Примерное время чтения: 7 минут
576

Наука жить в мире. Как беженцы из Малороссии стали коренными воронежцами?

Тревожные события последних недель отзываются в Воронежской области особым образом, ведь она густо заселена малороссами и, как утверждают историки, вместе с Курской, Белгородской и Харьковской областями входит в особый регион – Слобожанщину.
 
Исторические судьбы совершают причудливые и подчас трагические изгибы: если на западной прикарпатской окраине Русского мира малороссов искусственно противопоставили братьям-великороссам, то на нашей земле обе ветви одного народа переплелись в неразделимое целое. Многовековой слобожанский опыт может стать источником мудрости, дружбы и взаимопонимания, которые сегодня нужны, как никогда. 
 

На новую родину

В последние годы мы неоднократо слышали заявления с украинской стороны о том, что Воронежская область должна стать частью Украины. И даже в школьных атласах, которые издаются в Незалежной, окрестности Острогожска, Богучара, Калача, Новохопёрска, Бутурлиновки вместе с Курской и Белгородской областями обозначены как «украинская этническая территория». Есть ли для этого основания?
 
История Слобожанщины берёт начало в бурном XVII веке, когда на территории Украины то и дело вспыхивали казацкие восстания, которые жестоко подавлялись польской шляхтой. К границам Московского государства потянулись вереницы возов с малороссийскими переселенцами.
 
«Впервые они оказались в наших краях в 1640 году – их поселили в слободе Ендовище: сегодня это село в Семилукском районе, – рассказывает историк Николай Сапелкин. – Казаки переселились с сохранением всей иерархии, ими продолжал управлять их атаман. И сегодня в Воронеже распространены фамилии Нечуговский и Маньков, которые происходят как раз из этого села». 
 
События той далёкой поры удивительно напоминают сегодняшние перипетии. Поток беженцев рос с каждым десятилетием. Многие казаки переселились в пределы Русского царства в 1651 году, после тяжёлого поражения от поляков под Берестечком. А после смерти Богдана Хмельницкого, когда в Малороссии началась Руина – чехарда гетманов русской, польской и турецкой ориентации,Слобожанщина стала ещё привлекательнее. 
Черкасам, а именно так в XVII веке чаще всего именовали малороссов, предлагали селиться в Алыме — нынешнем селе Касторное Курской области, а также в воронежских Землянске, Урыве, Коротояке, Острогожске и других городах и сёлах. 
 
Переселенцы получили широкие права: могли беспошлинно торговать, владеть землями, мельницами, рыбными ловлями, содержать шинки (кабаки) и безоброчно «курить» вино. Были розданы и хорошие подъёмные — от четырех до восьми рублей. Переселенцев стали называть «хохлами» и в этом не было ничего обидного – казаки носили чубы-оселедцы, и это выделяло их из остальной массы населения. 
 
 

Непростое соседство

Тем не менее, и в прошлом не всё происходило гладко.
 
«Бывали случаи, когда казаки-малороссы нарушали присягу московскому царю, - отмечает историк. – В начале 40-х годов XVIIвека их разместили на одном из самых опасных участков продвижения крымских татар – в селе Костёнки. Но на третий год жизни поселенцы, никого не предупредив, ушли».
 
А в 1670 году начальник Острогожского казачьего полка Иван Дзиньковский открыл ворота города для повстанцев Степана Разина. Те убили подьячего и воеводу, а московских стрельцов полковник посадил на цепь в своём дворе. Но часть казаков во главе с сотником Герасимом Карабутом остались верны присяге, и уже через несколько дней разоружили восставших, арестовалиДзиньковского и вызвали на подмогу соседних воевод.
 
Вообще между казачьими полковниками и воеводами, местными жителями и хохлами часто возникали споры по, казалось бы, пустяковым поводам. Так, чтобы жарким летом молоко не прокисало, а квас оставался холодным, великороссы опускали в кринку лягушек, а малороссы – черепах. На Пасху малороссы освящали поросят. Местные великороссы, которые свиней не выращивали и прежде не видели, думали, что хохлы несут в церковь сурков, и, конечно, возмущались. Хохлы гордились своими чубами, а воевода разъяснял, что христианам «православной веры греческого закона» непристойно в таком виде появляться в храме.
 
Самих переселенцев очень удивляло принятое тогда у великороссов двоеперстие — тем более что вскоре из Москвы пришло указание креститься тремя перстами: началась борьба со старым обрядом.
 
Быт черкасы вели по-своему. Белёные хатки, крытые камышом или соломой, палисадники, поросята и необычайно красивое пение по вечерам. Со временем малороссийский колорит стал неотъемлемой приметой воронежской глубинки.
 
 

В чужих интересах

Совсем по-другому сложилась судьба западных русских земель, которые с подачи поляков всё чаще стали называть Украиной, или окраиной – именно в таком значении это слово встречается в средневековых летописях. В фольклоре и документах можно найти рязанскую, сибирскую и прочие украины. Прикарпатская часть – Галиция –после разделов Польши в конце XVIII века оказалась под властью австрийских монархов. 
 
«Вена, как прежде Варшава, была заинтересована убедить местное население в том, что оно не имеют никакого отношения к великороссам, - говорит Николай Сапелкин. – Так появилась идея украинства. Одновременно под влиянием польской интеллигенции похожие процессы шли и на малороссийских землях Российской империи. Возникло Кирилло-Мефодиевское братство, Николай Костомаров написал провидческую работу «Две русские народности». Царское правительство ответило репрессиями – историк получил год в одиночной камере и десять лет в ссылке в Саратове. Но украинство стало развиваться подпольно, при поддержке из-за рубежа и приняло радикальный характер». 
В результате уже к 1917 году провозгласившая себя новой властью киевская Центральная рада стала претендовать на Кубань и Слобожанщину. К счастью, осуществить эти планы «самостийники» не смогли. Но победившим большевикам всё же пришлось считаться с сепаратизмом. Они провозгласили Украинскую советскую социалистическую республику и тем самым закрепили идею разделения на государственном уровне. 
 

Навеки вместе?

«А на воронежской земле потомки переселенцев из Малороссии об этих процессах и идейных столкновениях даже не подозревали, - продолжает учёный. – Тут жили трудолюбивые люди, которые всегда считали себя добропорядочными подданными Российской империи, но одновременно практически в первозданном виде сохранили уникальный малороссийский диалект, который принесли на нашу землю их предки».
Тем не менее в конце 20-х годов прошлого века опасные тенденции пришли и к нам: стала разрабатываться и внедряться программа коренизации. В районах, населённых малороссами, делопроизводство и систему образования перевели на украинский язык. На двух языках стала выходить и областная газета «Коммуна». 
 
Харьковские идеологи украинизации – Багалей и Грушевский – предлагали даже присоединить часть Центрально-Чернозёмной области к Украине. К счастью, нашему региону удалось избежать судьбы Крыма и Донецка – от ЦЧО был отторгнут только город Путивль. Во многом это заслуга профессора Воронежского госуниверситета Сергея Введенского, который составил свою справку и показал, что Харьковщина, Белгородчина и Воронежский край уже в XVII веке были частью России. Активная общественная позиция дорого стоила учёному – в 1930 году Сергей Николаевич был арестован и провёл пять лет в заключении.
 
Закончилось всё одномоментно сталинской запиской от 1933 года. «Мы, - писал Сталин, - подорвали основы великорусского шовинизма для установления национального равенства. Но ввиду того, что борьба эта велась нередко националистическими элементами не всегда по-большевистски, не всегда во имя интернационализма, нередко национализм великорусский заменялся национализмом украинско-галицким, и вместо национального равенства получалось неравенство».
 
И вот,«украинские» районы и школы были ликвидированы, делопроизводство в госучреждениях и преподавание вновь перешло на русский язык. Словом, политика коренизации была свёрнута, и сегодня часто вспоминается как исторический курьёз. Тогда же воронежские малороссы стали активно перемешиваться с великороссами – потомками крестьян-однодворцев и переселенцев из более северных областей. 
В итоге воронежские хохлы с Украиной себя почти не ассоциируют. К тому же их звонкая, певучая речь, наследие днепровских диалектов, имеет мало общего с современной украинской «мовой». 
 
Сегодня мы переживает тяжёлые времена, но ясно, что это не навсегда. Рано или поздно наступит время жить в мире и ладить друг с другом. И в этом общем будущем окажется востребован опыт единения, выработанный на просторах Черноземья. 
 
Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно



Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах