч рублей. Максимум – в районе 40 тысяч. Каждый раз, когда я это слышу, прошу студентов «спуститься с небес». Но я подтверждаю слова Оксаны Валерьевны, что в селах наши студенты получают больше, чем в городе. Мы отслеживаем судьбу наших выпускников и спрашиваем, в том числе, и о зарплате. И разница в зарплате между нашими бывшими студентками, одна из которых работает в городской школе, а другая - в Семилуках, достаточно приличная – в 10 тысяч рублей.

- Дмитрий, вы доучиваетесь в магистратуре педуниверситета и уже работаете в школе учителем истории. У вас тоже были изначально завышенные зарплатные ожидания?

Дмитрий Самойлов: Нет. Я знал, на что иду. Когда я только устроился в школу, у меня была зарплата в 15,5 тысяч рублей. Я понимал, что мне потребуется подработка. Мы задаемся вопросом: «Почему так мало молодежи идет работать в школу?» Но ответ лежит на поверхности. Сможет ли молодой человек на такую зарплату содержать семью? Вряд ли.

«Закончу вуз и пойду в продавцы»

- Получается, что в педагогические вузы поступают те, кто, несмотря на низкие зарплаты, видит в обучении детей свое призвание?

Елена Комова: Далеко не всегда. Я часто слышала от своих студентов, что при поступлении их подталкивали родители, мотивируя это тем, что педагогика – это престижно. А когда спрашиваешь у ребенка, что он хочет, слышишь в ответ: «А я еще не определился». Есть те, кто на четвертом курсе понимают, что выбрали не ту сферу деятельности. Некоторые решают по окончании учебы снова поступить в вуз, но уже на другую специальность. А есть те, кто заявляют: «Получу диплом и пойду работать в магазин продавцом». Каждый раз мне становится очень жалко таких ребят. Зачем они теряют четыре года? Ради прихотей родителей? К сожалению, у нас до сих пор присутствует авторитарность в воспитании детей.

Оксана Кузнецова: Мне кажется, в тех случаях, где «родители захотели», у ребенка не было никаких своих желаний. Возможно, с ним велась недостаточная профориентационная работа. Ведь в определенном возрасте у ребенка выявляют склонности к тем или иным сферам деятельности. Конечно, этим должны заниматься родители. Но сегодня многие родители вынуждены заниматься зарабатыванием денег. Они видят ребенка по вечерам, и на вопросах: «Как дела? Уроки сделал?» их общение заканчивается.

Анастасия Белеванцева: Я думаю, что в педвузы поступает несколько категорий абитуриентов. Первая – те, у кого есть перед глазами личный пример замечательного учителя. «Он меня вдохновил, и я тоже хочу работать с детьми», - рассуждают они. Вторая категория – те, кто пошел по стопам родителей. К ней, например, отношусь я. Так я стала учителем в третьем поколении. И третья категория, самая немотивированная, «я никуда не поступил, подам документы в педагогический вуз, там ведь проходной балл ниже». И это категория риска. А ведь в будущем такой абитуриент может пойти работать в школу. Чему он научит детей, если у него самого нет ни желания, ни мотивации?

- А разве такие студенты по окончании вуза идут работать в школу? Если у них нет мотивации учить детей, на высокую зарплату они тоже претендовать не могут – зачем им это?

Анастасия Белеванцева: Тем не менее, они пробуют работать в школе. Недавно я ехала с таксистом, и он признался, что был учителем физкультуры. Он проработал какое-то время в школе, а потом понял, что это не его сфера.

Елена Комова: Самое страшное, на мой взгляд, когда немотивированный учитель приходит работать в начальную школу. Он ничего не сможет вложить детям. А ведь то, что посеешь в начальной школе, то потом, в 11-м классе, будешь пожинать. Поэтому мы всегда своим студентам пытаемся донести: «На вас лежит большая ответственность, нежели на учителях, которые работают в среднем и старшем звене. Именно вы закладываете умение и желание учиться, помогаете добывать знания».

Дмитрий Самойлов: Я знаю многих студентов, которые получают педагогическое образование, но не идут работать в школу. Они и не собирались изначально. Кроме того, плохо знают предмет. А учитель должен знать свой предмет превосходно. Иначе чему он сможет научить? Тому, что прочитает в учебнике. А ведь учебники пишутся не для учителей, а для учеников. Но здесь существует и еще одна серьезная проблема. Она связана с подготовкой педагогических кадров. На протяжении пяти лет, что я обучаюсь, у нас все сильней урезали часы на изучение специальных исторических дисциплин. А сможет ли вчерашний студент грамотно преподавать историю, не зная, например, историографию?

Фото: АиФ

«Работа учителем – это подвижничество»

- В 2015 году в стране запустили программу «Учитель для России». Она призвана привлечь в российскую систему школьного образования молодых специалистов. Вероника, расскажите о программе подробней.

Вероника Сергеева: Программу придумали 25 лет назад в Америке, затем эту модель стали использовать в других странах, в том числе и в России. Ее запускают как ответ на проблему нехватки педагогов в школах и для повышения качества образования. Сегодня программа «Учитель для России» успешно функционирует в шести регионах - Московской, Воронежской, Калужской, Тамбовской, Новгородской и Нижегородской областях. По статистике, молодые педагоги уходят из школы, проработав лишь год. Причин несколько – тяжело, не хватает образования, которое дают педагогические вузы, или, например, не поддержал коллектив. Именно поэтому мы готовим человека к работе в школе. Кроме того, в течение двух лет мы поддерживаем учителя, оказываем методическую помощь. У него есть куратор, который смотрит, как он ведет уроки, дает советы. Немаловажно, что участнику программы оказывается финансовая поддержка – он получает ежемесячную стипендию в размере 20 тысяч рублей. Если участник переезжает в другой город или населенный пункт своего региона, он получает дополнительно еще 15 тысяч рублей ежемесячно на оплату жилья. Через два года участия в программе человек получает диплом Высшей школы экономики, который дает право преподавать в школе. Так, мы приводим в сферу школьного образования молодых специалистов, которые хотят работать с детьми, но не имеют специального педагогического образования.

- Как стать участником программы?

Вероника Сергеева: Формальный критерий – наличие любого высшего образования. Тот, кто хочет присоединиться к программе, проходит многоступенчатый отбор – заочный и очный. Если он успешно справляется с заданиями, его компетентность не поддается сомнениям, он может идти работать в школу. И, как показывает статистика, после двух лет работы в рамках программы 95% выпускников остаются в системе образования. Из них 30% - в своих школах.

Анастасия Белеванцева: У меня нет специального педагогического образования. Я закончила ВГУ, и по образованию - программист. Но благодаря программе «Учитель для России», через которую я сама прошла и сейчас являюсь куратором ее новых участников, у меня есть право преподавания в школе.

- Несмотря на ряд проблем, работа учителем однозначно имеет и свои плюсы. Не оставила бы иначе Анастасия прибыльную сферу программирования ради школы…

Анастасия Белеванцева: Для меня школа – это не работа. Это о смыслах, о ценностях. Это профессия «человек-человек», она живая, настоящая. «Человек-техника» - это не мое. Эти детские искренние глаза, то тепло, которое ты получаешь от своих учеников, стоит многого. Да, в эту сферу нужно вкладывать силы. Но когда ты видишь результат, забываешь про затраченные усилия.

Дмитрий Самойлов: Работа учителем – это подвижничество. Каждый, кто собирается становиться учителем, должен спросить себя, готов ли он на подвиги. Если не готов, то лучше за это не браться.

Вероника Сергеева: Учитель – очень разносторонняя и многогранная профессия. Если ты научился контролировать 30 совершенно разных детей, смог вложить в каждого знания, тогда для тебя уже не существует невыполнимых задач. Жаль, что профессия учителя недооценена.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно



Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество